Rock Oracle - MANDRAGORA SCREAM

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №5 10/2007

Они появились из земли Италии и воспели вампиров грешные наслаждения…

Их окутывал сумрак и запах свежей крови, их голоса сводили с ума…

Они приходили в ночи раз в несколько лет и неизменно уносили с собой все новые жертвы…

Недавно они материализовались в третий раз, и тогда с ними был Фабио Леоне из Rhapsody.

И они сменили свое убежище (тьфу! то есть лейбл)…

Несмотря на свою богатую историю и землю, насквозь пропитанную кровью многочисленных мучеников, Италия дала миру не так много легенд металлической музыки.

Так давайте пообщаемся с теми редкими представителями этого вида, которые буквально «лицезрели все это своими глазами» — и древних олимпийских богов, и зарождение христианства…

О самом для себя насущном — ведьмах и вампиризме — с нами беседовали Морган Лакруа и Терри Хорн из группы Mandragora Scream.



В России немногие еще знают о вашей группе. Расскажите о себе!


Морган: Группу организовала я в 1997 году. Название («Крик мандрагоры») происходит от древней легенды. Мандрагора — это растение, которое ведьмы использовали для приготовления любовного напитка и смертельного зелья. Когда ведьма вырывает мандрагору из земли, ей нужно быть чрезвычайно осторожной, чтобы не сломать ее, потому что иначе мандрагора закричит так громко, что все, кто услышит ее голос, умрут…

В 2000 году я познакомилась с певцом, гитаристом и композитором Терри Хорном. В результате этого волшебного союза и появился сначала наш дебютный альбом «Fairy Tales From Hell’s Caves», потом, в 2002 году — второй альбом «A Whisper Of Dew», а в 2006 — последний на данный момент альбом «Madhouse». В настоящее время группа состоит из меня, то есть Морган Лакруа (основной вокал, тексты), Терри Хорна (гитара и вокал, клавиши, музыка и аранжировки), Тимоти Ван дер Джена (барабаны). Начет стиля музыки — нам нравится думать, что это не мы его выбирали, а музыка сделала выбор за нас и свела нас вместе.

Кстати, поговорим о вашем новом альбоме «Madhouse»… Он, так же, как и его предшественники, основан на какой-то истории?


Терри: Эту историю сочинила Морган, и альбом, соответственно, концептуальный. Все начинается в ущелье Тихута (в Карпатах) в 1312 году в сумасшедшем доме. Вера — практически, еще подросток, она охвачена безумием. Однажды наступает полная луна, и Вера, движимая своим сумасшествием, режет вены и впадает в кому.

И тогда она видит: перед ней темный туннель, а дорогу освещает тусклый фонарик. По тунеллю девушка выходит в призрачный лес, где встречает ребенка — себя в детстве. Маленькая девочка отвергает свое «взрослое» тело. Она признается в своей глубокой и искренней любви к темному ангелу, которого встретила в этой нереальной жизни, и в том, что решила навсегда остаться с ним и никогда не возвращаться в реальный мир. Тогда Вера снимает три года жизни со своего лица и отдает их девочке в знак настоящей любви, которая объединяет их. А темный ангел, пораженный силой этой любви, отказывается от своих крыльев, чтобы умереть и возродиться простым смертным. В этот момент Вера возвращается в реальный мир, чтобы вечно проживать свою истинную любовь.

Вы назвали эту работу «Madhouse» (сумасшедший дом). А как, по-вашему, сумасшествие пересекается с вампиризмом?

М: У нас этакое темное романтическое видение вампиризма. Вы помните человека в психиатрической лечебнице в романе Брэма Стокера «Дракула»? В нашем понимании, «сумасшедший дом» — это мрачное место в вашей голове. Зачастую окружающие люди хотят, чтобы вы там и оставались, они загоняют вас туда своим высокомерием и невежеством. Если вы не такой, как все, или если вы чувствуете, слышите или видите что-то, чего другие не понимают — они говорят, что у вас «не все дома», что вы опасны и вас нужно изолировать… Иногда, мне кажется, это место может быть неплохим убежищем: там вам никто не причинит боль.

На этом альбоме вам помогали некоторые приглашенные музыканты. В частности, Фабио Леоне из Rhapsody. Как вам удалось привлечь его к работе над записью?


М: Фабио — наш хороший друг, и иногда мы вместе выпиваем или обедаем. Он очень хороший певец и, как отличный друг, он помог нам с вокальными партиями.

Вы также сняли клип на песню «Dark Lantern». Еще какие-нибудь видео планируете выпускать?

Т: Мы собираемся снять еще несколько клипов, в течение следующих месяцев должен выйти наш DVD под названием «Dragonfly», на котором будет два видеоклипа — на песни «Dark Lantern» и «Blight Thrills», также там будут три ранее не издававшихся трека и видеоматериалы из студии, где мы записывали альбом. Вообще, клипы для нас имеют огромное значение, потому что они помогают лучше объяснить все, что происходит в нашем мире, показать его — ведь он состоит не только из слов и звуков, но из света и тьмы.



Вам не кажется, что сегодня тема вампиризма уже не так популярна, как лет десять назад, когда вышли классические альбомы Cradle Of Filth и фильм «Интервью с вампиром»?


Т: Для нас это не имеет особого значения: мы играем не для того, чтобы изобретать что-то новое, а чтобы создать что-то, исходящее из сердца и души.

Ваши тексты в буклете обычно трудно читать — это сделано специально? Для вас важно, чтобы ваши слушатели понимали все, о чем вы поете?

М: Для нас очень важно, чтобы слушатели понимали, о чем наши песни, но мы считаем, что тексты, напечатанные в буклете, — это часть оформления этого самого буклета, поэтому, рассматривая буклет, вы погружаетесь в атмосферу альбома, представляете, о чем он.

Почему вы поете на английском? Разве не логичнее было бы петь на итальянском, ведь считается, что он более мелодичный?


Т: Я думаю, что итальянский язык хорош для «мелодрамы», потому что там часто используется речитатив, слова более выразительные и гласные более гладкие. Но если вы играете рок, то нужен более агрессивный вокал — например, назальное звучание английского языка.

Почему вы ушли с «Nuclear Blast» и подписали контракт с небольшим лейблом «Lunatic Asylum»? Ведь «Nuclear Blast» очевидно обладает большими возможностями для продвижения вашей работы.


Т: Нам пришлось сменить лейбл, чтобы лучше управлять нашими проектами, раньше у нас не было такой свободы в наших действиях.

Вы религиозны? Вам импонируют идеи язычества или сатанизма? Что вы думаете о христианстве?


М: Это вечная дилемма для меня — между черным и белым; между тем, что люди считают правильным, и тем, что я считаю правильным для себя. Я верю в Иисуса, я верю в Бога, но не так, как принято в католической церкви. Я верю в то, что очень сильный ангел Люцифер лишился благодати Божьей, потому что был не таким, как все, но не был неправ.
…Более того, могу сказать, что… моя бабушка была могущественной ведьмой, она была родом из Трансильвании…

Считаете ли вы, что пить кровь животных — это тоже вампиризм?

М: Мне все равно… Я пью только кровь девственниц…

Какую книгу вы могли бы посоветовать тем, кто увлекается вампиризмом? Может быть, достаточно послушать ваши диски, чтобы понять, что это за явление такое?

Т: Если вы послушаете наш альбом «A Whisper Of Dew», то поймете, что для нас значит вампиризм. Тексты для этого диска написал Хулио Анхель Оливарес Мерино, профессор английской филологии и готической литературы в университете Хаэна в Испании. Но если вы хотите почитать действительно старую литературу, то могу посоветовать «Книгу вампиров», написанную Домом Августином Калметом (1756 г.), но вам придется долго ее искать…

Ну и напоследок: когда мы можем ожидать вас в России?

М: На данный момент мы еще не знаем, но надеемся, что скоро, потому что у нас в России много поклонников. Привет вам всем!

Спасибо за ваши подробные ответы!

М & Т: Спасибо большое за интервью, обнимаем тебя и всех сотрудников «Rock Oracle», а также всех ваших читателей и наших фанатов!


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: