Rock Oracle - Electro Body Music

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №6 12/2006

Продолжая информировать читателя о содержании различных стилей и направлений тёмной сцены, мы решили остановиться на таком явлении, как Electro Body Music (EBM). Это течение, возникшее в начале восьмидесятых, с тех пор успело претерпеть значительную эволюцию, которая привела к тому, что сегодня многие просто не могут понять, что же именно оно из себя представляет. Подобная путаница обусловлена появлением большого количества родственных стилей и подстилей, в градациях которых, опять же, очень сложно разобраться. К тому же, те признаки, по которым в восьмидесятых распознавался EBM (танцевальная ритмика, дисторшированный вокал, агрессивный саунд и депрессивно-апокалиптическая лирика), нынче действуют и для других течений. Ситуацию усугубляют музыканты, многие из которых норовят приклеить на свой продукт изобретённый ими же самими ярлык. Так, Руди Ратцингер из :Wumpscut: настаивает на том, чтобы его творения относили к “Endzeit Electro”. Недавно появилось такое понятие как «TBM» (Techno Body Music) – это уже изобретение Энди Ла Плега (Icon Of Coil, Combichrist, Panzer AG). Для того, чтобы разобраться в ситуации, необходимо заглянуть в прошлое, в годы, когда каноны стиля находились в процессе становления. В этом нам поможет история трёх грандов стиля – Skinny Puppy, Front Line Assembly и Front 242.

Группа Skinny Puppy была образована летом 1983 года в благополучной Канаде, в городе Ванкувере. В шестидесятые-семидесятые годы у Канады практически отсутствовала собственная сцена, однако, в начале нового десятилетия, отмеченном резким ростом интереса к индустриальной культуре, эта ситуация начала меняться. Skinny Puppy, по сути, были первыми, кто открыл для музыкального мира эту огромную страну, располагающуюся на севере американского континента.

Изначально в группе было всего два участника. Музыканты достаточно быстро определились с приоритетами – их обоих вдохновляло творчество Kraftwerk и работы индустриальщиков семидесятых, таких, как Throbbing Gristle и SPK. Один из членов нового ансамбля, Кевин Кей (наст. имя – Кевин Кромптон), уже имел опыт работы в шоу-бизнесе – он играл в неоромантическом проекте Images In Vogue, что на определённом этапе перестало его устраивать, так исполняемая коллективом музыка не в коей мере не являлась экстремальной. А второй, Нивек Огр (в миру Кевин Огилви), писавший для Images In Vogue тексты песен, просто был полон огромного желания создать нечто абсолютно ужасающее. "Мы с самого начала задумали это как анти-музыку, - рассказывал впоследствии Севин, - потому что нас достало всё окружающее. Мы допоздна зависали в арт-галереях, и нам хотелось слушать что-то очень мощное. Так что мы начали делать собственную тему".

Новоиспечённые бойцы индустриального фронта приступили к работе с самым неподдельным энтузиазмом. Рождение Skinny Puppy (Тощий Щенок) являлось, по сути, характерным случаем воплощения давно зревшей в людских умах идеи. Мысль придать индастриалу танцевальную окраску преследовала многих корифеев альтернативной сцены тех лет – достаточно хотя бы вспомнить эксперименты с диско, которыми занимались SPK. Севин и Огр сходу начали использовать дисторшированный вокал и чёткую маршевую ритмику, на которую был положен звуковой ряд настолько кошмарного (в самом прямом смысле этого слова) содержания, что сразу стало ясно – с таким исполнителем может работать только очень специфическая звукозаписывающая компания. Skinny Puppy были явно востребованы временем – в том же году в Канаде появился лейбл, создатели которого собирались издавать лишь полностью "неформатную" продукцию. Этот лейбл носил название "Nettwerk", и она очень заинтересовалась первой кассетой группы, озаглавленной "Back And Forth". Вскоре "Nettwerk" выпустили первый EP Skinny Puppy "Remission", а затем и полноформатный альбом "Bites".

С этого момент популярность группы начала стремительно расти. В самом скором времени альбом стал продаваться в Америке, а затем и в Европе. Поклонники индастриала поняли, что столкнулись с принципиально новым явлением, причём это касалось не только музыки, но и идейной составляющей Skinny Puppy, к которым вскоре присоединился третий участник – Вильгельм Шрёдер (наст. имя – Вильгельм Лееб), ещё в самый ранний период своего существования проявили интерес к проблеме насилия над животными, и со временем это превратилось едва ли не в основной мотив их творчества. Вообще, насилие, агрессия и фрустрация являлись неотъемлемым элементом индустриальной культуры с момента её рождения; в свою очередь, отличительной чертой Skinny Puppy стало выражение соответствующих эмоций не только через звук, но и через образ. Почти все исполнители, кому посчастливилось достигнуть в индастриале положения звёзд, устраивали на своих концертах различного рода перфомансы, но канадцы в этом отношении пошли дальше остальных. Сценическое шоу группы представляло собой настоящий визуальный террор, в зал лились потоки искусственной (а подчас и настоящей) крови, повсюду валялись изрезанные чучела животных, на большом экране демонстрировались фрагменты их фильмов ужасов, съёмки катастроф и кадры с реальными убийствами. За сценическую составляющую по большей части отвечал вокалист Огр, чья фантазия поистине не знала никаких пределов. "Его первые шоу даже меня стремали до усёру, - рассказывает Кевин Кей, - Он разыгрывал массу ситуаций с кровопусканием, использовал опасные бритвы и прочую хрень. Всё это выглядело настолько натурально, что я и сам, находясь на сцене, не понимал, реально это, или нет. Иногда он падал на пол, и я не знал, делает он это всерьёз, или играет. Несколько раз я не выдерживал, подходил к нему и спрашивал, что происходит, а он говорил, что всё нормально. Я по-настоящему уважаю его за всё это, благодаря ему, наши концерты стали действительно интересны людям. У нас появилась возможность выбить всё говно из аудитории".



Перфомансы Skinny Puppy прибавили группе славы. Изначально маргинальный проект постепнно превратился в реальную единицу шоу-бизнеса. С 1986 по 1990 год ансамбль постоянно гастролирует, и, несмотря на всё усложняющиеся отношения между его участниками (кстати, летом восемьдесят шестого Лееб уходит, и его место занимает другой музыкант – Двейн Рудольф Гёттель), исправно выпускает альбомы. Одной из вершин творчества Skinny Puppy того периода становится альбом "VIVIsectVI", отличающийся особой экстремальностью и без того далеко не самой нежной лирики, которую, опять же, писал в основном Нивек Огр, который рассказывал об источниках своего вдохновения буквально следующее: "Достаточно долго я был заморочен на самом себе и своих галлюцинациях, но теперь, думаю, меня гораздо больше интересует то, что происходит в обычной повседневной жизни, рядом, за углом. Представь, например, простой дом, а в нём простую девчонку, которую порет в жопу её старик-отец, и прочее дерьмо в таком духе. Все эти больные, безумные вещи – они же встречаются в самой банальной повседневности! Это куда большее извращение, чем мои личные мастурбаторские фантазии, трипы и глюки. Полагаю, я ушёл от романтизации собственного ментального онанизма к попыткам осознать то, как люди существуют в своей обычной жизни, которая гораздо опаснее и отвратительнее, чем большая часть того, что мы создаём в андеграунде и на так называемой "альтернативной" сцене".

В 1989 году выходит альбом "Rabies", спродюсированный Алом Йоргенсеном из Ministry, а ещё через год – полноформатник "Too Dark Park". К тому времени между тремя членами коллектива с некоторыми перерывами шла тихая, но стабильная война. Все трое участников группы были людьми старого поколения "тёмной сцены", людьми, экстремальными до мозга костей. Мотивы их творчества не слишком рознились с тем, что происходило в их жизни. Музыканты с самых юных лет обнаружили пристрастие к наркотикам. Изначально речь шла только о лёгких зельях. Билл Лееб пробыл в составе Skinny Puppy не так уж и долго, унёс с собой множество ярчайших воспоминаний.. "Нашим другом был мистер Марихуана, - не без удовольствия рассказывает он, - без него ничего не делалось. На контрольной панели всегда стоял огромный мешок травы. Для того, чтобы в нас потекли творческие соки, нам надо было обязательно накуриться". "Это позволяет лучше сосредоточиться на музыке, когда слушаешь её или играешь, - объяснял Двейн, - После того, как выкуришь косяк, обычно возникает множество мыслительных процессов, которые дают тебе огромное количество идей и образов. Не то, что ты не можешь допереть до таких идей без этого, просто так ты можешь прийти к ним быстрее. У тебя появляется хорошая идея и ты начинаешь её развивать. Я курю каждый день, и не жалею об этом ни секунды. Если бы завтра мне пришлось умереть от рака лёгкого, я бы сказал: "Ну ладно, в конце концов, я видел то, что видел. Это было потрясающе". Я могу изучить всё, я могу поместить в себя во что-то типа зоны бесконечности. Я смотрю жизнь как кино".



К сожалению, это кино постепенно превратилось в самый натуральный фильм ужасов. Любовь к марихуане постепенно сменилось тягостной зависимостью от куда более опасных вещей – героина и кокаина. К началу девяностых Нивек Огр и Двейн Гёттель большую часть своего времени проводили в трансе или в наркотическом сне. "За два месяца я истратил на кокаин двадцать пять тысяч долларов, – делится воспоминаниями Огр, - В день я принимал до двух грамм, я был исколот, как сито. На руках вздувались огромные пузыри, на меня действовала лишь десятая часть от вмазки, так я был пробит… Я начинал с утра, и ставился в каждую руку, за день иногда доходило до тридцати пяти уколов. Я удивлён, что до сих пор жив. Это настоящее чудо".

А вот с Гёттелем чуда не произошло – в августе 1995 года он скончался от передозировки. Севин и Огр к тому времени окончательно рассорились – говорят, лишь горе по погибшему другу заставила их на время забыть про дрязги и закончить запись альбома "The Process", который вышел через год. К моменту его выпуска Skinny Puppy распались.

Счастливое воссоединение произошло в 2000 году. Излечившиеся от наркомании музыканты собрались и записали новый полноформатник "Greater Wrong Of The Right", в поддержку которого было проведено мировое турне. Согласно последним новостям из лагеря группы, в начале следующего года выйдет очередной альбом Skinny Puppy, который будет называться "Mythmaker". Группа, ставшая одним из основателей стиля EBM, до сих пор находится с его авангарде.



Front Line Assembly

Теперь нам надлежит вернуться в 1986 год, когда Вильгельм (или попросту Билл) Лееб покинул Skinny Puppy, решив заняться сольной деятельностью. Прежде, чем начать рассказ об образованной им группе под названием Front Line Assembly, нам хотелось бы уточнить вопрос о написании фамилии музыканта. Он родился в семье австрийских иммигрантов, и в немецкой транскрипции его фамилия звучит именно как «Лееб». Впрочем, так как сам Билл живёт в Канаде, большинство поклонников называет его на английский манер «Либ». Первоначальный вариант вызывает у нас больше уважения.

Итак, Лееба, равно как и его бывших подельников по Skinny Puppy, интересовала работа с индустриальным ритмом. Ко времени создания Front Line Assembly он был уже сложившимся музыкантом со вполне чётким пониманием того, чем именно он хочет заниматься. Самостоятельно выпустив пару демо-записей, в 1987 году Лееб в соавторстве с Майклом Балчем записывает первый альбом под названием "The Initial Command". Тяжёлый, надсадный ритм, "закольцованные" басовые партии и множество сэмплов, опять же, сопровождались тем самым дисторшированным рёвом, который и стал одной из главных отличительных черт стиля electro body music. Front Line Assembly всегда звучали более танцевально, чем их коллеги Skinny Puppy, однако это были весьма специфические танцы, более напоминавшие пляски одержимых. Каждый новый альбом группы (за первой пластинкой последовали "State Of Mind", "Convergence" и "Gashed Senses Crossfire") прибавлял ей поклонников; тем не менее, в 1989 году Майкл Балч покидает группу, а на смену ему приходит Рис Фулбер, который ещё в 1986 году принимал участие в записи "The Initial Command". Сейчас многие слушатели воспринимают Front Line Assembly именно как тандем Лееба и Фулбера – музыканты были знакомы давно и хорошо взаимодействовали друг с другом в творческом плане. "Мы почти всё делаем вместе, - рассказывал Рис Фулбер, - У каждого из нас есть сильные стороны – Билл пишет басовые партии и секвенции, он также находит большинство звуков. А затем я упорядочиваю те звуки, которые он находит. Я играю мелодии и работаю над звучанием, Билл занимается вокалом. Так что мы всё делаем вместе. Каждый из нас имеет собственные предпочтения – на том и стоим".



И действительно, первый же записанный вместе альбом - он получил название "Caustic Grip" - стал одним из лучших в дискографии ансамбля. В непрерывном потоке апокалиптической электроники встречались весьма нетривиальные мелодии, для создания соответствующей атмосферы музыканты использовали все возможные технические средства. "Я никогда не хотел создавать ограничения для того, что я делаю, – говорил Билл Лееб, - думаю, электронная музыка интересна как раз тем, что в ней нет рамок. Один человек может быть целой группой, это всегда меня привлекало. Возможности безграничны, с технологией можно делать всё, что угодно". Так оно и происходило. Очень скоро Лееб, отличавшийся невероятной работоспособностью и плодотворностью, основал ещё ряд проектов, из которых наибольшую известность приобрёл Delerium, начавший с амбиента и закончивший классическим этериалом в духе Enigma. Начало девяностых стало для Лееба и Фулбера пиком творческой формы – и в студии, и на концертах музыканты выкладывались по максимуму. И они действительно никогда не ограничивали себя никакими стилевыми рамками, для них не существовало канонов. Вклад Front Line Assembly в развитие индустриальной сцены действительно огромен. "Много раз во время турне инее становилось ясно, что у меня мало общего с людьми, которые приходят на наши концерты, - рассказывал Фулбер. - Я понимал, что там много реально тупого народа. Некоторым, например, не нравилось, что мы использовали на сцене гитару. Но ведь мы пользуемся ей и в студии! Не нравится вам это – ну и ладно, но ведь вы должны ожидать чего-то такого, если прослушали альбом и пришли увидеть нас! Мы ИГРАЕМ концерт, а не просто стоим на сцене под сраную цифровую фонограмму, как делают многие группы. В этом и состоит основная слабость электронной музыки – живьём это полное говно. Мы всегда хотели сделать из концерта настоящее представление, Skinny Puppy тоже. Но большинство продолжает просто пользоваться лентой, таки люди даже не пытаются ничего создать! Мы же стараемся выложиться во время шоу по максимуму. Я не могу взобраться на сцену и начать притворяться, будто я что-то делаю. Такого не будет».

Действительно, тот факт, что гитары занимали в музыке FLA всё больше места, вызывал недоумение у многих поклонников группы. Наиболее показательным в этом плане стал альбом "Millenium", вышедший в 1994 году, на котором все гитарные партии, очень жёсткие и тяжёлые, записал Девин Таунсенд из Strapping Young Lad. Последовавший за ним "Hard Wired" (1996) стал, по сути, подведением итогов пройденного пути – он содержит практически все музыкальные идеи, которыми FLA жили со дня своего основания. Однако вскоре после этого Pис Фулбер объявляет о своём желании покинуть ансамбль, чтобы сосредоточиться на деятельности в собственных проектах (прежде всего Conjure One) и продюсировании. «Я и Рис начали работать вместе, когда ему было шестнадцать. Думаю, в какой-то момент он понял, что ему необходимо начать собственную жизнь, организовать собственную группу, стать продюсером и хозяином самому себе. По всей видимости, он всегда воспринимал меня как старшего брата – ведь Front Line и Delerium всегда были моими проектами. Так что я сказал, "ступай на запад, молодой человек", и он взял свой чемодан и отправился на поиски богатства и славы. У него хорошо получилось с Fear Factory и всеми остальными".



Помимо Fear Factory, Фулбер как продюсер отметился работой с Megadeth, Paradise Lost и многими другими металлическими коллективами. В составе Front Line Assembly его заменил Крис Петерсен, с которым Лееб записал ряд альбомов, наиболее яркими из которых можно назвать "FLAvour Of The Weak" и "Epitaph". Когда в начале нового тысячелетия Петерсен покинул группу, Фулбер счёл нужным вернуться. Вновь оказавшись в одной творческой связке, Рис Фулбер и Билл Лееб выпустили интереснейший полноформатник "Civilization", а последним творением канадцев стал вышедший совсем недавно "The Artificial Soldier". Несмотря на то, что Лееб с завидной периодичностью обещает закрыть проект, Front Line Assembly продолжают вести творческую и концертную деятельность. И апокалиптические мотивы в их музыке и лирике по-прежнему занимают центральное место. При этом основатель группы считает, что его творчество помогает людям, заставляя их освободиться от агрессии. "Да, я в этом уверен, – говорит он. - Это лучше, чем просто пойти и взорвать целое здание. Это хорошая терапия. В мире так много приятной и позитивной музыки, всех этих песенок о сексе и любви, и слишком мало групп, которые реально смотрят на те вещи, о которых необходимо услышать. Всё, что считается новым и свежим – это всегда рэп и поп. Но я устаю от всего этого".


Front 242


Принято считать, что сам термин "electro body music" принадлежит авторству именно музыкантов Front 242. Впрочем, когда в 1981 года этот ансамбль (тогда ещё дуэт) собрался, то его членам в те годы было явно не до изобретения новой терминологии. Основатели Front 242, жители Брюсселя Дирк Берген и Даниэль Брессанути перво-наперво должны были определиться с музыкальными предпочтениями и всё же понять, в каком направлении им хочется двигаться.

В истории электронной музыки Front 242 занимает особое место. В их жизни не случалось наркотических скандалов в духе Skinny Puppy, они, по большому счёту, никогда не были такими упорными тружениками как Front Line Assembly, однако практически для всех молодых музыкантов, пробующих себя на ниве искусственного звука, вне зависимости от стилистической принадлежности, бельгийцы являются иконой. Причина здесь, по-видимому, в том, что более чем за двадцать лет работы Front 242 экспериментировали, наверное, со всем, что может дать машина. Бельгийцы сочетали в своей музыке элементы огромного количества стилей, но всегда сохраняли собственное лицо, никогда не уходя ни в "широкий формат", ни в самокопирование.



Итак, ансамбль родился в 1981 году, и изначально в него входили два участника. Примерно в то же время в Бельгии возник ещё один дуэт, Under Viewer, который составляли Патрик Коденис и Жан-Люк де Мейер. Год спустя два проекта слились в один – было решено продолжать деятельность уже в виде квартета. Что интересно, именно де Мейер и Коденис станут главными действующими лицами Front 242 Нам не известно, кто именно являлся автором названия группы, но комментирует его один из вновь прибывших – Патрик Коденис: "Это ничего не означает – просто хорошее название, подразумевающее то, что много людей работают над одним делом единым фронтом. А число – просто плод работы дизайнера. Это как компания вроде Fuji или Coca-Cola. Дизайн нам понравился. Кстати, вы можете сказать слово "фронт" на любом языке. Но никакого скрытого смысла в этом нет".

Вскоре был записан первый альбом, получивший название "Geography". Никакой славы он музыкантам не принёс, о группе узнал лишь узкий круг людей, населяющий брюссельский андеграунд. "Когда мы начинали, Бельгия не была готова принять нас, - рассказывает вокалист и автор лирики Жан-Люк де Мейер, - никто, ни одна звукозаписывающая компания не проявила к нам интерес. Нас было лишь четверо, и скоро мы поняли, что если нам действительно хочется что-то сделать, то необходимо обрести контроль буквально надо всем. Мы действительно контролируем всё. Никаких менеджеров, никаких продюсеров. Мы сами делаем собственные афиши, работаем над сценическим оформлением и дизайном футболок".



В следующем году группу покидает Дирк Берген, и на его место приходит Ричард Йонкеер, более известный как Ричард 23, который начинает помогать де Мейеру с вокалом. Присутствие двух солистов являлось настоящим новаторством для индустриального дуэта. "У нас два вокалиста, но один певец, - пояснял Коденис, - Ричард больше вокалист второго плана, но он отвечает за представление. Первый солист концентрируется на текстах, а роль Ричард спеть так, чтобы это пение соответствовала чувству и аудитории. Он полностью свободен. У него есть определённые обязанности, но в целом его роль сводится к тому, чтобы создать более живую атмосферу, спровоцировать аудиторию". А ещё через год музыканты получают возможность пополнить собственный бюджет, съездив в турне по Америке вместе с Ministry. Именно тогда Ричард 23 совместно с Алом Йоргенсеном и его подельниками образует проект Revolting Cocks, который, несмотря на то, что Ричард через несколько лет его покинул, существует и по сей день.

В 1984 году Front 242 выпускают новый альбом под названием "Official Version". Именно он открыл музыкантам дорогу к славе. Бельгийцы едут в совместное турне с Depeche Mode, на них начинают обращать внимание настоящие монстры шоу-бизнеса – следующий полноформатник группы "Front By Front" вышел уже на "Sony/Epic". Одним из лучших альбомов за всю историю квартета стал "Tyranny (For You)" (1990), чрезвычайно мрачный, наполненный врезающимися в мозг сэмплами. В первой половине последнего десятилетия двадцатого века Front 242 ведут активную творческую деятельность, но потом наступает спад, ансамбль начинает ограничивать себя лишь концертами, выпусками ремиксов и переизданием старого материала. Новый продукт выходит только в 2002 году – названный словом "Pulse", он явно демонстрирует стремление группы вернуться в восьмидесятые.

Музыканты Front 242 никогда не отличались "идейностью" в духе Skinny Puppy и Front Line Assembly. "Мы не несём никакого послания. Мы ничего не хотим сказать людям. Мы просто берём сэмплы из мира вокруг нас, из новостей, с телевидения, фильмов, улиц. Мы соединяем их вместе, в некотором роде работая, как журналисты. Мы действуем как отражение того, что происходит, и того, что интересно для нас в мире. Мы пишем песни как коллаж новостей". Тем не менее, в лирике ансамбля присутствует ряд повторяющихся мотивов – подавление личности, тоталитаризм, отношения человека и машины.  "Для нас машины – инструменты и рабы, - объясняет Патрик Коденис. - Я ненавижу людей, которые зависят от собственных машин. Это глупые люди. Теперь нам всем приходится пользоваться телефонами – это ведь тоже машина. Точно также и с компьютерами. Вам не надо бояться. Хотя, песня "Punish Your Machine" имеет другое значение. Это как терапия, которая даётся людям для того, чтобы перебороть свой страх перед машиной. Людям, которые нажимают на кнопку, а потом говорят: "Что я сделал?". Это просто сраная машина. Боятся не стоит. Наша группа не является техно-группой в обычном смысле этого слова, машины просто помогают нам делать музыку. Это всё".



Electro Body Music в наши дни является одним из самых популярных стилей индустриальной сцены. Такая музыка, более всего подходящая для последних плясок на поражённых радиацией руинах современного мира, очень востребована молодёжной аудиторией. Действительно, мало какая музыка с такой же точностью передаёт ощущение внутреннего конфликта, столь свойственного молодому поколению. В этом плане слова Жана-Люка де Мейера передают главное настроение EBM предельно точно: "В каждом человеке идёт всеобъемлющая война. Каждый день вашей жизни вы проводите в войне с самим собой. Это непрерывная борьба".

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: