Rock Oracle - E-CRAFT: ВОСТОЧНОЕ ВОСПИТАНИЕ

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Публикации на сайте

ecraft, ebm

12 декабря немецкая EBM-бригада E-Craft выступит на XII Moscow Synthetic Snow Festival в клубе “Театръ”. Накануне своего первого визита в Россию основатель группы Гвидо шутит по поводу ГУЛАГа и с нежностью вспоминает Советский Союз. И хотя он всеми руками выступает за демократию и либерализм, его песни исполнены критикой капитализма и современного общества. Ничего не поделаешь, строгое восточное воспитание дает о себе знать. А о том, чего еще ожидать от одной из самых успешных ЕВМ-групп Германии, вы можете узнать из эксклюзивного интервью, которое Гвидо дал RockOracle.ru.

От вас уже семь лет ничего не слышно? Чем вы занимались все эти годы?

В принципе мы никуда не исчезали. Как и всегда, мы давали много концертов, часто выезжали заграницу, занимались продюсированием других групп и ремиксами.  

Какова история вашего нового альбома «ReArrested»? Когда вы его записали?


Уже давно было очевидно, что мы должны выпустить новый альбом. Ранее “ReArrested” планировался как ЕР. Наш прежний лейбл планировал выпустить его в 2010 году. Но у нас возникло много проблем при разрыве контракта с лейблом, в результате чего процесс выпуска пластинки сильно затянулся. Прежде чем переходить на новый лейбл, мы хотели полностью вернуть авторские права. Все должно было происходить шаг за шагом. А когда на наше еще неофициальное предложение о контракте откликнулись все специализированные издающие компании, нам стало ясно, что мы можем повременить. Так и пришло решение выпустить не ЕР, а альбом. Так или иначе «ReArrested» обязательно бы увидел свет.

«ReArrested» – так назывался ваш тур в 2007 году. Это как-то связано с новым альбомом?

Нет, это было совпадением. Те гастроли прошли так здорово, что мы решили назвать так наш следующий альбом. Ведь название альбома должно цеплять.

В том же 2007, когда вы выпустили альбом «Unsocial Themes», об этой пластинке ты сказал, что это ваша лучшая запись. Сложно было работать после того, как вы создали «свой лучший альбом»?

Нет, в плане творчества сложностей совсем не было. Только лишь правовые передряги с лейблом делали выпуск альбома невозможным. Мы четыре года боролись за авторские права.

Тебе все еще кажется, что «Unsocial Themes» такой хороший альбом? И как ты оцениваешь ваше новое творение?

Как и прежде, я считаю, что это очень сильная работа! Песни «RevoltsBlood», «Leid-Tier» и даже «Feindfahrt» показывают наш стилистический спектр. Альбом звучит именно так, как мы того хотели. Наш новый альбом «ReArrested» является для нас вершиной на данный момент. С каждой песней мы продолжали развивать звучание ЕС, вдохновляясь при этом новыми и непривычными влияниями. Нам все удалось очень хорошо, и работа проходила гладко. Помимо нашего лейбла Infacted, лицензию на альбом получили еще две фирмы в Америке и Азии.

В своем творчестве вы всегда затрагивали много общественно-политических тем. На новом альбоме тоже можно услышать критические пассажи?


Мы все также абсолютно социально-политически ангажированы. Однако и на этом альбоме мы не объявляем, к какому политическому лагерю мы себя причисляем. Мы за демократию, но мы также гордимся нашим прошлым и нашим воспитанием. Последние десять лет я принимал активное участие в либеральном лагере своего города. Но я заметил, что политические установки и действия моей партии не имеют ничего общего с основами либерализма, ей управляли лоббисты, карьеристы и те, кто просто искал во всем выгоды. В 2012 году я сдал свой партбилет. При этом я остался последовательным и верным своему характеру, гордости и своим взглядам.

Я был членом Свободной демократической партии Германии, которая в свое время была правящей партией. Сейчас же по вышеизложенным причинам эта партия на дне. На последних выборах в Бундестаг избиратели наказали партийцев, и из-за недостатка голосов партия больше не имеет представителей в парламенте. Ну, и хорошо!

Сегодня нет музыканта, который бы не ругал современную электронную сцену. Есть ощущение, что все главные хиты были написаны в восьмидесятых-девяностых годах. Как ты считаешь, почему? Есть ли сегодня достойные музыканты на вашей сцене?


Технический прогресс избавил молодежь от необходимости работы с модульными системами при записи электронной музыки. Теперь с помощью элементарных средств можно выпускать дешевки. С актуальным программным обеспечением больше нет необходимости напрягать мозги. Сегодня популярно выпускать только танцевальные секвенсорные треки. К сожалению, настоящие песни, созданные с чувством, глубоким значением и эмоциями, не пользуются спросом.

Я лично не знаю ни одного клубного хита, выпущенного за последние семь-восемь лет, который оставался бы хитом до сегодняшнего дня. В то же время диджеи и сегодня ставят хиты FLA и Front 242. Эти песни были и остаются на все времена! Это и отличает группы тех лет и даже нас. Мы мыслим себя музыкантами, которые еще могут выпускать настоящие композиции и песни.

Как думаешь, а может, музыка изменилась, потому что изменилось общество?

И наша музыка менялась от альбома к альбому. Общественная ситуация примерно одна и та же: есть плохое и хорошее, негативное и положительное. Основной фон остается одинаковым. Я не очень понял этот вопрос… Пропаганда государственных СМИ, коррупция, двойные стандарты… все как раньше. Для музыкального творчества еще достаточно топлива. То, как общество функционирует и как мы, все люди, в нем живем и его воспринимаем, не вопрос идеологии или веры! Это лишь отражение отвратительных особенностей характера человека. Жадность и зависть – худшие человеческие черты. Непостижимо, что именно эти черты являются в то же время двигателем общества и человечества. Порочный круг.

ecraft

В одном интервью ты сказал, что вы восточные немцы до мозга костей. Прокомментируешь?

В наших сердцах – да. У нас общее прошлое в общем государстве, которое некогда было моей родиной. Конечно, тогда была другая общественная система. Но именно это время отличает нас положительно. Воспитание было строгим, но в то же время оно выражало больше человечности и честности. Капитализм, напротив, являет собой общественный выкидыш худших человеческих черт. Любовь к ближнему, сочувствие и эмпатия – таких понятий здесь не существует.

Ты много лет прожил в США. Какая сцена, европейская или американская, нравится тебе больше?

Американская сцена имеет куда более простую структуру, там все разбито на жанры: индастриал, андеграунд. Но мы, немцы, не любим разбивать все на категории и анализировать. От этого абсолютного мышления с раскладыванием всего по полочкам меня лично просто выворачивает! Я не понимаю, почему люди говорят об олдскул-EBM. Что именно это такое? Это какая-то фикция, которая просто бесит! Полагаю, можно сказать, что в девяностых мы играли олдскул-EBM. Но, по-моему, это неправильно. Тогда мы просто играли музыку, соответствующую тому времени. С помощью средств, которые тогда были доступны.

Как изменила тебя жизнь в США?


С 2001 года я слишком часто бывал в Америке. Мы постоянно там выступали в первой половине прошлого десятилетия. После нашего первого крупного тура по Штатам в 2003-2004 годах я то и дело разрывался между своим родным городом Шталинштадтом и Колорадо. Ну… типа, любовь. Куда она только не закидывала человека. Это было непродолжительное, но очень хорошее, полное событий и опыта время. И оно занимает важное место в моем сердце.

Расскажи немного о вашем детстве и юношестве?


Наша юность прошла под знаком социализма. Дисциплина, народность, спортивное воспитание, и любовь к родине. Все как в СССР. Нас учили держаться вместе, друг за друга и помогать тем, кто слабее. Как и все подростки, мы тоже любили подебоширить. Когда Германия объединилась, нам было всего по пятнадцать лет. Было сложно определиться, потому что надо было найти и отвоевать свое место в этом новом обществе. Мы, несомненно, испытали и все хорошее, и все плохое. И это было по-настоящему интересное крутое время, когда мы, пройдя самые разные испытания, стали мужчинами.

А у вас есть песни, посвященные вашему «восточному воспитанию»?

«Stahlinist» с нашего первого альбома «Die Stahl AG» (1996).

Некоторое время назад вы выступали на боксерском бое. Вам понравилось?

Это был совершенно новый опыт по сравнению с выступлением перед публикой, к которой мы привыкли. И это было первоклассно!

А вы вообще смотрите бокс?

Все меньше. У нас случаются общие душевные посиделки перед телевизором во время матча. Ян боксировал в молодости. А мы дрались в основном на футбольных матчах и на улицах. (Смеется)

А как случилось, что вы заинтересовались электронной музыкой? Что вас привлекло в этом направлении?

В ГДР электронная музыка была неотъемлемой частью молодежного движения «Свободная молодежь Германии». Depeche Mode, F242, FLA, Skinny Puppy и Kraftwerk и так далее – они всегда были лучшими.

ebmВы ведь начинали примерно в одно время с Funker Vogt и Tyske Ludder. Вас связывает что-то больше, чем музыка?


Мы всегда пересекались на фестивалях, всегда вместе тусовались. С Tyske Ludder нас связывает уже многолетняя дружба ремиксеров. Да и вообще мы же все «электро-деды». Мы симпатизируем друг другу! Мы празднуем каждую нашу встречу. Не правда ли, Олаф?

А сцена сейчас другая, чем в те времена?

Сегодня сцена мало чем отличается, от тех времен. Все те же мрачные пьяные типы. Время от времени измазанные кровью и пудрой. Иногда со светящимся неоновым браслетом. Ни лучше, ни хуже. Просто немного по-другому.

Сейчас вместе с Йенсом Кестелем из Funker Vogt вы работаете над новым альбомом. На какой стадии сейчас ваше сотрудничество? Что это будет за музыка?


К концу года мы закончим записывать вокал, и все будет смикшировано. Первый сингл планируется в начале 2015, и вскоре после этого должен выйти альбом! Этот проект отличается от Е-Сraft и Funker Vogt. Хотя эта запись будет очень жесткой, как того и стоит ожидать от трех первоклассных фронтменов. Но сами композиции будут весьма неожиданными. Кроме того, будут и очень эмоциональные баллады. Такого от нас точно никто не ждет. Обязательно будет много песен на немецком – проще и минималистичнее, чем у Е-Сraft, более монотонные, но и более грязные и менее похожие на гимны, чем песни Funker Vogt. В общем, совершенно новая группа, чьи музыкальные корни, тем не менее, очень легко распознать. И так и должно быть. В этом сходимся я, Ян и Йенс. Это будет чума!

Сообщения о вашей совместной работе появились вскоре после того, как Йенс ушел из Funker Vogt. Когда же вы начали работать над вашим проектом?

Для меня это тоже оказалось большим сюрпризом. О том, что Йенс ушел из группы, я узнал в конце 2013 из прессы. А идею нашего совместного проекта нам подал лейбл Infacted, потому что очень много журналистов писали о том, что ЕС и FV находятся на острие немецкого EBM и являются самыми успешными немецкими представителями данного направления во всем мире.

После выхода «Re-Arrested» в конце мая этого года нам позвонили с Infacted и спросили, представляем ли мы себе совместный проект с Йенсом Кестелем. А именно это и могло бы стать наиболее продуктивным симбиозом обеих успешных групп. Йенс выдающийся крикун и фронтмен. В отличие от других певцов, его голос ни с кем не спутаешь. Нам эта идея показалась очень интересной. Infacted очень быстро подготовили контракт. После дальнейших телефонных переговоров и общих встреч, мы прониклись друг к другу. Сказать по правде, иногда Йенс очень эгоцентричный тип, но как музыканты мы далеко пойдем. Мы ведь тоже не ангелы.



Семь лет назад ты сказал, что ваш приезд в Россию крайне маловероятен. Что ты испытываешь сейчас, когда вы все-таки собираетесь выступить в Москве?

Хотя тогда многие российские промоутеры предлагали нам организовать концерты, и лицензии на наши альбомы были у двух российских лейблов (AMG и Gravitator Records, – прим. авт.),  у нас никак не получалось приехать в вашу страну. Поэтому мы так радуемся, что мы, наконец, сыграем в стране, бывшей нашим братским государством во времена Советского Союза. Всем, кто придет – большое спасибо и Nastrowje!

Чего ожидать публике от вашего выступления в Москве?


Я не думаю, что российская публика хорошо знакома с нашей музыкой, поэтому и ожидать им ничего не стоит. Да и мы ничего не ожидаем! Либо это «сработает», мы понравимся публике, или – нет. Мы надеемся на честную и уважительную встречу. И постараемся сделать незабываемое шоу, которое придется по нраву «русской душе». Мы ведь не хотим отправиться в ГУЛАГ. (Смеется) Как бы то ни было, после тихого интро мы сразу перейдем к делу. Шоу будет энергичным и быстрым. Мы будем играть, как новые, так и не очень новые треки.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: