Rock Oracle - SIRENIA

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №2 04/2009

sirenia

Некоторые музыканты буквально разрываются на части, чтобы претворить в жизнь все свои многочисленные музыкальные идеи; создаются сайд-проекты, в которых исполнители предстают перед своей аудиторией в новых и порой неожиданных амплуа. Если такие метания из огня да в полымя вызывают интерес, то попытка пройти весь путь заново в другой группе, стилистика работы которой очень похожа на предыдущую, вызывает по меньшей мере удивление — чего же ему раньше не хватало?.. В голове норвежца Мортена Веланда опасение кому-то не понравиться не возникло, или же он решительно прогнал его прочь. Спустя четыре года после появления на свет готик-металлической группы Tristania он из группы ушел, заручился поддержкой новых друзей и cоздал Sirenia. Sirenia с Tristania и теми же The Sins Of Thy Beloved объединяет симфоничность, чередование ангельского женского голоса с мужским гроулом, меланхолия и атмосфера холодных, долгих, тёмных норвежских вечеров. А отличает Sirenia oт Tristania больший драйв и больший симфонизм в музыке — возможно, именно драйва не хватало Веланду в Tristania. Но и это всё уже в прошлом: после ухода вокалистки Генриетты, с которой группа делала первые шаги, они привлекли к работе Moнику Педерсен, заявив, что её голос превосходно подходит и они прекрасно сработались. Однако через некоторое время после выхода в свет альбома «Nine Destinies And A Downfall» и тура в его поддержку оставила группу и она. Мортен в очередной раз перевернул страницу собственной истории в музыке. Что же такое Sirenia сегодня? Мы решили выяснить это у самого Мортена.

Вы буквально только что выпустили новый альбом, «The 13th Floor». Расскажи, пожалуйста, о новом творении и о работе над ним русским фанатам Sirenia, которые с нетерпением ждут концерта 10 мая в московском клубе «Точка». Чем, по-твоему, он отличается от предыдущего диска? Удивите ли вы фанатов чем-нибудь или это продолжение традиций Sirenia?

Что касается процесса сочинения, с самого начала всё шло привычным ходом. Песни группы до сих пор пишу я, я над ними работаю в одиночку. Почему? Потому, что тексты лучше отражают то, что происходит у меня в душе, когда я пишу их один. Накопленный за все эти годы опыт подсказывает мне, что это наиболее подходящий мне метод работы. Сочинительство — это внутренний процесс, требующий предельной концентрации твоих эмоций, внимания и навыков. Одно лишь присутствие в одном со мной помещении другого человека отвлекает меня от работы. Весь процесс работы над «The 13th Floor» занял около двух лет, я много времени потратил на написание музыки: дело в том, что я — перфекционист, и пока песня не зазвучит так, как мне нужно, я не остановлюсь. На этот раз мне по-настоящему сильно захотелось записать альбом, отражающий все перемены в нашем творчестве за последнее время — на нём присутствует и что-то, что вы уже слышали, и что-то совершенно новое. Многочисленные вариации создают такое ощущение, будто делаешь три шага назад и одновременно один шаг вперёд. Лично мне кажется, что новые песни понравятся всем, не важно, какой альбом нравится больше — «At Sixes And Sevens», «An Elixir For Existence» или «Nine Destinies And A Downfall». К тому же, для нас важное значение имеет усовершенствование песен и звучания от альбома к альбому, мы прилагаем большие усилия для нашего музыкального развития. Думаю, на этот раз мы также достигли поставленной цели, и, по-моему, «The 13th Floor» самый лучший альбом Sirenia на сегодняшний день.

Откуда ты черпаешь вдохновение? Слушаешь ли ты музыку во время написания текстов песен и как она влияет на творческий процесс?

За все эти годы на меня повлияло огромное количество групп, особенно в начале карьеры. Карьера моя началась в 1992 году, я создал группу, играющую ярко выраженный рок-н-ролл в духе Guns n’ Roses, Motley Crue и т.д. Вскоре я ознакомился с готик-рок сценой Великобритании, с творчеством таких коллективов как The Sisters of Mercy, The Fields of the Nephilim и The Mission. Я буквально погрузился в темную и меланхоличную атмосферу, созданную этими группами. В это же время я заинтересовался более тяжёлой, металлической музыкой, и придумал, как всё это соединить. Это было в 1994 году. В дальнейшем я совершенствовался как музыкант и композитор. Сегодня наибольшее влияние на меня оказывают события личной жизни, жизни тех, кто мне дорог, норвежские пейзажи, долгие норвежские зимы (пожалуй, не найдётся ни одного норвежского музыканта, на которого бы не повлияли эти самые норвежские пейзажи и долгие норвежские зимы — прим. автора) и холодный социум, в котором мы живем.

Очень многие металлические коллективы записываются в «Abyss Studio», обращаются за помощью к Петеру Тагтгрену. Где лучше работается Sirenia — в «Antfarm Studios» Т. Мэдсена или где-то еще?

Сочинять и записываться предпочитаю в собственной студии, микширование и мастеринг доверяю Т. Мэдсену, с которым у меня опыт прекрасной совместной работы в «Antfarm Studios».

Фабьен, Генриетта, Моника… Все эти вокалистки оставили свой след в творчестве Sirenia и покинули группу одна за другой. Как вы нашли новую вокалистку Пилар «Айлин» и почему Моника продержалась в группе столь недолго? Как Пилар проявила себя во время работы над новым альбомом?

Моника нас оставила из-за разногласий на музыкальной почве, думаю, ей захотелось идти своей дорогой. А мы сразу же принялись за поиски подходящей замены, что заняло около полугода. На этот раз на наше объявление мы получили более пятисот откликов практически со всего мира, поэтому решили не торопиться и убедиться в том, что, когда найдём кого-нибудь, эта вокалистка станет самой подходящей для Sirenia. По сугубо практическим причинам, связанным прежде всего с документами и прочим в таком духе, нам пришлось наибольшее внимание уделить певицам из стран ЕС. Айлин вошла в нашу «тройку» лучших кандидаток и мы два раза приглашали её в Норвегию на прослушивание, одно — студийное, второе — на репетиционной базе с группой. Айлин родилась в 1982 году в Барселоне, живёт в Гренаде, на юге Испании. Это обстоятельство для группы не проблема. Приходится просто всё тщательно планировать, чтобы всё шло нормально. Каждый раз, когда она в Норвегии, у нас очень плотный график, который мы стараемся организовать наиболее эффективным образом. Остальные музыканты группы также рассредоточились по стране, живут на юге Норвегии, поэтому к такой работе на расстоянии мы уже привыкли. В Sirenia принято много репетировать в индивидуальном порядке, но перед каждым концертом и туром мы собираемся для общих репетиций. Сейчас Айлин живёт в Испании, переезд в Норвегию зависит полностью от неё самой. Мне прекрасно работается с ней, наше взаимодействие направлено на достижение общей цели. Мы оба полностью удовлетворены тем, что получилось в итоге на альбоме «The 13th Floor».

Грядет юбилей Sirenia, есть ли уже какие-то планы по его празднованию?

Да, десятилетие отпразднуем в январе 2011, думаю, по такому поводу и вечеринку сбацать будет не лишним. Надеюсь, что нам отмерено хотя бы ещё лет десять.

Насколько хорошо знают Sirenia любители европейского металла в США? Если ты бывал там, то как часто, и что думаешь об американской музыкальной культуре в целом? Планируется ли какая-либо «атака» Америки?

Бывает, что группа, стоит ей начать часто наведываться в Штаты, постепенно утрачивает свой фирменный саунд или попадает под влияние Америки как страны в целом. Не грозит ли что-то подобное Sirenia?
Не думаю, чтобы Sirenia была настолько популярна в Штатах, мы так далеко ещё не ездили. Однако за последние пару лет интерес американских фэнов и СМИ к нам возрос. Мы уже давно хотим туда съездить с концертами, надеемся, что скоро всё получится. На меня влияет и вдохновляет только то, что действительно нравится — если это будет американская музыка, ничего против не имею. Но Sirenia всегда останется Sirenia, я своё фирменное звучание нашёл уже давно и теперь делаю всё возможное, чтобы его улучшить.

Поговорим немного о тяжелой музыке твоей страны. Музыка Норвегии лично у меня ассоциируется в первую очередь с блэк-металом. Что ты думаешь о темной музыкальной сцене родной страны, как ты мог бы ее описать? С кем из музыкантов-земляков общаешься?

Да, большинство блэк-метал групп на современной сцене родом из Норвегии, моя страна — лидер в этом направлении (лидер по поставкам блэка на международном рынке — прим. автора). Но вдобавок к блэку у нас ещё много классного металла. Я живу в Ставангере, довольно маленьком городе на юго-западном побережье, но с музыкой у нас тут очень хорошо — у многих групп родом отсюда хорошо идут дела за границей. Перечислю лишь некоторых из тех, кто со мной из одного города: Sirenia, Theatre Of Tragedy, The Sins of Thy Beloved, Tristania, Gehenna, Dismal Euphony, Elusive, Myriads и ещё множество молодых групп, пока не добившихся широкого признания. Естественно, что большинство моих друзей музыканты — у нас ведь столько общего.

Что ты думаешь о будущем тяжелой музыки? Какой стиль, по-твоему, станет наиболее популярным в ближайшем будущем, лет через пять?


Не имею ни малейшего понятия — честно говоря, не об этом я думаю больше всего. Для меня важнее всего делать то, что мне нравится. Когда я только начинал, около 1994 года, готик-метал был неразвитым и андеграундным жанром. Годы шли, и я был свидетелем его расцвета — всё больше и больше людей вошло со временем в эту тусовку. Может быть, в ближайшем будущем готик-метал снова уйдёт в подполье — как оно пойдет, так и пойдет. Для меня смысл всего происходящего в том, чтобы получать удовольствие от собственного творчества и не следовать какой-либо моде.

Ждешь ли ты чего-то особенного от предстоящего концерта в Москве? Скажи пару слов русской аудитории Sirenia.


Мы очень хотим вернуться в Москву, где были два года назад — тогда мы взорвали зал. С нетерпением ждем выступления перед московскими фэнами, публика у вас великолепная.


 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: