Rock Oracle - POISONBLACK

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №5 10/2008



В сентябре после двухлетнего перерыва финские металлисты Poisonblack выпустили третий по счёту студийный альбом «A Dead Heavy Day». За несколько дней до официального релиза Вилле Лайхяла (бессметный фронтмен легендарных Sentenced и идейный отец Poisonblack), барабанщик Тармо Канерва и клавишник Марко Снек встретились с нами в Хельсинки, чтобы побеседовать о новом детище Poisonblack. Идя на встречу к нам, Вилле шагал величественно и неторопливо. Разговаривал он в такой же манере — либо от того, что, как ни крути, прямой потомок викингов, живущий на севере, либо из-за затянувшейся вечеринки в баре как раз накануне нашего интервью… Роль проводника в общении между Вилле и простыми смертными, то есть нами, взял барабанщик Poisonblack Тармо. Ну а клавишник Марко не менее величественно, чем Вилле Лайхяла откинувшись на спинку дивана и изредка потряхивая гривой каштановых кудрей, вставлял свое словечко в разговор.

Мои искренние поздравления с выпуском долгожданного альбома…

(сливающееся в один голос трио) Спасибо!

Мы очень рады услышать новые песни Poisonblack, но вот не дает покоя название альбома: «А Dead Heavy Day». Вы опять возвращаетесь к темам смерти и отчаянья?

В.: Мне нужно было придумать название, которое суммировало бы все темы этого альбома. Все они были написаны в течение одного года. Я подумал, что «A Dead Heavy Day» может стать неплохим названием, чтобы сложить вместе все эмоции, которые человек может пережить в течение одного дня. Вот как родилось это название.

Когда-то     ты говорил, что тебя     вдохновляют события     повседневной жизни. Было ли это так же в случае «The Dead Heavy Day»? Ты описывал свою жизнь или, может быть, использовал жизненные истории своих друзей?


В.: Я был в полной ж…пе, когда писал тексты. Я полностью в них погрузился и не видел ничего, что происходило вокруг. Да, это уже третий альбом, в котором я рассказываю о себе. Ну, может быть, на четвертом альбоме я расскажу истории своих друзей. Мне нужно было сесть и записать все, что я чувствовал, черным по белому, для того, чтобы понять, что происходит в моей жизни, чтобы узнать о себе что-то новое. В некотором смысле это стало для меня очищением.

Ну и как, ты узнал о себе много интересного?

В.: Да. Ну, скажем, я просто понял те вещи, которые подсознательно давно уже знал о себе. И я буду стараться не повторить своих старых ошибок в будущем.

Отличалась ли работа над этим альбомом от работы над предыдущими альбомами?

В.: Работа в студии всегда одинакова. Но в этот раз мы хотели записать альбом, который раз и навсегда отрезал бы нас от готической сцены. Прежде всего, мы хотели записать рок-альбом, который мы сами бы с удовольствием играли на концертах, не пытаясь скрыть той музыки, которая на нас влияла. Под «влиянием» я имею в виду ту музыку, которую мы слушали ещё детьми, на которой мы выросли. И я думаю, самая большая разница между этим альбомом и предыдущими в том, что все члены группы приложили руку к его созданию. Наверное, впервые вся группа активно участвовала в процессе написания песен и делала аранжировки. В то время, когда мы записывали «Lust Stained Despair», Янне и Антти еще не было в группе (соответственно, гитариста и басиста нынешних Poisonblack — прим. авт.) Так что я думаю, главная особенность этого альбома та, что все члены группы участвовали в его записи.

Сейчас, держа в руках «еще теплый» диск, что вы можете сказать о нем — кроме того, конечно, что это гениальный альбом?

T.: Я бы сказал, что это очень честный альбом. Как Вилле уже сказал, это то, что мы действительно хотели записать. Если бы мне надо было описать альбом одним словом, я бы выбрал «честность».

Ну а Вилле тогда, наверное, описал бы его как «психоаналитический дневник»?


В.: Для меня это нечто гораздо большее, чем просто дневник. Я полностью согласен с Тармо в том, что эти песни точно отображают нас как личности. И мы действительно испытываем гордость за этот альбом.

M.: Я думаю, что это самый сильный альбом Poisonblack. Это чистая сущность группы по сравнению с предыдущими альбомами.

В этот раз вы много внимания уделяли визуальной стороне альбома?

T.: О визуальной части позаботились представители нашего лейбла. Они порекомендовали нам одного парня из Германии, зная, что в этот раз мы хотим видеть на обложке нечто радикально новое. Как мы уже и говорили, мы хотели избавиться от готических штампов. Вот так и всплыла идея обложки, которую мы и воплотили в жизнь.

В.: Это такое милое клише — череп на обложке диска. По крайней мере, один раз Poisonblack должны были «украсить» обложку диска черепом. Теперь мы это сделали, и это клише над нами уже больше не висит. Вперед, к новым начинаниям!

Для тебя важно то, что сопутствует музыке — промо-фотографии, видео и все такое?


В.: Для меня лично после того, как создана музыка, все остальное уже не имеет значения. С другой стороны, я признаю, что визуальная сторона дела тоже важна. Так что здорово, что кто-то об этом заботится вместо нас.

T.: Идея нашего последнего видеоклипа «Bear The Cross» тоже исходила от представителей нашего лейбла. Съемочная команда передала нам сценарий, и он нам понравился. Они сказали: «Приходите тогда-то в такое-то место», мы пришли, нас сняли. Вот так видео и сделали.

В.: Мы хотели, чтобы видео было простым, чтобы оно неким образом представляло группу, и при этом у него все-таки должен быть хоть какой-то незамысловатый сюжет.



На вашем предпоследнем альбоме звук был предельно чистым. Вы сохранили такое же звучание на «A Dead Heavy Day»?

В.: Я думаю, на этом альбоме звук еще более чистый и необработанный, первозданный. Можно сказать, прозрачный. Музыка очень прямолинейна и она соответствует текстам, которые тоже предельно честны и прямы. Ну, для меня лично, это всё звучит просто здорово.

Нечто вроде «назад к чистому рок’н’роллу»?


T.: Да, на концертах мы не используем фонограммы для некоторых инструментов, мы хотим и в живых выступлениях сохранить студийный звук. Ничего ненужного, ничего лишнего в звуке. Так что это одна из причин того, что звук может казаться «необработанным».

При создании альбома какая из частей творческого процесса тебе наиболее интересна?


В.: (для начала задумчиво помычав) Мне нравится все. Мне нравится подбирать песни на акустической гитаре. И записывать новые песни мне тоже интересно — когда впервые играешь песню в студии, она звучит как-то особенно. И концерты я люблю тоже. Приятно выступать с новым материалом, а не играть старые песни по сто раз.

Какие из старых песен Poisonblack наиболее популярны среди ваших фэнов? Что вас просят сыграть на концертах чаще всего?

В.: Нам это в принципе все равно. Я имею в виду, что некоторые песни просто не звучат живьем. Может фэны и хотели бы их услышать, но у нас просто нет сил либо желания их играть. Живьем мы играем только те песни, которые нам самим хочется сыграть.

Какая песня Poisonblack является вашей любимой?


В.: Одна из моих самых любимых песен в данный момент — «The Days Between» с последнего альбома.

T.: Если на данный момент, то «X».

M.: «Only You Can Tear Me Apart» — это, наверное, лучшая песня Poisonblack на данный момент.

У вас есть какие-нибудь особые планы, связанные с осенним туром?

В.: Я жду его с нетерпением, так как он не будет чересчур затянутым и это хороший способ представить альбом в Европе, не путешествуя чересчур долгое время. И здорово будет увидеться с парнями из Dark Tranquillity. Так что тур обещает быть замечательным.

T.: Dark Tranquillity нам в компанию предложил лейбл, и мы решили, что идея просто замечательная. Это та группа, с которой мы действительно хотели быть в туре.

В.: Надеюсь, после этого тура мы увидим какие-либо результаты, так как для нас он будет уже третьим. Но видеть те
же лица и тех же людей тоже замечательно.

Вы планируете посетить Россию?


T.: Увы, пока мы можем говорить только о неподтвержденных планах. Но скорее всего мы приедем с концертами в Россию еще до конца года.

Кстати, а ты видишь те же лица, которые были и на концертах Sentenced?

В.: Да. Классно, что поклонники Sentenced стали фэнами Poisonblack. Классно то, что им нравится наша музыка. Мне все равно, какие майки на них одеты: Sentenced, Poisonblack или, например, Morbid Angel, если только они приходят на наш концерт.

Мы можем говорить о том, что Poisonblack для тебе — это обновленный Sentenced?


В.: Нет. Sentenced — это закрытая книга. Если бы Sentenced ещё существовал, песни Poisonblack не были бы написаны. С Sentenced мы бы не играли таких песен, так как с музыкальной точки зрения они вышли из совсем других источников.

Вы не думали о распространении нового альбома через интернет? Например, о скачивании песен с вашего официального сайта?


В.: У меня дома даже интернета нет. Да, разумеется, с помощью Сети музыка может достичь большей аудитории, и, разумеется, мы будем продавать наш альбом и в интернет-магазинах, но не в форме файлов для скачивания.

Ну и напоследок, чтобы суммировать весь наш разговор: что для тебя сейчас значит музыка?


В.: Жизнь и работа. Работа на всю жизнь.


 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: