Rock Oracle - ДЕВУШКИН СОН

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №2 04/2008



«Снообразная, эфемерная, атмосферическая, фантазийная» такие эпитеты использовал Артемий Троицкий для описания музыки группы Девушкин Сон. Вряд ли кому-то придет в голову оспорить это описание, ведь даже название родом из страны грез — словосочетание явилось будущему композитору группы Андрею Чертищеву во сне. Группа образовалась в 1993 году в городе Кургане. В музыке молодого коллектива нашло отражение увлечение его членов электронными ландшафтами Orbital и Future Sound Of London и любовь к атмосферно-готическому звучанию представителей культового лейбла «4AD». Дебютный альбом группы вызвал соответствующий резонанс — журнал «ПТЮЧ» признал Девушкин Сон «Надеждой 1997 года», треки попали в ротацию российских радиостанций, лидер Tequilajazzz Евгений Федоров организовал группе гастроли по питерским клубам, и второй альбом ДС вышел уже на мейджоре «Gala Records». На своем третьем альбоме, «Сумерки», группа предстала уже в «дарк-трипхоп» ипостаси, а в 2000 году группа была представлена также и готической аудитории — участием на первом российском готик-сборнике «Edge Of The Night». Группу приняли «на ура», но по разным обстоятельствам она ушла в тень на несколько лет. Как оказалось, для того, чтобы удачно вернуться вновь: в начале 2008 года вышел новый альбом группы Девушкин Сон «Быстрые сны», выдержанный в широком диапазоне стилей, от трипхопа до дарк-вейва и этериал-рока. На наши вопросы отвечают основатель группы, композитор и аранжировщик Андрей Чертищев, гитарист Дмитрий Негреев и новое лицо (голос) группы Алла Юганова, по совместительству — актриса кино и театра Ленком.

Из старого состава группы Девушкин Сон остался только один человек. Как в группе появились новые участники? Знали они о группе до того, как вошли в ее состав?

А.Ч.: Ничто не планировалось, все происходило спонтанно. Идея ДС притягивает замечательных, творческих людей. Нас нельзя назвать обычной группой, в таком классическом варианте. Скорей это не группа, а состояние, атмосфера, краски, цвет.

Д.Н.: Лично я знаком с Андреем довольно давно. О ДС знал задолго до того, как начал в ней играть, ещё до того, как узнал, что такое так называемая «тёмная» сцена.

Как вы считаете, изменила ли новая девушка Сон?


А.Ч.: Несомненно, и это чудесно. ДС — это сотворчество, и каждый вносит свои идеи, настроения, видения и сны.

Д.Н.: Конечно. Но эти сны могут переплетаться. Уверен, многим девушкам снятся одинаковые сны. Ну, а если серьёзно — Алла принесла в группу свежесть, лёгкость, любовь... Ну, в общем, частичку самой себя.

Группа существует уже почти пятнадцать лет, записано, можно сказать, пять альбомов... Какой период существования ДС наиболее полно соответствует ощущению от того сна, давшего название группе?

Д.Н.: Более полный ответ даст Андрей, ему ведь даже название «Девушкин Сон» приснилось. Но каждая песня ДС и есть сон, не важно, приснился он в 1993 или в 2008.

А.Ч.: Сейчас как никогда хочется окунуться в те первоначальные ощущения от звучания, мелодии. Многие вещи пережиты, опробованы всякие технические штуки. Но то, что заставляет и сейчас просиживать долгие вечера в прокуренных комнатах в поиске Смысла, осталось прежним.

Насколько близок нынешний Девушкин Сон тому, каким его задумывали в 1993? Или это уже совсем другая группа, просто не стали отказываться от красивого названия?

А.Ч.: Музыка для ДС всегда была инструментом, ключом для достижения состояния полета, невозможного, нереального. Чтобы ощутить себя на мгновение мудрым и добрым. Светлая грусть. Осень. Летящий снег, такие театральные снежинки. Все это является «движетелем» создания музыки, песен на всем протяжении нашего времени.

Д.Н.: Если музыкально — то, конечно, музыка меняется, но концепция проходит через всё творчество группы.

Какой вы сами видите свою музыку? К какому звучанию стремитесь? Насколько нынешний ваш саунд соответствует желаемому?

А.Ю.: Во время концертов есть большое стремление к «оживлению» нашего электронного звучания. «Живое», независимое существование на сцене мне очень близко. В студии же мы с удовольствием экспериментируем со всякими хитрыми коробочками. В общем, интересны оба направления. Но главное, что мы стремимся сделать музыку более светлой, воздушной, нереальной.

А.Ч.: Он (саунд) претерпевает постоянные изменения и трансформации. Мы всегда смешивали стили и направления, выходя за рамки готики или трипхопа. То, куда мы двигаемся сейчас, очень комфортно для меня.

Д.Н.: С каждой песней наше звучание нравится мне всё больше и больше, но и «Сумерки» ‘99 года звучат как надо. Я не задумываюсь: «Так, сегодня я запишу гитару как у Depeche Mode, а в следующей песне — как у Nirvana». Всё рождается само собой.

Первоначальная версия недавно вышедшего альбома «Быстрые Сны» была записана еще несколько лет назад, но она так и не увидела свет, лишь один трек с нее вошел на сборник «Colours Of Black: Russian Dark Scene Compilation vol.2». Почему вы решили не выпускать альбом в таком виде, а переписать его заново?


А.Ч.: Вышедший альбом «Быстрые Сны» очень отличается от того, что было записано несколько лет назад. Славно, что было время все переосмыслить и максимально усилить. Тем более, Алла внесла очень много новых интересных идей, и все расцветилось и заиграло световыми бликами.

Д.Н.: Сначала было желание выпустить альбом «Быстрые Сны» в том виде, в котором он был, но была проблема с рекорд–лейблами. В это же время «влилась новая кровь» в группу, плюс новые песни, и было решено: альбом будет переписан.

Андрей, в начале девяностых вы писали музыку в «Scream Tracker», через «Covox». Мало кто из молодых музыкантов и слушателей вообще представляет, что это такое. Сейчас и возможности намного шире, и оборудование более предназначено для извлечения музыки… Скажите честно, не скучаете по тем дням, когда приходилось выкручиваться, обходясь подручными средствами?

А.Ч.: Да, было очень забавно извлекать звуки из инженерного компьютера, стоящего в конструкторском бюро. Звуковых плат не было, а была такая волшебная коробочка, собранная сумасшедшим (в хорошем смысле) умельцем из нескольких обычных радиодеталей. Конечно, по такому тех.оснащению я не скучаю. Скорее, ностальгические воспоминания возникают от ощущений, которые происходили в моменты творческих удач.

На какую публику вы ориентированы? Как вы считаете, люди, принадлежащие какому возрастному отрезку наиболее восприимчивы к тому, что вы делаете?

А.Ю.: На наши концерты ходит совершенно разная публика, и это очень приятно. Здесь встречаются и подруги моей мамы, и юные готы, и зрелые писатели-фантасты.

А.Ч.: Я знаю, что нас воспринимают люди совершенно разных возрастов. Говорят, даже младенцы с удовольствием засыпают под наши песенки. Это хороший знак, под плохую музыку ведь не уснешь ни фига. Будешь ворочаться.

Д.Н.: Нельзя ориентироваться на какую-то определенную публику. Мне одинаково приятно, когда ко мне подходят после концерта с улыбкой и люди за сорок, и ребята, которым по шестнадцать-двадцать.

Все ваши треки, представленные готической аудитории, были мрачно-трипхоповыми. Новый же альбом, хоть и вышел на готик-лейбле, но получился достаточно светлым и легким. Как вы считаете, насколько он придется по вкусу готической аудитории?


А.Ю.: При создании нашей музыки мы не ориентировались на чьи-либо вкусы. Да и весь мрак — это только антураж, декорации на пути движения к свету.

А.Ч.: На всех, даже самых мрачно-трип-хоповых альбомах были светлые треки. Через ужас и мрак к свету. Этому алгоритму подчинен и альбом «Быстрые Сны». Ну, может, «просветление» наступило чуть раньше. Надеюсь, что готическая аудитория оценит такое ускорение.

Д.Н.: Большинству людей, которые слушали группу десять лет назад, новый альбом понравился. Нет такого, чтобы ДС перестали играть так называемый дарк-трип-вейв, и некоторая часть поклонников отвернулась от группы, напротив. А насчёт «готической» аудитории — ДС никогда не были определённо готической группой, но всегда (сейчас не исключение) можно слышать атмосферный вокал, тяжёлые ритмы и светлую грусть...


 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: