Rock Oracle - PAIN

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №5 10/2008



Во всемирно известной энциклопедии Wikipedia можно найти большую статью о боли. Международная ассоциация по изучению боли (IASP) дала следующее определение этому понятию: «Боль — неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с истинным или потенциальным повреждением ткани или описываемое в терминах такого повреждения». То есть боль, как правило, есть нечто большее, чем чистое ощущение, связанное с существующим или возможным органическим повреждением, поскольку обычно сопровождается эмоциональным переживанием. Для Петера Тагтгрена слово «боль» имеет еще и личное значение, так как теперь оно занимает значительное место в его жизни, потому что это название его музыкального проекта. Сегодня Pain — это одна из главных и самых известных групп на мировой сцене. Хотя настоящим прорывом стал только третий альбом «Nothing Remains The Same», на котором появилась легендарная песня «Shut Your Mouth», на счету Pain уже шесть альбомов, а последний, «Cynic Paradise», стал, пожалуй, одним из самых ожидаемых релизов этого года. О нем-то мы и поговорили с Петером.

Сделай небольшую презентацию альбома.

Это альбом Pain. Возможно, он немного похож на первые работы Pain. Он более индустриальный, чем предыдущий. Даже не знаю, что еще сказать...

Каковы отличия этого альбома от предыдущих работ?

В этот раз я не уделял большого внимания процессу производства, как прежде. Я старался вложить больше энергии в написание музыки. Как я уже сказал, он более индустриальный и на нем я обратился к корням своего творчества. На мой взгляд, это очень хороший альбом Pain.

Почему альбом называется «Cynic Paradise» («Циничный рай»)?

Не знаю, мне кажется, он на самом деле очень циничный, но я думаю, что именно такого рая и заслуживает этот мир.
Почему?

Этот мир — не самое лучшее место для жизни. Все загрязнено, люди ужасны — тебя ведь могут просто взять и убить. Если бы ты выбирал попасть в Рай или Ад, куда бы ты отправился?

О, меня устраивает жизнь и в этом мире...

О’кей, вернемся к альбому. Расскажи о дизайне.

Дизайном занимался... Как его там... Тревор? Да-да, Тревор Скот или как-то так, он еще делает обложки для Katatonia. По-моему, этот дизайн отлично подходит к названию альбома.

А это ты на фотографии на обложке?


Нет! (смеется)

Эта фотография почему-то ассоциируется у меня с Франкенштейном...

Да-да, такая она, в стиле старой готики, готики семидесятых...

Есть ли какая-нибудь концепция у альбома?

Нет никакой концепции. Это просто собрание разных историй, песен на самые разные темы, начиная с политической ситуации в мире и заканчивая моими личными переживаниями, размышлениями о моих неудачах и так далее. Это альбом о ежедневных проблемах.

Какая твоя любимая песня на этом альбоме?

Уу... Она меняется каждый день! Иногда мне очень нравится «Don’t Care», потому что она получилась поп-песенкой. Иногда мне нравится «Monkey Business», «Follow Me», «I’m Going In»... В общем, мне каждый раз нравится другая песня...

Почему группа называется «Pain»?

Хмм... Не знаю... «Боль» — универсальное слово, оно имеет множество различных значений. Есть боль, которая доставляет удовольствие, а есть, которая ранит, боль наслаждения и так далее. Каждый понимает боль по-своему, для каждого она носит свой оттенок, для кого-то она хороша, а для кого-то — не очень.

А как ты пришел к решению назвать так группу?

Секс!

Прости?

Секс, трахаться, понимаешь? Так и пришел.

О, интересная ассоциация!

Да, я тоже так думаю!

Как ты сейчас слушаешь свой хит «Shout Your Mouth»?

Я его не слушаю. Мне нравится играть эту песню на концертах, но я не люблю слушать ее — очень уж занудная мелодия!

А как ты смотришь на то, что песня приобрела такой успех?

Ну... Даже не знаю... Если честно, я был удивлен. Но это хорошая песня, она о такой насущной проблеме: в мире столько людей несет всякую чушь, что иногда просто хочется сказать: «Да заткнись уже, наконец!!»

Что ты испытал, когда впервые услышал эту песню на чьем-то мобильнике?


Когда я только создавал эту песню, мелодию я набил с помощью своего мобильника. И когда я это сделал, я подумал: «Мать твою, надеюсь, я не сделаю теперь какой-нибудь глупости». А потом появились рингтоны. По-моему, это прикольно!

Знаешь, в России это один из самых популярных рингтонов, куда ни пойдешь, обязательно у кого-нибудь телефон будет так звонить!

Правда? Уау!

У тебя есть песни «Parallel To Ecstasy» и «Clouds Of Ecstasy», расскажи о них и о своем отношении к наркотикам…

Дай подумать. Когда я писал песню «Clouds Of Ecstasy», я думал о своей бывшей жене, о том, как она себя вела, как она жила... А «Parallel To Ecstasy» — песня о трипе под кислотой, знаешь, она о парне, у которого случился приход, и он не может вернуться к реальности, ха-ха! Он в открытом космосе и не может вернуться... Так что это две совсем разные песни.

А ты проделывал опыты с экстази?

Да! А ты?

Я? Я — нет.

О’кей.

Ты сделал каверы на такие песни как «Strange Ways» KISS, «Eleanor Rigby» Beatles, и «Play Dead» Bjork. Тебе нравятся эти артисты?


Да, если я делаю кавер на кого-то, это значит, мне действительно нравится этот исполнитель. Я бы не стал делать кавер на исполнителя, у которого мне нравится только одна песня, потому что тогда я бы не смог идентифицировать себя с этой группой или певцом.

А почему ты выбрал именно эти песни?


Потому что они мои любимые.

Значат ли они что-нибудь особенное для тебя?

Да, когда я их слушаю, у меня появляются определенные ощущения по отношению к каждой из них.

У тебя есть идеи насчет следующего кавера?

Я уже сделал еще два кавера, они вошли на бонус-CD лимитированного издания альбома «Cynic Paradise». Это каверы на Electric Light Orchestra «Here Is The News» и Depeche Mode «Behind The Wheel». Я, правда, думаю, что в России уже появился этот альбом со всеми бонусами, но для остальной Европы это будет новинкой...

Какую музыку ты слушаешь?

О, я слушаю самую разную музыку, все стили, все подряд! Начиная с Шании Твейн и заканчивая Джонни Кэшем. Так что я слушаю очень много разнообразной музыки!

Вы сейчас находитесь в совместном туре с Nightwish. Как они тебе?

О, классная группа и отличные ребята, мы с ними очень подружились и классно проводим вместе время.

Ты увлекаешься их творчеством? Какая солистка нравится тебе больше, Тарья или Анетт?

Да, они классные. Я слушал не так много их работ, например, я послушал последний альбом, и мне очень понравилось. Я, знаешь ли, не любитель оперы, поэтому мне больше нравится Анетт.

Что они говорят про твое творчество?


Ну, думаю, им нравится.

А как вообще получилось, что вы отправились в совместный тур?
Это все дело рук менеджеров. Я и мой менеджер — очень хорошие друзья, мы дружим уже пятнадцать лет. Ну, и я как-то спросил, а кто открывает выступление Nightwish в их туре? Он сказал: «Да запланировали одну группу, но никто не в восторге от такого расклада». А я тогда говорю: «А почему бы вам тогда не поставить Pain?» А он такой: «УАУ! А это классная идея!!»

Есть в концертном составе Pain музыканты, которые являются членами других групп?

Нет, сейчас таких нет.

А когда-нибудь были?

Когда мы играли впервые в России, с нами был гитарист из Royal Hunt. Но теперь вернулся наш обычный гитарист, который всегда с нами играет. Там просто ситуация была такая, что наш оригинальный гитарист не смог поехать с нами в Россию, и поэтому пришлось взять с собой роялхантовского.

По какому принципу выбираешь музыкантов?


Если они хорошо играют и если они могут сыграть музыку Pain. Тогда это значит, что они круты.

Какие у тебя отношения с группой Samsas Traum?

Мы пересекались несколько раз, играли вместе году в 2001 или около того. Да и вообще подружились.

А еще ты сделал ремикс на их песню «Auf Den Spiralnebeln»?


Да, точно! Алекс Каште позвонил и спросил, могу ли я сделать для него ремикс, а я ответил: «Конечно, без проблем!»

Как ты оцениваешь его новые альбомы?

Они очень интересные! Страшно причудливые, но музыка классная.

Да, а еще он называет это блэк-металом...

Нееееее, в этом я с ним не согласен.

Общаешься ли ты лично с Каште? Как он тебе как человек?

Да, конечно. Он классный человек, у нас с ним хорошие отношения.

Доверился бы ты ему в сложной ситуации или попросил бы о помощи?

Ну, я не знаю его настолько хорошо!

С кем из музыкантов ты хотел бы познакомиться/пообщаться?

Хммм... С Metallica, я бы им посоветовал завязывать с музыкой.

Как ты думаешь, музыканты отличаются от обычных людей?

Нет, я так не думаю... Даже не знаю... Конечно, мы, артисты, чудики, но не думаю, что мы сильно отличаемся от обычных людей.

Ты вернулся на «Nuclear Blast». Расскажи о своих отношениях с этим лейблом. Почему ты уходил и почему вернулся?

Я пришел туда с Hypocrisy в 1992. Это было здорово — наконец попасть туда, я нашел там новых друзей, и надеялся, что наше сотрудничество будет плодотворным и успешным. А году в ‘97, когда я начал экспериментировать с разными стилями и направлениями, они просто отдали мои идеи каким-то левым группам. Но теперь я успокоился.

В клипе на песню «Shut Your Mouth» ты встречаешься с инопланетянином...

Да.

На обложках Hypocrisy тоже инопланетяне присутствуют...

Да.

И недавно ты снял клип на песню «Zombie Slam»

Да.

Тебя прикалывает эта тема?

Да! Я люблю всякие страшилки! Правда, иногда это не очень уместно, но мне нравится экспериментировать с такими вещами.

Ты видел фильмы Эда Вуда? Тебе  они нравятся?

Нее, не нравятся.

А вообще ужастики любишь?

Ну, могу посмотреть, но они уже надоели... Знаешь, фильмы типа «Зловещие мертвецы» просто смешные.

А ты ведь тоже актер...

Нет, я бы не стал это так называть.

А фильмы, в которых ты снимался, тоже ужастики?

Да, в некотором смысле.

Как ты попал в кинематограф?

Началось все с того, как однажды какой-то режиссер или продюсер попросил меня написать пару песен для их фильма. Ну и пошло-поехало...

У Hyposrisy есть песня «Necronomicon». Связана ли эта песня как-то с легендарным произведением Лавкрафта?

Нет, не совсем. Я бы сказал, что песня относится к самому значению Некрономикона. Вообще книга «Некрономикон» — она в стиле блэк-метал, а вот фильм сделали ужастиком.

Это правда, что твоя студия «Abyss Studio» находится в здании бывшей психиатрической больницы?


Это соседнее здание, да.

Как тебе там работается? Возможно, там какая-то особенная атмосфера?

Некоторые группы говорят, что там давящая атмосфера. А мне там комфортно вполне.

Хочет ли твой сын стать музыкантом?


Не знаю, не думаю, что его интересует эта тема. Он вообще-то хороший художник, и думаю, он больше склонен к изобразительному искусству.

Может быть, он в будущем будет оформлять обложки твоих альбомов?

Кстати, да! Может быть.

А он как-то был задействован в Pain или Hypocrisy, например, промелькнул в каком-нибудь видео?

Нет, я не хочу, чтобы он это делал.

А у тебя были когда-нибудь фаны-сталкеры?

Нет, я вообще-то живу в достаточно отдаленном месте, вряд ли сюда кто-нибудь попрется.

То есть ты спрятался и тебя не найти...

Нет, найти меня легко, но просто это очень-очень далеко.

Расскажи про тот случай, когда твое сердце остановилось. Это повлияло как-то на твое здоровье в дальнейшем?

Если только в лучшую сторону.

А у тебя были какие-нибудь видения в тот момент?

Нет, просто я чувствовал себя так, как будто в мое тело воткнули тысячу иголок.

Как мы можем видеть, несмотря на то, что тебе рекомендовали сбавить обороты, ты продолжаешь работать так же усердно, как и до этого случая.

Да, я не считаю, что это повод для того, чтобы сбавлять обороты.

О’кей, спасибо за интервью!


Спасибо тебе!


 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: