Rock Oracle - RECOIL

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №4 08/2007

recoil

Эксклюзивное интервью Алана Уайлдера журналу «RockOracle», приуроченное к выходу шестого альбом проекта Recoil – «subHuman» в 2007 году.

Привет! Как чувствуешь себя, наконец-то закончив работу?

Привет и тебе. Чувствую облегчение, усталость, возбуждение. Это всегда прекрасное чувство - когда работа над очередным альбомом окончена. Еще один «у тебя в кармане», как мы говорим. Когда я над чем-то работаю, я никогда до конца не бываю уверен, что сделал все, что мог. Особенно часто такое чувство меня часто посещает на ранних этапах работы, когда я действую практически вслепую, не фокусируясь на вокале и текстах. У меня всегда возникают сомнения, хорош ли этот альбом, и я люблю потом смотреть на реакцию людей.

Чем ты занимался все это время?

Я не был уверен, что когда-либо смогу вернуться к музыке и записать новый альбом. Потому, наверное, что я пытался сделать это три или четыре раза во время этого большого перерыва - но ни разу у меня не появилось желания идти дальше. Несмотря на чувство вины, которое посещало меня из-за такого отсутствия креативности, я наслаждался общением с моими детьми и просто попробовал «обычные» вещи, которые делают «обычные» люди.

Расскажи, как ты работал над альбомом.

У меня не было какого-либо плана, я просто начал работать, и постепенно картина стала вырисовываться сама собой. Сразу после записи Джо Ричардсона в Техасе я был уверен, что могу уже закончить запись - хотя я еще не совсем понимал, какой она должна быть, и как это все получится вместе. Я хочу сказать, что в моей работе нет места анализу, я просто позволяю своим идеям развиваться естественным образом.

Все твои альбомы не похожи друг на друга. А чем именно отличается новый альбом?


Я думаю, что три последних альбома похожи между собой, несмотря на абсолютно разных вокалистов. Мне сложно судить об этом. Мне кажется, их объединяет звучание – это своего рода брэнд.

Расскажи о главной идее «subHuman».  Кажется, ты затрагиваешь очень серьезную тему…

Название специально сделано несколько провокационным, хотя слово «subhuman»и не используется здесь в прямом смысле. Понятие «Untermensch» (нем. – «низший человек») было перенято в свое время нацистами и до сих пор вызывает очень сильный резонанс, особенно в Германии. Выражение «subhuman»в его общепринятом смысле (нечеловеческий, недостойный человека – прим. ред.) было придумано американцами, но определенно, это не новая идея, ведь - это немаловажно – она описывает некий часто повторяющийся способ человеческого поведения. А именно: все друг другу подчиняются, и это, по-видимому – замкнутый круг, причем с весьма брутальными последствиями. Со времен выхода предыдущего альбома Recoil мы уже видели одиннадцатое сентября, Ирак, Афганистан, теракты в Лондоне и Мадриде, эскалацию палестинского конфликта и другие жестокости, в большинстве своем, оправдывающиеся религией и ошибочными идеологиями. Несмотря на чудеса современных коммуникационных технологий, в нашем так называемом цивилизованном мире культура опустилась так низко, как никогда ранее – и это отражается на мне, как и на многих других людях.

Веришь ли ты, что этот альбом сможет изменить что-либо в обществе?

Я не претендую на роль радикального революционера, но, на мой взгляд, музыка должна хотя бы немножко провоцировать – а не только развлекать.

С какими сложностями ты столкнулся во время записи?

Главная проблема заключалась в технической части – в том, как «Logic Audio» все автоматизировал. Проще говоря, наши миксы постоянно усложнялись, а «Logic» пытался воспроизводить записи по порядку, что означало, что мы должны были по два раза проверять сделанное (иначе могли возникнуть такие мелочи, как какой-нибудь пропущенный эффект в секции вокала). Так же, попытки переставлять местами детали сложного оборудования – сущий кошмар. Но самым волнующим моментом работы была запись в Техасе, где мы комбинировали старые и новые технологии. Группа Джо записывалась, не используя ничего, кроме устаревших примочек: микрофоны и компрессоры «Valve», гитарные усилители 60-х годов и магнитная пленка, движущаяся со скоростью пятнадцать дюймов в секунду, какой там «Dolby»! И только к концу недели такой работы мы смогли использовать «proTools» (цифровая рабочая станция для записи, обработки и проигрывания аудиоматериала – прим. ред.), которая позволила мне привезти в Англию работу, сделанную за целую неделю, на диске размером с ладонь!

Расскажи подробнее о вокалистах, чьи голоса звучат на «subHuman»...

Уже, наверное, всем известно, что я буквально устроил охоту, и (к счастью!) нашел Джо Ричардсона, причем нашел его с помощью поисковика «Google» – вот замечательный пример того, как современные технологии сближают людей! Когда  я услышал его голос, я был просто поражен, что он еще не знаменит. Джо с радостью согласился стать частью проекта Recoil, несмотря на то, что это было очень далеко от того, чем он занимался ранее. Как я сказал, мы записывались в Техасе около недели, а потом я все собрал и переструктурировал.Карла Треваксис присоединилась к нам позже. Я искал человека, который смог бы обеспечить своего рода баланс с голосом Джо, дать альбому правильную динамику – как бы акустическую поддержку в ключевых моментах.

А тебя приглашают принять участие в записи каких-нибудь песен, альбомов?

Дуглас МакКарти просил меня принять участие в работе над альбомом проекта, который позиционируется как Fixmer / McCarthy, но я, правда, тогда не хотел никого продюсировать. Как я сказал Дугу, здесь нет ничего личного, просто мне хотелось полностью абстрагироваться от всех дел во время моих «каникул».

Твоя жена помогала тебе работать над новым альбомом. Было ли так всегда, или это первый ее опыт? Легко тебе с ней работать?

Легко? Нет... Жены просто ужасны!.. Хип помогала мне с самой первой нашей встречи в 1993, и полностью была погружена в работу Recoil – особенно это касается последних трех альбомов. Ее работу сложно описать, потому что она делает много всего в разных областях. Она не только время от времени играет на струнных, но еще и выполняет роль бэк-вокалистки, и помогает мне увидеть все с нового ракурса. Я мог бы доверить ей еще больше работы, но это будет уже слишком!

Ты сам писал тексты песен для альбома?

Нет, все написали Джо и Карла.

В общей сложности, сколько времени заняла работа над альбомом?

Год – для меня это нормально. Я перфекционист, что замедляет и усложняет жизнь – и чем старше я становлюсь, тем сильнее становится тяга к идеалу! Я выкрадываю дополнительное время, чтобы знакомиться с новыми технологиями, завершаю версию 5.1, потом эмбиент-версию, и потом, наконец, начинается мастеринг всего материала.

Какие воспоминания у тебя остались от работы с Depeche Mode? Что она тебе дала?

Недавно я взял на себя роль исполнительного продюсера в ремастеринге всего материала Depeche Mode, а это значит, что я должен был прослушать все до единого альбомы! Также мы делали несколько документальных фильмов для релиза… Эта работа заставила меня вспомнить как много приятных моментов, так и некоторые не очень приятные, в частности, об отношениях в группе во время записей. Я осознал, как много сил уходило в каждую запись. Слушаю каждую отдельную композицию, и они напоминают мне об атмосфере, царившей во время записи. И конечно, я получил очень много, работая с такими людьми, как Дэниэл Миллер, Гарет Джонс и Флад. Я всегда буду благодарен за то, что мне дали DM – без этого я бы не смог продолжить работу над Recoil с такой свободой и уверенностью, что не обязательно полагаться только на коммерческий успех, чтобы выжить.

Есть ли какая-нибудь определенная причина, почему ты не даешь концерты? Ты боишься сцены, волнуешься перед выступлениями?

Главная причина в том, что я просто не даю концертов. Я испытывал легкое волнение перед выходом на сцену, когда выступал с DM, но никогда сильно не нервничал. Даже если аудитория была замечательная, с такой отработанной программой живые выступления превратились в рутину. Я был почти уверен, что, если уйду со сцены, никто и не заметит.

Хочешь ли ты, чтобы твои дети всерьез занялись музыкой?

Пэрис играет на пианино, и если они вдруг решат сделать карьеру музыканта, я считаю, это было бы прекрасно.

Ощущают ли они груз твоей славы, или ты для них в первую очередь папа?

Что ж, Пэрис (ей двенадцать) больше любит Гвен Стефани. А шестилетний Стэн обычно любит попрыгать под роковые треки Recoil. Честно говоря, ни один из них особо не впечатлен моей работой.

Передай что-нибудь своим российским фанатам!

Надеюсь, вам всем понравится «subHuman», и спасибо всем-всем за поддержку!


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: