Rock Oracle - NOIRE ANTIDOTE: я стремлюсь к звуку, который будет увлекать слушателя и преследовать его всю оставшуюся жизнь

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Публикации на сайте

witch house project noire antidote

Молодой голландский музыкант Benjamin Schoones впервые появился на сцене со своей дарк-электро-группой Benjamin'sPlague, которая, однако, не принесла ему большой известности. А вот его следующий проект, который получил название Noire Antidote, оказался намного более успешен. Необычная смесь witch-house, post-industrial и нео-классики покорила многих поклонников экспериментального звучания и обеспечила артисту контракт с уважаемым лейблом «Audiotrauma», который выпустил его дебютный альбом «I Know Where The Wolf Sleeps» (2016). Темные музыкальные пьесы, построенные вокруг жесткого отрывистого ритма, волшебных мелодий фортепиано и разных призрачных звуков и эффектов одинаково пришлись по душе поклонникам дарквейва, шумовой электроники, индастриала и посетителям witch-house вечеринок. В прошлом году проект с успехом выступил на знаковых европейских фестивалях Elektroanschlag и Audiotrauma Festival. На очереди первый визит в Россию, где Noire Antidote поддержит своим сетом шоу Diary of Dreams 3 февраля в клубе «Театръ». В связи с этим событием мы пообщались с автором этой странной и прекрасной музыки.

Бенжамин, расскажи, как вообще получилось, что ты стал электронным музыкантом?

Я рос в семье, в которой любили классическую музыку, и с ней прошло мое детство. Потом, как и всякий подросток, я, конечно же, слегка поддался бунтарским настроениям против родительских вкусов – переключился на метал, открыл для себя индустриальную музыку. Сейчас я уже просто слушаю все, что мне нравится: индастриал, ритмик-нойз, эмбиент и поп-музыку.

Музыкального образования я не получал, за исключением уроков игры на басу, которые я брал в течение четырех лет, возможно, я занимался этим дольше, сейчас уже не вспомню. Правда, в итоге на басу я почти и не играю. Играть я начал, когда мне было двенадцать, примерно тогда же появились и первые группы, в которых я принимал участие. Потом присоединился к одному progressive-black-metal-проекту – он просуществовал не очень долго, но зато с ним я получил первый опыт работы с музыкальным софтом. В то же время я увлекся индустриальным звучанием и понял, что могу делать многие вещи сам и по-своему. Я начал пользоваться цифровыми синтами и миди-клавиатурой. Так появился мой первый проект Benjamin’sPlague.

Benjamin'sPlague - Implefections

А почему ты решил закрыть Benjamin's Plague и начал заниматься Noire Antidote?

Benjamin’sPlague – это проект, с которым я вырос, сыграл свои первые важные концерты, благодаря ему о моей музыке узнали другие люди. Это было здорово, но в какой-то момент я понял, что это не продлится вечно, потому что я сам как бы перерос собственное звучание.

В 2014 я решил запустить более экспериментальный сайд-проект – так появился  Noire Antidote. Мне всегда нравился witch-house, поэтому я решил, что было бы прикольно попробовать сделать что-то новенькое в этом направлении.

В прошлом году я отыграл больше шоу с Noire Antidote, чем с Benjamin’sPlague, увидел, что публика по-другому реагирует на мою новую музыку, мой альбом получил хорошие рецензии, и я почувствовал, что с ним я продвинулся вперед. Benjamin’sPlague перестал быть чем-то настолько возбуждающим, как раньше. На сцене с Benjamin’sPlague я выступал с двумя другими музыкантами – его закрытие было нашим совместным решением. Но мы по-прежнему сотрудничаем! И уже планируем совместную работу над новым проектом. Benjamin’sPlague был в большей степени моим личным проектом. Сейчас я больше не хочу быть его центральной фигурой, так что теперь у нас будет полноценная группа и командная работа.

Но в Noire Antidote ты вообще совершенно один и в студии и на сцене. Тебе это нравится больше, чем быть частью группы?

И да и нет. С одной стороны, круто, что есть возможность планировать все самому и не думать ни о ком другом. Просто собраться и выйти из дому, чтобы поехать и сыграть очередное шоу, когда перед этим не надо ничего обсуждать или планировать со своей командой. Правда, чувствуешь себя немного одиноко, когда едешь куда-то выступать – в дороге, бывает, не хватает дружеской поддержки. Если говорить о студии, то там я практически всегда был один. Benjamin’sPlague по сути тоже был моим сольным проектом – где я все делал сам, иногда мне только нужно было записывать нашу вокалистку Annicke. В остальном для меня почти ничего не изменилось.

В чем в общих чертах суть и особенность музыки Noire Antidote?

Noire Antidote – это такое обмачнивое лекарство. Что ожидает нас за закрытыми дверями? Это тайна: может быть, там что-то страшное, а, может быть, и что-то хорошее. Нечто подобное я хочу отразить в своей музыке – меня вдохновляют всякие темные штуки и поступки людей, которые могут к чему-то такому привести. Хотя я, конечно, хотел бы, чтобы это оставалось просто вымыслом. Я стремлюсь к темному меланхоличному звуку, который должен увлекать и преследовать слушателя всю оставшуюся жизнь.

Сначала я пробовал делать такие очень типичные witch-house треки вроде «Di3s I3re», например.



Но потом понял, что эта музыка могла бы иметь гораздо больше комбинаций, да и другие исполнители тоже открыли для себя это. Моей фишкой стало то, что я стал развивать свое звучание в сторону нео-классики.

Что обычно берется за основу при создании трека?

Когда как, иногда я начинаю с мелодии, иногда с бита. Каждый раз это происходит по-разному, и финальная версия трека всегда оказывается не такой, какой я ее себе до этого представлял.

Речевой сэмпл в твоем треке «It stands in the backyard» звучит очень здорово и в то же время жутковато. Откуда этот отрывок?

Это телефонный звонок в службу 911, туда позвонил человек, который сообщил, что у него на заднем дворе стоит очень высокая темная фигура и смотрит на него.



Что происходит в видео «I know where the wolf sleeps»?

Человек в видео одержим темной субстанцией, которая находится у него чемодане, он хочет покрыть ей все, что встречается ему на пути, но в конце концов его самого просто засасывает в собственный чемодан. Не хочется все разъяснять, пусть люди сами разберутся, в чем там дело.

Какой комплект оборудования ты используешь на сцене?

С тех пор как я остался один, я стараюсь, чтобы мой сетап был компактным и не слишком тяжелым. На сцене я использую Arturia Microbrute (уменьшенная версия знаменитого аналогового синтезатора), миди-клавиатуру и лэптоп – все подключается к небольшому микшеру, на котором я могу самостоятельно регулировать уровень. Конечно, я использую минус, но при этом стараюсь максимально играть живьем – настолько, насколько это в моем случае возможно.

Ты вдохновляешься witch-house, при этом выступаешь на индустриальных фестивалях. Частью какой сцены будет правильным считать Noire Antidote?

На самом деле я ни там ни тут, а где-то в середине между witch-house и post-industrial. По большей части меня вдохновляет witch-house, но ведь и на индустриальной сцене его, похоже, тоже любят. Я варьирую свои сеты в зависимости от мероприятия, на котором мне предстоит играть. Иногда я звучу ближе к witch-house, иногда, наоборот, более индустриально.

Ты выступал на фестивале Elektroanschlag в одной обойме с такими ветеранами электронной сцены, как Esplendor Geometrico и Monolith. Эти и большинство других артистов шумовой сцены почти вдвое старше тебя. Как ты себя чувствуешь, находясь в такой компании?

Очень круто быть частью этого! Особенно когда есть возможность пообщаться с такими артистами после шоу. Большинство ветеранов сцены рады тому, что кто-то вливает в нее свежую кровь и пробует делать что-то новое.

Как ты думаешь, почему на этой сцене – я говорю о фестивалях вроде Elektroanschlag – почти нет молодых людей?

Не знаю… Может быть, потому что эта сцена для олдовых людей? Молодые предпочитают двигаться дальше, когда вокруг ничего не происходит. Не пойми меня неправильно, я люблю эту сцену, но сегодня молодежь слушает огромное количество разных музыкальных жанров. Вероятно, это значит, что они больше не концентрируют свое внимание на какой-то одной сцене. Музыка продолжает развиваться, я думаю, молодежь нашла новые субкультуры для самовыражения.

witch house project noire antidote on the stage

Как получилось, что ты появился на сцене в качестве перкуссиониста Velvet Acid Christ на фестивале Infest?

Benjamin'sPlague открывали концерт VAC в Голландии. Брайан попросил нашего концертного музыканта Гидо помочь ему с несколькими шоу в Европе, но у того были проблемы со здоровьем, в результате которых ему были противопоказаны авиа-перелеты. Электронная перкуссия, которой Гидо пользовался на наших шоу, принадлежит мне, поэтому я знаю, как с ней обращаться. Вышло так, что я заменил его на Infest. Мне нравится этот фестиваль, за год до этого я играл там как диджей, а перед этим несколько лет бывал там просто как посетитель. Было круто сыграть там с группой, которая мне всегда нравилась. И было бы здорово когда-нибудь это повторить!

Как получилось, что ты сделал ремиксы для русской группы ПИ4АЛЬКА и эстонцев Freakangel?

Когда я узнал, что Freakangel нужен ремикс для трека под названием  «In The Witch House», то решил, что мне стоит попробовать. А ПИ4АЛЬКА просто нашли меня на Soundcloud.

Как скоро мы услышим что-то новое от Noire Antidote?

Я прямо сейчас работаю над новым альбомом, который ориентировочно выйдет в октябре.

3 февраля ты выступишь в Москве с Diary of Dreams. Я знаю, что тебе нравится эта группа. После своего сета ты останешься в клубе на их шоу?

Конечно, я останусь, чтобы послушать Diary of Dreams!

Можешь назвать пять песен Diary of Dreams, которые тебе больше всего хотелось бы услышать на этом концерте?

Мне нравится у них очень много песен. Но вот мои пять фаворитов, в таком порядке:

1. «No-body left to blame»

2. «Never Freeze!»

3. «The Plague»

4. «Psycho-Logic»

5. «Haus der Stille»


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ:

Баннер