Rock Oracle - LACRIMOSA

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №3 06/2009

Tilo Wolff and Anne Nurmi

Вам знакомо это чувство, когда все тело и душа ноют от страстного желания? Когда настолько не хватает чего-то, что дыхание перехватывает, и хочется плакать, и силы покидают, и лишь одно неотвязное желание заполняет вас, ваше тело и вашу душу? Тогда вы знаете, на что способен человек, чтобы добиться желаемого. Он способен свернуть горы, смутить весь мир, порвать узы смерти!.. Знакомо ли вам это? …Мы знаем одного человека, который наверняка прошел через подобное испытание и написал об этом десять песен, объединив их под общим названием «Sehnsucht». Этот человек хорошо знаком и вам, если вы внимательно слушаете его музыку. Имя ему Тило Вольф.

Привет, Тило, как поживаешь? Как твоя нога?

Нормально-нормально, хе-хе.

Расскажи немного о новом альбоме…

С одной стороны, он сильно привязан к предыдущим работам, которые очень эмоциональны, с другой — он достаточно роковый, динамичный, где-то даже брутальный. Это самый роковый альбом Lacrimosa.

Представь, пожалуйста, каждую песню!

Главная идея альбома — страстное желание. Каждая песня представляет какое-то особое желание.
«Die Sehnsucht In Mir» рассказывает о желании как таковом и о желании любви и страсти.
«Mandira Nabula» — о желании открывать что-то новое, находить новые лица, что-то вроде эмоционального путешествия.
«A.u.S.» о желании быть узнаваемым.
«Feuer» о полной отдаче себя мести.
«A Prayer For Your Heart» — о желании быть свободным от каких-либо желаний, быть хозяином своих желаний, а не их рабом.
«I Lost My Star In Krasnodar» — о жажде воспоминаний.
«Die Taube» — о стремлении познать глубокий смысл таких понятий, как любовь, дом, безопасность.
«Call Me With The Voice Of Love» несет ту же идею, что и предыдущая песня.
«Der Tote Winkel» — о жажде выражения своих чувств в особенной форме.
И, наконец, «Koma» — о желании очнуться и продолжить путь.

Третья песня называется «A.u.S.». Что означает эта аббревиатура?


По-немецки предлог «aus» означает «из». А расшифровывается название как «Alles unter Schmerzen» — «все подчиняется боли».

Расскажи о нашумевшей песне «Feuer» с детским хором. Как родилась идея привлечь детей к работе?


Я изначально хотел, чтобы в этой песне был хор. Песня сначала записывалась с оркестром, и только потом были добавлены гитары и ударные. Таким образом я пытаюсь создать разные атмосферы. И того же эффекта я хотел достичь с помощью хора. Когда я один спел эту песню, мне показалось, что одного моего вокала недостаточно, мне нужно как бы другое мнение, другой взгляд. Именно поэтому я хотел, чтобы, скажем так, чистые и милые дети пели плохие слова. Это очень впечатляет.

А как тебе работалось с детьми?


Это было... хех... забавно. Вообще-то я не был уверен, что мне удастся договориться с родителями. Потому что слова, которые предназначались для хора, достаточно жесткие. Тогда мы собрались все вместе, и стали обсуждать. Тогда какой-то ребенок спросил: «Это вроде как в сказке?» Я ответил: «Да-да, точно как в сказке». Ну, и тогда все расслабились, потому что в сказках такое бывает, что плохих людей сжигают и все такое. Такой вариант был приемлем для детей, их родителей и всех остальных. Запись проходила очень здорово.

А ты вообще любишь детей?

Как посмотреть... Конечно, я люблю детей... Но когда, например, я вымотался, хочу отдохнуть, а справа и слева от меня лежат плачущие дети — тогда я не очень их люблю.

Расскажи об оформлении альбома. Можно по-разному рассматривать эту картинку, но самая популярная трактовка, что Арлекин совершает какой-то ритуал. Это верно?

Хехехе... Если ты посмотришь на оборотную сторону обложки, ты увидишь, что Арлекин в замешательстве, он удивлен тем, что произошло. Я вообще-то похож на него, потому что я не ожидал, что альбом получится таким эмоциональным. Огонь — это символ страстного желания, а также силы и энергии, в данном случае, энергии желания. Из огня появляется лошадь, это символ силы желания, если ты используешь его верно; лошадь может побежать в любую сторону, даже если ты этого не хочешь. Поэтому ты должен уметь контролировать лошадь, то есть уметь контролировать свою страсть. А женщина на лошади — Элодия, которая умерла несколько лет назад. То есть мы видим, что страсть сильнее смерти. Она голая, как на обложке альбома «Satura», т.е. она была возвращена к жизни чистой, непорочной.

А ты планируешь снять видео на какие-нибудь песни с альбома?

Нет, для этого релиза пока видео не планируется.

А это правда, что альбом был уже готов к тому времени, когда ты приехал с концертами в Москву в прошлом году?


Не совсем. К тому времени было закончено четыре песни. В то же время я уже начал работу над двумя другими песнями, и еще насчет одной у меня были кое-какие наметки.

Ты собирался выпустить этот альбом на виниле. Расскажи об этом поподробнее.

Мы планировали это, но работа над специальным изданием, которое содержит новые версии песен (мне пришлось просто набело их перезаписать), заняла столько времени, что его совсем не осталось для работы над винилом, поэтому мы отказались от этой идеи. Так что альбом вышел в стандартном формате, диги-пак, и специальным изданием. А насчет винила пока ничего не известно.

А тебе нравятся виниловые пластинки? Как ты думаешь, вернутся ли люди к винилу?


Я не думаю, что большинство людей вернется к винилу, но некоторые коллекционеры, как я, до сих пор счастливы, покупая альбомы, выпущенные на виниле. Эти издания всегда особенные: прекрасное оформление, и, самое главное, хорошее качество записи. Я надеюсь, однажды мы выпустим виниловую пластинку.

Ты коллекционируешь винил?

Да, у меня в коллекции порядка 2000-2500 пластинок. Единственная проблема заключается в том, что у меня нет места, я не знаю, куда их девать. Так что я больше не покупаю по пластинке в неделю.

А какой формат ты предпочитаешь?

Я ненавижу mp3, потому что мне нужен носитель, а не просто файл. И качество mp3 просто отвратительное. Если альбом выходит на виниле, я предпочитаю приобрести винил. Если альбом выходит на CD, я покупаю CD. Но дело в том, что эти вещи нельзя сравнивать. Мы не успели подготовить винил к выпуску, потому что его надо по-новому спродюсировать, он будет в любом случае отличаться от других изданий.

Известно, что мастеринг сингла «I Lost My Star» проходил в Москве. Какие были на то причины?

В рамках нашего российского турне мы провели несколько прекрасных дней в Краснодаре. После этого мы отправились в Санкт-Петербург. Тогда я почувствовал, что мне надо оформить мои впечатления от Краснодара, и в отеле написал текст этой песни. Это наш трибьют для российских фанатов, и особенно для Краснодара, это мой сувенир. Я поговорил с представителями российской звукозаписывающей компании насчет выпуска этого сингла в России, они очень обрадовались такой перспективе. Потом была создана эта прекрасная обложка. И я был уже настолько поглощен этой идеей, что записал новую версию этой песни на русском языке. Это особенное издание для российских поклонников. Ну, и совсем уже логично, что мастеринг тоже проходил в России.

Легко ли было тебе петь по-русски?


Нет! (смеется) Это очень-очень-очень сложный язык. Я пел на латыни, на испанском, английском и немецком, однажды даже на французском, но петь на русском было сложнее всего!

А ты бы хотел выучить русский язык?


Да, но мне было бы очень сложно выкроить на это время. Ведь это значит заниматься меньше музыкой — но я бы предпочел музыку.

После ваших концертов в Китае как там идут дела? Высоки ли там теперь продажи ваших альбомов?

Теперь там появилась огромная фан-база. Мы выпускаем альбомы в Китае и Тайване, я имею в виду, кроме того, что мы выпускаем альбомы по всему миру. И мы собираемся снова поехать в Китай с концертами, потому что прошедшие были великолепны, и мы хотели бы представить китайцам наш новый материал.

Собираетесь ли вы посетить с концертами еще какие-нибудь страны, где раньше не бывали?

Хмм, да. Мы собираемся в Японию, Корею, а перед этим мы впервые сыграем в Эквадоре и Перу. Так что в нашем плане отмечены четыре новые страны. Очень жаль, что нам не удастся в ближайшем будущем приехать в Россию. Мы хотели дать концерт в августе, но нам сказали, что в августе много людей уезжает в отпуска. Так что пришлось концерт перенести.

Как-то ты сказал, что у Lacrimosa есть несколько традиций, которые ты не любишь нарушать, например, оформление обложек, тираж концертников. Расскажи еще о каких-нибудь традициях!


Хмм, во-первых, когда я пишу песни, я сначала пишу текст, а потом — музыку. Кроме того, я никогда не забуду, как я начинал заниматься музыкой. С одной стороны, всегда нужно создавать новое музыкальное измерение. Но с другой — я никогда не буду писать песни, потому что я должен это сделать. Когда бы я ни садился за пианино, когда бы я ни брался за гитару, мной всегда должно двигать вдохновение. Это своего рода правило. Еще одно правило: я всегда пишу песни на том языке, на котором они приходят мне в голову.

Кстати, еще одно отличие нового альбома от предыдущих заключается в том, что на нем больше песен на английском, чем раньше. Я знаю, что по всему миру наши поклонники предпочитают лирику на немецком, но я никогда не меняю ничего в моих песнях, чтобы удовлетворить кого-то. Я записываю песню именно так, как она родилась, в том виде, в каком она вырвалась из моего сердца. Это неизменные правила, которые не должны нарушаться в рамках Lacrimosa.

Ты говорил, что твое творчество, твоя музыка — своеобразный дневник. Есть ли такие аспекты в твоей жизни, которые ты не записываешь в свой дневник?

Нет, вообще-то я пишу обо всем. Иногда я прячу какие-то вещи — есть такие моменты, когда лучше не знать, о чем я пою.

Может ли человек, который не знает тебя лично, только слушая твою музыку, понять тебя и твое мировоззрение?

Каким-то образом да. Да, может. Ключевые черты моего характера легко можно узнать, если уделить время и сконцентрироваться на музыке Lacrimosa.

А ты легко находишь контакт с незнакомцами?


Скорее нет. Я отношусь с подозрением ко многим людям и даже к некоторым своим друзьям. Я более открыт в моих песнях, чем в разговоре с кем-либо.

Что ты думаешь о таком мнении, что искусство должно содержать в себе провокацию? И как ты думаешь, всему ли есть место в искусстве?

Я не думаю, что всему есть место в искусстве. Некоторые вещи не должны иметь места. Особенно сегодня, когда информация огромным потоком обрушивается на обычных людей. Медиа контролирует толпу. Вот простой пример: ты приходишь в магазин одежды и видишь везде одинаковую одежду. Поэтому большинство людей одеваются одинаково. Но если ты покупаешь что-то другое, на тебя бросают косые взгляды. Этот пример демонстрирует, как люди реагируют на некоторые явления. Поэтому опасно распространять какие-то вещи посредством искусства, люди могут это неправильно понять, потому что они не думают. И если артист использует какую-либо провокацию в своем искусстве, он должен объяснить, зачем он это делает.

Что ты никогда не стал бы использовать в своем творчестве?


Фашистскую пропаганду или что-либо, что посягало бы на права человека, человеческой души... Знаешь, многие люди провоцируют лишь ради самой провокации — это неправильно. И вообще-то я против использования провокации в искусстве и неправильного обращения с искусством.

Такие люди, как Адриан Хейтс, Моцарт, Крис Поль, Алекс Каште и, конечно, ты сам — безусловно, яркие и, можно даже сказать, основообразующие персоны готик-сцены Германии. А знакомы ли вы друг с другом?

Некоторые из этих имен я даже не знаю... Кто этот Алекс Каште?

Он фронтмен группы Samsas Traum.


А... о’кей... В общем, единственный из них, кого я знаю лично — это Моцарт. Мы очень симпатизируем друг другу, и раньше очень близко общались. Других я никогда не встречал... Но не имею ничего против их творчества.

Есть ли у вас понятие конкуренции?

Нет, мы делаем совсем разные вещи. Я выражаю свои эмоции с помощью музыки, перевожу целый мир в музыку. И я делаю это на протяжении двадцати лет, в то время как некоторые группы даже не доживают до этой годовщины. Так что не вижу никаких причин для конкуренции.

Некоторое время назад в России встречались такие предрассудки, что гот — не гот, если не слушает Lacrimosa и Diary of Dreams. Что ты об этом думаешь?

Мне однозначно не нравятся такие «правила». Люди должны быть свободны в выборе того, что слушать. Кроме того, я не вижу Lacrimosa такой уж готической группой, у нас много поклонников — металлистов. Мне, безусловно, нравится готическая сцена, и я всегда буду чувствовать причастность к ней. Но мне не нравится, когда подавляется индивидуальность — ведь есть множество и других правил, что должен и чего не должен делать гот! Для меня быть готом значит быть свободным, быть таким, какой ты есть, и смело выражать это, без страха перестать быть частичкой общества. Первым правилом должна стать свобода эмоций, потому что с этого все и началось, когда первая панк-группа перестала играть в политику и заговорила о литературе, об эмоциях и стала играть соответствующую музыку. Благодаря таким группам сейчас мы такие, какие мы есть.

Хочешь ли ты что-нибудь добавить?


Спасибо всем, кто пришел на наши концерты в прошлом году! Вы вдохновляете меня на продолжение моего творчества. Я жду с нетерпением новых российских концертов и момента, когда я спою песню «I Lost My Star In Krasnodar» в России.

 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: