Rock Oracle - SNAKE SKIN

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №5 10/2006

Помнится, какое-то время назад никто и не догадывался, что за проектом SnakeSkin стоит сам маэстро Тило Вольф. И уж тем более, мало кто ожидал, что этот «младший брат», так мало похожий на Lacrimosa, в скором времени выпустит второй альбом. Для работы над «Canta’Tronic» были активизированы не только все силы самого создателя, но и приглашена оперная певица. Тем не менее, все это не помешало мэтру заниматься попутно и такими немаловажными вещами, как новый альбом и фильм Lacrimosa.



Давай сначала поговорим о новом альбоме SnakeSkin «Canta’Tronic». Расскажи, как тебе пришла идея пригласить для записи оперную певицу - Керстин Доэль.

Ну, вообще все началось сразу после выпуска первого альбома SnakeSkin «Music For The Lost» . Я хотел развить свою идею - создание музыки в сочетании с очень эмоциональным голосом, который бы идеально к ней подходил. Для этого я искал голос наиболее выдающийся, и решил попробовать поработать с оперной певицей. Но я не знал, где бы найти такую, чтобы ее голос подошел, и, с другой стороны, чтобы она согласилась петь для SnakeSkin - ведь это же не опера. И вот, разыскивая такого человека, я получил письмо от менеджера Керстин с предложением о сотрудничестве, потому что, как оказалось, она - большая поклонница Lacrimosa. Это было отлично, так как она обладала подходящим голосом, знала и любила мою музыку. Я пригласил ее в студию, мы сделали несколько предварительных записей и стали работать вместе.

Она так быстро согласилась, потому что была вашей поклонницей?

Да. И она из «другого мира». Она знает только оперную музыку. Я спросил: «Ты знаешь Metallica?» Она ответила: «Нет». «Знаешь ли Aerosmith?» «Нет». «А Rolling Stones знаешь?» «Э-э…этих старичков?» Ха-ха. Она ничего не знала, кроме Lacrimosa. И это было замечательно, ведь раз она смогла понять мою музыку, она могла понять и SnakeSkin. И при этом она на 100 процентов оперная певица!

Ты, наверное, всем этим ужасно гордишься?


Очень! Ха-ха-ха.

Использовал ли ты живые инструменты во время записи, или «Canta’Tronic» - полностью электронный альбом?

Было несколько гитар, но только на заднем плане. А все остальное- электроника.

А ты сам на них играл?

Да, я играл на гитаре, но также занимался и электроникой. Это же проект одного человека.

В прошлом интервью нашему журналу ты сказал, что, когда пишешь для SnakeSkin, заглядываешь только в один уголок своего сердца. Это относилось к первому альбому, «Music For The Lost». Что ты можешь сказать сейчас?

На этот раз это было целое сердце из плоти и крови, а не только одна его часть. Я раскрылся полностью и писал так, как обычно пишу для Lacrimosa. Сейчас не было разницы.

Является ли этот альбом продолжением предыдущего (как происходит с альбомами Lacrimosa), или это отдельное самостоятельное произведение?

Конечно, он - продолжение. Ведь «Music For The Lost» демонстрирует «базу» звука SnakeSkin, а «Canta’Tronic», хоть и основан на этом же звуке, но уже не такой. Это следующий шаг. Все в жизни развивается. Если ты послушаешь первый альбом Lacrimosa «Angst» 1991 года, и сравнишь его со всеми последующими, то увидишь «красную нить», но везде будет и развитие.

А не хотел бы ты продолжить историю, скажем, на третьем альбоме?

Я пока даже не знаю. Моя музыка всегда - нечто вроде отражения моей души и эмоций. Что касается следующего альбома SnakeSkin, то я не смогу сказать, каким он будет. Это будет сюрпризом и для меня самого.

Где записывался «Canta’Tronic»?

90 процентов записи было сделано в моей студии в Швейцарии. А голос Керстин мы писали в студии, где я делаю почти все записи Lacrimosa, в Гамбурге в Германии.

У тебя столько интересных идей, уже реализованных в таких непохожих проектах, как Lacrimosa и SnakeSkin. Может быть, есть и такие, которые не вписываются в их рамки? Не хотелось бы создать еще один проект?

Хе-хе-хе. В данный момент я вполне доволен существованием обоих проектов. И вполне удовлетворен. Пока я не думаю о третьем, потому что все, что я хочу, я могу сделать сейчас с помощью этих двух. Но, может, лет через пять будут новые идеи, и я скажу, что мне нужен третий проект. Никогда не знаешь, что будет в будущем, но пока таких планов нет, я вполне счастлив, и на самом деле у меня нет времени. Я довольно долго работал над SnakeSkin, и мне нужно вернуться к Lacrimosa, потому что хотелось бы выпустить новый альбом в следующем году (и для начала его сочинить!). Так что я собираюсь на 100 процентов заняться Lacrimosa.

Ты сказал о новом альбоме Lacrimosa. Каким он будет? Продолжением предыдущего или…

Ха-ха, он будет продолжением, но я пока не могу сказать ничего конкретного о звуке, так как на самом деле я написал полторы песни… нет, две с половиной. Я еще не представляю, как все это будет развиваться, но альбом будет ближе к «Lichtgestalt», чем к «Echoes».

Символ Lacrimosa – Арлекин – на обложке «Lichtgestalt» появляется с крыльями за спиной. Взлетит ли он?

Я решу это, когда альбом будет полностью завершен. Сначала я всегда пишу музыку. Оформление зависит от музыки и лирики, а не наоборот. Когда я закончу работу в студии, все сочиню и исполню, тогда выяснится, в каком направлении идет развитие, и можно будет заняться обложкой. Так что я еще не знаю, полетит ли он или останется на земле.

Ты не думал о том, чтобы создать подобный символ и для SnakeSkin?

Вообще, нет. Этот Арлекин - что-то вроде моего альтер-эго. Он принадлежит Lacrimosa. Хоть SnakeSkin - это ее «младший брат», у него не должно быть своей индивидуальности.

Знаешь, кое-кто говорит, что при прослушивании песен «Bite me» и «Etterna» вспоминается один момент из фильма «Пятый элемент» (концерт Дивы на межгалактическом курорте – прим. ред.). Есть ли связь между песней из фильма и этими композициями?

В некоторой степени, да. Когда я увидел фильм пару лет назад, я был очень-очень потрясен. Потом купил саундтрек, послушал его, но сильно расстроился, потому что без картинки песни были уже не такими, как с картинкой, то есть в фильме. Одно время я не хотел писать ничего подобного. На этот раз, когда я сочинял для Керстин, эта идея снова появилась в моей голове. Возможно, до этого все спало в подсознании, а сейчас наконец вдохновило меня. И вот эти песни, «Bite me» и «Etterna», написаны, и они получились лучше, чем я даже ожидал, когда только предполагал использовать идею, представленную в «Пятом элементе». Как ты, наверное, понимаешь, я вообще весьма доволен новым альбомом SnakeSkin…

Понимаю. (Тило, кажется, действительно улыбался, разговаривая, - прим. С. Р.) Раньше ты говорил, что основная идея Lacrimosa – реализация слова, поэзии с помощью музыки. А что значит лирика для SnakeSkin?

Слова не особо важны в SnakeSkin. В Lacrimosa – наоборот. В SnakeSkin музыка должна быть самоцелью, а вот слова часто просто создают атмосферу. Иногда они имеют значение, иногда это просто набор звуков, подходящий для музыки или «подчеркивающий» пение Керстин - это мною придуманный язык, очень эмоциональное пение без конкретного смысла.

То есть ты используешь слова как звуки?

Абсолютно точно.

Расскажи про видео о Lacrimosa - готовится ли оно?

Вообще да, ха-ха. На самом деле я хотел выпустить его уже в этом году, так как в том году вышел DVD, где кроме всего остального был и анонс этого фильма, и предполагалось, что он выйдет в 2006 году. Но есть много чего, что я хотел бы включить туда. Так что он выйдет в следующем году, надеюсь, таким, как я его представляю.

А отрывки российских концертов туда войдут?


Да, там можно будет найти съемки с прошлого российского концерта и кое-что с Красной площади. Будут еще некоторые образы из России, так как это очень важно. С тех пор, как я посетил Россию в 2005, я был под впечатлением. Потом я читал произведения только русских писателей, читаю много о русской культуре. Россия стала большой частью моей жизни с 2005 года, так что для меня важно включить в этот фильм видео из России.

Тебе так понравились здешние поклонники Lacrimosa?

Очень! Русская публика, с одной стороны, может показывать свои чувства, танцевать и подпевать, с другой же, она духовна, что мне очень нравится. Вот, к примеру, во многих странах, где отлично проходят вечера, у Lacrimosa тоже есть масса фанатов, но, когда мы начинаем играть спокойные песни, их это не радует, у них нет такой «эмоциональной души». А у русских есть, они наслаждаются спокойными песнями, которые мы исполняем и хотим исполнять на сцене. Когда мы были в России, то смогли поближе познакомиться со своими поклонниками. Например, в последний раз в клубе Точка у нас была автограф-сессия после концерта. Она очень долго длилась. Мы, конечно, успели поесть, попить и немного отдохнуть, но она продолжалась примерно с часа ночи до пяти утра. Но желающие получить автограф были действительно терпеливыми и стояли в очереди. Мы могли отойти на 10-20 минут, потом вернуться, а они все ждали. Это был особенный вечер, мы наладили контакт с публикой, что возможно не во всякой стране. Это великолепно! Ко всему прочему я бы хотел узнать больше о самой вашей стране.

Расскажи немного о своем творческом процессе. Сочиняешь ли ты сразу в компьютер, наигрываешь мелодии на живых инструментах или, может, напеваешь в душе?

Да…бывает по-разному. Иногда я просыпаюсь, а мелодия уже звучит в голове. Я направляюсь к пианино и играю ее, или же напеваю на диктофон, чтобы не забыть. В основном я беру стихи и начинаю играть на пианино, читая их, стараясь воплотить эти эмоции в музыке. Потом иду в студию и занимаюсь окончательной аранжировкой. Для SnakeSkin лирика - не главное. Бывало, что я вел машину или сидел за компьютером, и приходила какая-либо мелодия, находились нужные звуки. Я работал как архитектор. Есть несколько способов, но в основном я использую мелодии, которые пришли в голову и были сыграны на пианино.

А есть ли кто-то или что-то, что тебя вдохновляет?

Трудно сказать, я слушаю очень много музыки, все это, конечно, как-то на меня влияет. Но я не могу выделить кого-то конкретного и сказать, что он повлиял на меня. Это как музыкальная каша, ха-ха. Бессознательно я что-то оттуда беру, но не могу точно сказать, что. Мои музыкальные вкусы очень широки, нельзя определить наверняка, кто меня вдохновляет. Музыка, которую я обожаю, - это Моцарт, ранние работы Боуи, ранние Bauhaus, ранняя Metallica. Еще мне нравится Аланис Морисет, ранние Muse. Я не зацикливаюсь на каком-то конкретном стиле, нельзя сказать, что меня вдохновляет кто-то один.

Теперь несколько личных вопросов, если не возражаешь.

Ха-ха-ха, ну, если я смогу ответить!

Если бы у тебя был шанс что-то изменить в жизни, что бы это было?


Я только бы постарался переделать свою жизнь так, чтобы больше сконцентрироваться на важных вещах, на музыке, на искусстве, и тратить меньше времени на офисную работу и бизнес. Всем остальным я доволен на 100 процентов.

А если было бы больше свободного времени, что бы ты сделал? Может, отправился бы в путешествие?


Да, я бы хотел больше путешествовать и сочинять во время путешествия. У меня был бы с собой небольшой компьютер или маленький синтезатор, или даже маленькое пианино. Пару месяцев назад я видел такое пианино, помещающееся в чемодан, это просто чудо! Я хотел бы путешествовать по тем странам, которые мне нравятся или в которых я еще не был, и сочинять. Это моя мечта.

Твои родственники когда-нибудь просят тебя сыграть что-то из репертуара Lacrimosa? И как ты к этому относишься?

Вообще, нет… Хотя мои родители обычно интересуются и просят сыграть что-то, когда я занимаюсь новым альбомом. Но моим друзьям или другим родственникам больше нравится проводить вечера со мной, чем слушать мою музыку. Конечно, музыка - большая часть меня, и я бы, конечно, хотел, чтобы они ею больше интересовались. Но я, видимо, исключение, ха-ха-ха, потому что, когда я встречаю своего друга-музыканта, мне всегда хочется узнать, что он сочиняет. Есть у меня и очень хороший друг-художник, мне все время интересны его новые картины.

Скоро ли мы сможем увидеть вас с концертами?

Я не могу сказать точно, я бы хотел приехать в следующем году, это в принципе возможно. Но мы были в Москве и в 2005, и в этом году. Очень хочется приехать снова, но не знаю, будет ли это возможно в 2007. И еще интересно было бы сыграть в Петербурге - я много о нем читал и хочу сделать там концерт и увидеть город, так что, надеюсь, будут соответствующие предложения.

А как насчет концертов SnakeSkin?

Я не планировал выступать со SnakeSkin, потому что это проект одного человека. Когда я выхожу на сцену, я выгляжу так, как я выгляжу. Люди привязывают мой образ к Lacrimosa. Они, выходит, увидят Тило Вольфа из Lacrimosa, но он будет играть не музыку Lacrimosa, а нечто электронное. Мне надо будет найти такое решение, когда основное внимание не будет сфокусировано на мне, а музыка будет первичной и «чистой», без привязки к Lacrimosa. Когда я найду такое решение, эти концерты будут возможны, а пока не нашел - и концертов нет.

И последний традиционный вопрос. Что бы ты сказал своим российским поклонникам?

Вообще я только могу от всего сердца сказать «спасибо» всем, кто слушает Lacrimosa, кто разделяет все эти эмоции и чувства, кто приходил и вдохновлял нас на концертах, которые нам очень понравились. Спасибо всем, кто покупает лицензионные альбомы, выпущенные на Irond, а не пиратские, хе-хе-хе. Я очень благодарен вашей аудитории, потому что ваши соотечественники уже очень давно приглашали нас в Россию. Уже в 1995-96 гг. были первые просьбы приехать к вам. Поклонники действительно боролись за то, чтобы мы приехали, снова и снова просили. Если бы они так много и часто не писали в гостевую книгу и наш офис, мы, может, до сих пор бы не доехали до вас! Ведь есть так много стран, куда нам хотелось бы отправиться, но на все не хватает времени. Мы всегда должны выбирать, в какую страну поедем, а другие страны остаются ждать. Я не жалею о времени, проведенном в России. Спасибо вам за это от всего сердца. И, надеюсь, история Lacrimosa в России продолжится!

Спасибо большое, удачи!

Спасибо тебе, надеюсь, увидимся на концерте в следующий раз!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: