Rock Oracle - PARADISE LOST

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №3 06/2007

Оборотясь, они в последний раз
На свой недавний, радостный приют,
На Рай взглянули: весь восточный склон,
Объятый полыханием меча,
Струясь, клубился, а в проеме Врат
Виднелись лики грозные, страша
Оружьем огненным. Они невольно
Всплакнули — не надолго. Целый мир
Лежал пред ними, где жилье избрать
Им предстояло. Промыслом Творца
Ведомые, шагая тяжело,
Как странники, они рука в руке,
Эдем пересекая, побрели
Пустынною дорогою своей.




Этих строк, которые завершают книгу Джона Мильтона «Потерянный рай», гитарист группы Paradise Lost Грег Макинтош, как выяснилось, так и не прочитал — но идею развил и, ни много ни мало, посвятил ей свое творчество. В этом Грега поддержал его товарищ Ник Холмс: вместе с еще тремя друзьями, гитаристом Аароном Эдди, басистом Стивом Эдмонсонсом и барабанщиком Мэтью Аркером (которого потом сменил Ли Морис, которого в свою очередь позже сменил Джефф Сингер), в 1988 году они создали группу. Начинали ребята с дум-метала, но уже второй их альбом зазвучал весьма готически, отчего и получил название «Gothic».
Но и на этом музыканты не остановились. Постоянно изменяясь, привнося что-то новое в свои работы, то возвращаясь к истокам, то ставя новые эксперименты, Paradise Lost записали десять альбомов. Одиннадцатый,
«In Requiem», они представили нашему вниманию совсем недавно. По первым откликам на диск можно сделать вывод
о том, что Paradise Lost снова оглянулись на пройденный путь и вернулись немного назад. Но так ли это на самом деле? На связи Грег Макинтош.

Привет! Сначала хотелось бы спросить о книге Мильтона «Потерянный рай». Сколько раз ты ее перечитывал?

Это покажется забавным, но, боюсь, что я бы сказал — большой такой «ноль». Я начинал читать эту книгу, но она слишком скучная и длинная.

Тогда следующий вопрос. Название группы связано с книгой?


Связано, связано. Тема книги очень подходит нашей музыке. Когда встал вопрос, нам показалось удачной идеей взять такое двусмысленное название.

Хорошо. Тогда сразу перейдем к новому альбому Paradise Lost «In Requiem». Некоторые песни написаны в старых традициях. Вы вернулись к началу?


Ну, я бы так не сказал. Некоторые песни действительно похожи на старые: на альбоме присутствует готическое влияние. Но мы не были намерены возвращаться к корням, мы просто пробовали много всего.

Почему же именно готическое влияние?

Готика очень символична. Атмосфера и эмоции альбома напоминают мне о готике.

А что есть готика для тебя? Как бы ты определил готическую музыку?

Готическая музыка имеет много разных направлений, одно из них — готик-метал. Это то, что делаем мы. Мы делали готику в 91-м, но тогда не было такого понятия, не было и определения...

А готическая культура?

Готическая культура тоже имеет множество аспектов. Когда я говорю о готике, я подразумеваю готическую архитектуру, готическую литературу, также эту особенную атмосферу, внешний вид и тому подобное. Очень много составляющих.

Тебе нравится эта культура?

Не все. Но что-то мы находим возвышенным, что-то — очень интересным…

Вернемся к альбому. Расскажи о дизайне обложки.

Наш альбом оформлял Сет Сиро Антон, он грек, живет в Афинах. Нам нравятся его работы, мы просто сказали ему, что альбом будет называться «In Requiem», и он сразу стал предлагать различные интерпретации названия. И каждая картинка в оформлении, особенно на обложке — это его маленькая интерпретация того, о чем альбом «In Requiem».

Расскажи немного о материале.

Главная цель, которая стояла за записью альбома, состояла в том, чтобы вернуться немного назад — создать что-то, что звучало бы «живо». До этого момента мы держали курс на то, чтобы сделать на компьютере ударные и гитары идеальными. Этот же альбом — не такой выхолощенный, мы хотели сделать его более чарующим и обладающим особенной атмосферой. Он должен был получиться более мелодичным и менее коммерциализированным, в отличие от того, что мы делали до этого.

Связано ли настроение альбома с твоим мировоззрением, жизненной философией?

Мы любим темную сторону музыки, темную сторону литературы, искусства, и если оглянуться назад, то мы всегда затрагивали именно темную сторону жизни, потому что она больше вдохновляет; в темной стороне больше того, о чем можно написать.

Какие нововведения можно найти на «In Requiem»?

Мы попытались привнести больше энергии и агрессии посредством гитар.

Расскажи об отношениях в группе. В одном из интервью ты говорил, что вы практически не встречаетесь и даже живете в разных городах, а рабочим материалом обмениваетесь через интернет.


Да, это правда, мы живем в разных частях Великобритании. Я придумаю какую-нибудь мелодию, и отсылаю ее Нику, нашему вокалисту, он что-нибудь там подправляет, пишет слова и отсылает снова мне. Когда мы с ним приходим к консенсусу и остаемся полностью довольными результатом, отсылаем все это остальным членам группы. Это, кстати, очень удобно. Так записи получаются более спонтанными. Если меня осеняет, я бегу в свою студию и сразу записываю, а отослать что-либо через всемирную сеть займет не больше пяти минут. А, скажем, лет десять назад мне пришлось бы ждать, пока мы соберемся, пока запишем кассету, пока отошлем ее дальше. С интернетом записывать альбом получается лучше, проще и быстрее.

Ну, когда-нибудь вы же собираетесь все вместе?

Да, конечно. Когда набираются песни, которыми мы удовлетворены, мы собираемся в студии и дальше разбираемся, что кому нравится и что не нравится.

За вашей спиной десять альбомов, каждый из которых — в определенной степени эталон. Можешь ли ты вспомнить каждую из работ и охарактеризовать ее несколькими словами?


О’кей, значит так. Первый альбом, «Lost Paradise» — он был любительский, наивный. Мы тогда были очень молоды и неопытны. Второй, «Gothic» — новаторский, но все равно в некоторой степени наивный. Затем был «Shade Of God» — я бы сказал, что этот альбом написан в лучших традициях металла. На нем прослеживается больше влияния металла, чем готики. Более дум-металлический альбом.

Потом «Icon»…

Да. «Icon» — я думаю, это еще один новаторский альбом. Тогда мы нашли «то самое» звучание, мы знали наверняка, как мы хотим звучать. «Draconian Times» — расширенный вариант «Icon». Линия прослеживается та же, но мы уже были опытнее, и запись проходила легче. «One Second» — это ответ альбому «Draconian Times». Нам надоело продолжать делать то, что делали уже два альбома подряд. Мы решили поэкспериментировать, и, мне кажется, у нас неплохо получилось, на альбоме есть достойные, очень хорошие композиции.

Следующий альбом «Host» слышали все, о нем нас чаще всего спрашивают. Кто-то ненавидит этот альбом, кто-то обожает, а мне нравится, что он вызывает такую реакцию. Даже несмотря на то, что есть люди, которые ненавидят этот альбом — главное, что нет равнодушных. Если люди постоянно говорят об этом на протяжении десяти лет, значит, это действительно хороший альбом.

Как ты думаешь, почему «Host» получился таким?


Я думаю, потому, что мы сделали что-то вообще другое, принципиально другое. И это многих шокировало. Это понятно, я бы и сам был в шоке!

Итого осталось три альбома.

«Believe In Nothing» – диск, который я люблю меньше всего. Наверное, после реакции на «Host» мы все немного боялись идти в студию. И альбом микшировался дважды, потому что мы не были довольны. Потом вышел «Symbol Of Life» — это совсем другой альбом. Мы снова начали искать фокус, потому что его не стало после записи предыдущего диска. Этот альбом спродюсировал Рис Фулбер, он верил в нас и нашу музыку и помог нам найти верное направление. Мне кажется, это сильная запись. И, наконец, одноименный альбом «Paradise Lost», который является продолжением традиций «Icon» и «Draconian Times», я бы даже сказал, это вторая часть «Symbol Of Life». Мы сохранили стиль, атмосферу, структуру песен с «Symbol Of Life», просто проработали альбом еще лучше.

Расскажи немного о вашем новом лейбле.


«Century Media» находится и в Англии, и в США. И получается, что наш новый альбом, то есть «In Requiem», мы делаем для всего мира. Мы работали раньше некоторое время с «Century Media», были и позитивные, и негативные моменты, но лучше всего в этом лейбле, что он проводит хороший промоушен. И это действительно большое дело!

Есть ли у вас желание войти в историю в качестве классиков готического метала?


Многие называют нас первой готик-металлической группой. И в принципе, это правильно, мы были первыми, кто назвал свой стиль «готик-метал». Но сейчас это направление очень расширилось, и есть такие готик-металлические группы, которые играют музыку, даже отдаленно не напоминающую ту, что играли мы. Сейчас готика тесно связана с романтикой, а мы никогда не пели о чем-либо подобном. Мы всегда пели о грязной стороне.

Как ты считаешь, Paradise Lost — современная группа?


Да, я думаю вполне современная. Нам все ещё есть, что сказать, и есть много хороших идей.

Каким ты видишь будущее группы?

Самое далекое будущее, о котором я думаю — завтра.

Опиши каждого участника группы несколькими словами.

Ник, наш вокалист, загадочный человек, он очень скромный. Аарон, гитарист, очень нервный, но очень добрый человек. Стив, басист — параноик, он очень смешной!

Смешной параноик?


Да-да, именно! Очень смешной. Барабанщик Джефф всегда счастлив, всегда несет в себе позитив, но это никак не вяжется с концепцией нашей группы, так что скоро мы выбьем из него эту дурь! (смеется). А что касается меня, я невротик, но осторожный.

Как часто Paradise Lost выступает в Англии?


Мы играли буквально на той неделе. Мы выступали в Лондоне перед аудиторией примерно в две тысячи человек. Скоро отправимся в тур по Англии. Нам нравится выступать в Англии.

Где бы ты хотел сыграть больше всего?

Я там уже сыграл — в Исландии. Ну… еще на Гавайях (смеется), я уверен, на Гавайях готик-металлический концерт пройдет на «ура»!

А как насчет России?


Мы уже играли в России. Самое большое впечатление на меня произвела поездка из Москвы в Санкт-Петербург. И мы обязательно приедем еще.

Кстати, почему ты не смог приехать в Москву вместе с группой в 2005 году?

Потому что я тогда чуть не умер. Я был в больнице, у меня был разрыв аппендицита, гной попал в организм, и мне пришлось очень долго пролежать в больнице. Я не думал, что так получится, так что (смеется) у меня была уважительная причина, чтобы не приехать.

Как ты сейчас?

Сейчас все в порядке, мне сделали две операции, и я долго лежал в больнице, но сейчас я снова в норме и планирую концерты, в частности, надеюсь снова приехать к вам.

Каковы твои воспоминания о первой поездке в Россию?


Ну, у нас была самая обычная экскурсия, как и у всех остальных туристов. Мы были на Красной площади, купили буденовки, неваляшек — короче, делали все то же самое, что и все туристы. И было очень-очень холодно! Но все равно это было очень здорово, все такое новое, необычное, был такой культурный шок. Ну и, как я уже сказал, поездка из Москвы в Петербург — это просто фантастика!

Скажи что-нибудь вашим фанатам!


Да, к сожалению, я не смог приехать в 2005, как я сказал, я был при смерти, так что я надеюсь, вы меня простите. Но я обязательно приеду в этот раз. Спасибо, что ждете.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ:

Баннер