Rock Oracle - STILLIFE

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №5 12/2012



Ростовская группа Stillife не нуждается в специальном представлении. Эти музыканты одними из первых в России на достойном уровне заиграли дарквейв, выпустив свой дебютный альбом «Raining December» одиннадцать лет назад,  когда отечественная темная сцена еще только начинала свое становление. Сейчас, после довольно долгого перерыва, музыканты вернулись с новым релизом «Lullabies», перепев старые русские колыбельные песни и сказки в ранее нехарактерном для группы дарк-фолковом ключе. На наши вопросы ответил бессменный идеолог Stillife Станислав Иванов.   

Привет! Как настроение? Как погода? Что ты видишь за окном в данный момент?

За окном у нас снова дождливый декабрь. Такой же, как и четырнадцать лет назад, когда все только начиналось. Настроение вполне соответствует погоде.

Первый вопрос будет немного провокационным. Группа Stillife вышла из блэк-метал-группы Sunchariot: то есть после блэка вы взялись исполнять дарк-вейв, спустя годы двинулись в сторону дарк-фолка, на этом пути еще была недолгая остановка, чтобы поиграть синти-поп в проекте Lesnikov-16. Я лично ничего против этого не имею, но кто-то может заподозрить здесь конъюнктуру. Что вы могли бы сказать в ответ на подобные домыслы?

Для меня, в первую очередь, в творчестве важна искренность – то есть когда ты любишь, и веришь в то, что ты делаешь. Мы все меняемся с годами, меняются наши взгляды на жизнь, наши вкусы и приоритеты. Наша музыка в значительной степени является отражением того, что происходит в нашей жизни и жизни окружающих людей. Для нас каждый проект или альбом – это целая эпоха, поиски себя, постоянный эксперимент, не позволяющий нам завязнуть в бесконечных самоповторах. Что же касается различных домыслов, то они меня мало волнуют.

Кто принимал участие в записи альбома «Lullabies»?

К этому альбому мы подошли слегка поредевшим со времен «Destiny» составом. В основном песни были написаны и записаны Константином и мной, в то время как Михаил взял на себя трек, завершающий альбом. Также нам очень помогли наши тверские друзья из группы Mezzamo – Сергей Семенов и Шура Журавлева, исполнившая партии аккордеона и бэк-вокала. Отдельное спасибо нашей любимой Мариам за то, что нашла время в плотном концертном графике, чтобы приехать к нам из Москвы и записать все партии альта.

Для этого альбома вы решили перепеть колыбельные песни. С чего вдруг?


Идея альбома возникла совершенно случайно. В самом начале 2010 года, разбирая свой подвал, находящийся тогда под угрозой затопления, я наткнулся на старые, любимые мной детские книги, среди которых оказалась книжка русских народных сказок на английском языке, изданная в СССР в начале семидесятых годов прошлого столетия. Ведь никто еще не додумался грамотно скрестить каноничный западный нео-фолк с русскими народными сказками!

А что это за книга?

Названия книги я раскрывать не буду, ибо отыскать этот раритет самим без подсказки будет намного интереснее.

А я-то думал, что это вы сами переводили русские тексты на английский. Кстати, будет ли этот альбом издан за пределами РФ?

В том-то и дело, что мы не переводили сказки сами. Мы взяли за основу уже готовые классические переводы из этой книги, кое-где оставив тексты без изменений, но в иных местах дополнив и существенно их переработав. Насчет издания альбома за рубежом я не в курсе, этими делами заведует лейбл.

Какие чувства и эмоции вы хотели передать слушателям через «Lullabies»?

Сложно выразить эмоции словами, тем более что у каждого из нас индивидуальное восприятие одного и того же материала. Скажу лишь, что на этот раз мы сами давно уже находимся в «родительской» теме, поэтому содержание этого альбома очень нам близко.

Почему издающим лейблом стал «Shadowplay»?

«Shadowplay» стал преемником «Irond» для большинства форматных групп. Нам предложили – мы согласились. Больше предложений не было. Но, если честно, мы и не искали ничего.

Положа руку на сердце, вы сами еще продолжаете собирать записи любимых артистов на CD или перешли на скачивание?

Да, я все еще покупаю иногда диски и винилы. В основном лимитированные издания.

Вы на какое-то время останавливали деятельность Stillife. Три года назад ты даже отписался в вашей группе VKontakte: «Все, что мне нужно было сказать в Stillife, сказано. Далее – либо ничего, либо что-то иное». Что изменилось с тех пор?

«Lullabies» – это уже далеко не тот Stillife, каким он был раньше. Поначалу я даже хотел выпускать новый альбом отдельным проектом, но потом мы с Михаилом встретились, поговорили и решили продолжить совместную деятельность. В итоге нас хватило еще на один альбом.



Кто создал чудесного котика с обложки альбома? Это была единственная идея оформления или рассматривались какие-то другие варианты?

Дизайн буклета выполнен Катериной Пушкиной – талантливейшим художником и бессменным автором оформлений нашего проекта Lesnikov-16. Идея с котом в колыбельке на обложке изначально исходила от нас. С одной стороны, это безусловный нео-фолковый стереотип, достаточно вспомнить альбомы Current 93, Spiritual Front и т.д. Но в то же время идея эта была идеально адаптирована и выражена в форме, присущей нашим национальным традициям. В результате мы получили то, к чему стремились, – визуальная концепция полностью соответствует содержанию.

Несмотря ни на что альбом вышел, на мой взгляд, очень цельным и в нем сразу узнается знакомое настроение, присущее всем работам Stillife. Вам в принципе свойственен какой-то определенный взгляд на мир – то есть вся эта меланхолия и минор – неотъемлемые части ваших личностей в обычной жизни, вне студии и сцены? Ваша музыка созвучна повседневному ходу ваших мыслей?

Я согласен с тем, что это самый стилистически ровный альбом за всю историю Stillife. Причем изменилась лишь форма, но содержание осталось прежним. Мы не пишем музыку специально – в том смысле, что у Stillife нет регулярных репетиций. Просто время от времени у каждого из нас рождаются идеи, накапливается материал. И вот когда его становится достаточно, тогда уже у проекта включается активный режим, и мы объединяем свои усилия для достижения главной цели. Отсюда и такие большие перерывы между альбомами. Что же касается нашей меланхолии, то мы отвели ей место здесь, в Stillife. Для других настроений у нас были, есть или будут другие проекты.

Что обычно предшествует тому, когда в голове у тебя начинает играть та или иная мелодия, которая потом ложится в основу композиции Stillife?

Это может случиться где угодно и когда угодно. Вот, скажем, идешь ты по улице, вдруг над тобой раскрывается прямой портал в космос, и ты начинаешь принимать сигналы. Записал их быстренько и потом уже дома садишься и начинаешь дальше продумывать гармонии, связывать их друг с другом, создавая скелет песен. На него потом наращивается мускулатура из инструментов и аранжировок и, в конце концов, после сведения, песни обретают свою окончательную альбомную форму, одеваются в одежду – дигипак с буклетом и отправляются в путь, жить своей жизнью.

Вы сами из Ростова-на-Дону. Интересно, а ваш город каким-то образом влияет на вашу музыку, вдохновляет?

Мне нравятся воспоминания об этом городе, связанные с когда-то такими зелеными и тихими  улицами и скверами, знакомыми с детства. Но это уже идеализированное прошлое, которое с каждым днем все больше и больше растворяется в памяти. Нынешний Ростов отражает современность – суета, толпы, пробки, пыль и жара летом, грязь и слякоть зимой.

Ваши земляки Sleetgrout не так давно разродились очень мощным альбомом. Что думаете об их музыке? Вы вообще знакомы?

Из земляков меня очень порадовал новый альбом Motorama. Также очень жду очередную  работу от Ritmika. Sleetgrout – не слышал, лично не знаком.

Вы дали несколько концертов, открывая вечеринки с диджей-сетами Тило Вольфа из Lacrimosa. Я был на этом мероприятии в Москве. И могу отметить, что публика не очень активно вас поддерживала. Вам не было обидно, что вот вы, группа,  играете живой концерт, а публика зевает? Потом на сцену выходит один человек и просто нажимает на пульте «play» и «stop», и зал стоит на ушах? Не было ли ощущения, что это не самая подходящая связка для вас?

Я не чувствовал дискомфорта, напротив, энергетика аудитории была весьма ощутима. Просто у нас совсем не та музыка, чтобы «стоять на ушах».

Ну и, кстати, как вам нравится музыка Lacrimosa, вы же сделали несколько ремиксов песен этой группы?

Творчество Тило Вольфа, в частности, его ранние работы, является бесценным вкладом в культурное наследие мировой готической сцены. Но сам я давно уже отошел от подобной музыки.



Музыка темной сцены вас самих до сих пор привлекает как слушателей? Я обратил внимание, что ты одет в футболку Rome в одном вашем видео, а во втором появляешься в футболке Ordo Rosarius Eqilibrio – давно следишь за творчеством этих артистов? Не было ли мыслей пригласить их к сотрудничеству, как вы это делали когда-то с Endraum?


За последние годы осталось очень немного групп, которым я предан так же, как и в самом начале. Ordo Rosarius Equilibrio – одни из них, в то время как Rome – достойный продолжатель традиций основателей стиля. Однако мы идем совершенно разными путями, поэтому мыслей о сотрудничестве не было.

Какое место в вашей жизни сейчас занимает музыка и группа? Наверное, в силу жизненных обстоятельств уже невозможно уделять этому много времени?

Когда-то музыка была для нас чуть ли не единственным смыслом существования. Не будь ее, кто знает, смогли бы мы пройти через все и остаться собой? Сейчас многое изменилось – дети, семьи, работа. Мы давно уже повзрослели и даже успели подобраться к кризису среднего возраста. Но музыка продолжает жить с нами, не дает нам покоя, не позволяет душе зачерстветь.

Я так понимаю, что о планах на будущее особого смысла нет спрашивать или…?

У всего на свете есть свой жизненный цикл, и пятнадцать лет – это немалый срок для группы. В грядущем году я бы хотел сделать своего рода  ретроспективный альбом, после которого, возможно, Stillife переродится во что-то совершенно иное. Пока что это все, что я могу сказать.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ:

Баннер