Rock Oracle - THIS MORN’ OMINA.

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №3 06/2011


Начав работать под именем This Morn’ Omina в 1996 году, бельгийский музыкант Мика Годрик практически создал собственный уникальный жанр, который лишь условно можно охарактеризовать как сплав транса, электро-индастриала, пауэр-нойза и племенной ритуальной музыки. Его композиции запросто могут превышать десятиминутный хронометраж и поражают своей живостью, первобытной энергетикой и неповторимой мистической атмосферой. Сегодня проект This Morn’ Omina – настоящая жемчужина легендарного немецкого независимого лейбла «Ant-Zen», собравшего у себя в каталоге, пожалуй, самых интересных представителей нынешней пост-индустриальной сцены в разбросе от настоящего шумового террора до загадочного чилл-эмбиента и мудреного idm. Совсем недавно увидел свет очередной двойной альбом This Morn’ Omina – «L'unification des Forces Opposantes». В связи с этим замечательным событием на связи с «RockOracle» впервые побывал создатель загадочных звуковых ландшафтов – Мика Годрик.

Скажи, ты делаешь довольно нестандартную музыку: с одной стороны, она танцевальная, с другой – довольно мрачная, чтобы звучать на «обычном» танцполе. Какие эмоции ты закладываешь в свои композиции?

Эмоционально каждый трек обладает собственной концепцией. Идея заключается в причине, по которой мы выбрали то или иное звучание, и создали композицию так или иначе.

А какой антураж, на твой взгляд, больше всего подходит для выступлений TMO?

Атмосфера наших выступлений – это горячее место, созданное истекающей потом аудиторией, наши слушатели танцуют, словно дервиши.

Дискография TMO делится на определенные периоды, трилогии. Расскажи немного о каждом из циклов, пожалуйста!

Это очень объемный вопрос. На него практически невозможно ответить детально. В принципе это все эволюция. Группа проходит разные этапы и развивается с целью сделать следующий шаг вперед, вместо того, чтобы пересказывать одно и то же снова и снова. Последняя трилогия «nyan» полностью посвящена этому – открытию себя заново. Трилогия «hegira» повествовала о том, как я пытаюсь найти правильный «музыкальный язык». Виниловая трилогия «Cyclops» – развитие темы одноглазого человека после того, как композиция «One-Eyed Man» стала клубным хитом.

Сколько человек принимают участие в записи альбомов This Morn’ Omina, и сколько выходят на сцену для живых выступлений? Это в большей степени проект одного человека или все-таки команда единомышленников?

Над новым альбомом работали я и Каролус Лерок, и мы собираемся продолжить наше сотрудничество. До этого к работе также были подключены Sal-Ocin и Спайк, они изъявили желание принять участие и в следующем проекте. Так что в студии нас получается четверо. На концерте базовый состав группы из четырех музыкантов (минимум троих – меня и двух барабанщиков), в зависимости от того, кто доступен. Карл будет выступать со мной, когда ему это позволит его расписание. Так что теперь нас будет пятеро. Прошу прощения за сложные расчеты!

Sal-Ocin также играет и в Tzolk’in и имеет собственный проект Empusae. Что думаешь о его творчестве?

Он мой барабанщик и товарищ по студии с 2001 года. Мне очень нравятся все его проекты. Нас свела взаимная любовь к музыке друг друга, из-за нее мы начали играть вместе.

А что думаешь о музыке Flint Glass и Ah-Cama Sotz? Мне кажется, что все вы очень близки по духу…

Flint Glass записал очень неплохие альбомы, и у меня полная коллекция работ Ah-Cama Sotz. С Германом мы на одной волне, у нас даже есть общий проект под названием Pow[d]er Pussy. ACS иTMO схожи по концепции, но музыкально они достаточно резко различаются.


Этот же вопрос я задавал и Tzolk’in: твоя музыка – это, с одной стороны, обращение к культуре древних, с другой – в ее основе лежат современные технологии и синтетическое, «неживое» звучание. Ты не видишь в этом никакого противоречия?

Я вынужден не согласиться с «неживой» музыкой, это не о TMO. Мы тратим много времени, чтобы звучать как можно более реалистично, мы используем как живые ударные, так и необычные инструменты и приемы – типа полевых записей (field-recordings – запись вне студии, на открытом пространстве, – прим. М. Ч.) или искаженного вокала. TMO создается не только внутри машины. Машина позволяет очистить трек, это лишь инструмент и не более того.  

Ты говорил, что предпочитаешь называть то, что выходит под именем This Morn Omina, ритуальной музыкой. А насколько близко ты сам знаком с теми или иными ритуалами? Приходилось ли тебе экспериментировать с какими-нибудь духовными практиками?

Я духовный человек, но я также трепетно отношусь и к своей личной жизни, так что я не скажу ничего, кроме того, что я знаком с ритуалами. Извини. Надеюсь, ты поймешь.

Ок, нет проблем. А как ты считаешь, современный человек мог бы использовать в своих целях знания древних или их ритуальные традиции, например? Нуждается ли современный житель мегаполиса в чем-то подобном?

Каждый человек должен решать за себя. Я сам получаю много духовной энергии и даже практические советы из чтения древних текстов. Я бы рекомендовал это всем, но я против всяческих форм организованной религии, так что мне не хотелось бы основать какое-то культовое движение. Сохранять связь со своими духовными корнями и познавать новое – я бы не назвал это плохой идеей, под этим я подписываюсь! Мне бы хотелось, чтобы больше людей это делало, возможно, это придало бы больше значения их пустым ракушкам, на которые они постоянно жалуются. Но кто я, чтобы судить? Это хорошо для меня, я был бы счастлив поделиться своим опытом, но не думайте, что я буду гуру или еще кем-то.  (Смеется) Слушайте TMO и вставайте на путь истинный. (Cмеется)

И, наконец, твоя новая работа. Как бы ты мог описать ее?

Все чем было или будет TMO – это ясный взгляд в будущее. Это все, что было собрано за последнее  десятилетие, и еще несколько музыкальных дверей уже открыто навстречу новым релизам.

Я так понял, что на новой работе больше внимания уделено вокалу?

Да, на данный момент вокал превалирует. Это великолепный новый «инструмент», и мы поиграем с  ним некоторое время.

Каролус Лерок – новый участник группы. Как давно вы работаете вместе? Что вас объединило?

Наше духовное прошлое сочетает в себе то, что есть у нас общего с нашим мировоззрением. Наша  встреча была абсолютным везением и предзнаменованием хорошего сотрудничества. Мы общаемся  онлайн, потом встречаемся, чтобы завершить треки, и разговариваем до утра.

В пресс-релизе использована цитата из эпоса «Enuma Elish», как это связано с концепцией альбома?

«Никому не позволяй определять свою судьбу». Почти все считали, что после трека «One-Eyed Man» TMO будет пони, знающим лишь один трюк. Что ж история показывает, что это не так. То же самое и с последним альбомом. После «Momentum of Singular Clarity» люди думали, что мы станем играть ebm. Но нет, мы просто экспериментируем. Так что это девиз, который позволяет TMO держаться на плаву в духовном и музыкальном плане.

Насколько ты открыт к совместной работе с другими артистами?

Если человек нравится мне как личность, и наши взгляды на музыку и мир схожи, то все возможно.

В электронной музыке очень развита такая область, как изготовление ремиксов, но я не встречал ремиксов TMO на кого-либо, и, тем более, чьих-то ремиксов на твои композиции. С чем это связано? Тебе не интересен этот аспект творчества?  

Никто не делает ремиксов на TMO, потому что я не верю, что кто-то может сделать другую версию, которую я смог бы потом назвать завершенной, содержание которой будет таким же, как и в оригинале. Бывают совместные работы с группами, но только тогда, когда над концепцией работают оба проекта, а в результате получается то, что нравится обеим сторонам. Ремиксов от TMO не будет никогда. По-моему, это просто трата времени и энергии.

В каких еще музыкальных проектах, помимо TMO, ты принимаешь участие?

Pow[d]er Pussy, Nebula-H  и мой собственный «дневниковый проект» mika goedrijk.

Какая музыка нравится тебе как слушателю сейчас?

Вчера был вечер Linkin Park. (Смеется) Я слушаю разную музыку (в том числе и классическую), так как мне интересно послушать, как функционируют другие стили. Так что меня интересует не только индастриал.

Как ты относишься к транс-сцене, чувствуешь ли, что у тебя есть что-то общее с исполнителями из этого лагеря?

Я с самого начала был поклонником транса и продолжаю следовать некоторым его тенденциям. В TMO несомненно есть влияния транса, хотя я не то чтобы активно его использую. Скорее, это происходит подсознательно.


А что думаешь о наркотиках на танцполе или в студии – насколько тесно связаны запрещенные вещества и электронная музыка?  Многим кажется, что это практически неразделимые вещи. На твой взгляд, есть ли необходимость в изменении сознания таким способом для того, чтобы лучше чувствовать музыку?  

Я не считаю это неразделимым, и я видел, как это влияет на людей, и что большинство из них не очень хорошо себя чувствует после – их вдохновение иссякает. Менять сознание с помощью музыки и с помощью создания музыки – вот что мне ближе, и мне не нужно ничего другого. И опять же, люди сами за себя решают, но они должны быть всегда настороже, хоть, к сожалению, это и не всегда так. Но: живи и позволяй жить – вот наш девиз.

Вы как-то уже выступали в России, как тебе у нас понравилось? Нет ли желания повторить?

Это было отлично! Одна из наиболее честных «толп», для которой я когда-либо играл. Я бы с удовольствием сделал это снова.

Спасибо за ответы и твою музыку! Я слушаю твои альбомы с большим удовольствием.

Спасибо! Продолжай наслаждаться ими!


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: