Rock Oracle - BURST

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №5 10/2007



Когда двенадцать лет назад в шведском городке Кристинехамн два друга решили создать группу под сомнительным названием Dislars, задавшись целью играть со всем безумством, на которое они только способны, мало кто предсказывал молодым энтузиастам большое будущее. Зубодробительное месиво из жесткого панка, хардкора и грайнда медленно и со скрипом завоевывало внимание шведской публики. Команда отыграла огромное количество концертов на родине, заодно совершенствуя свои музыкальные навыки, поначалу достаточно бедные. Через пару лет, параллельно с привнесением определенного порядка в звучание, группа посчитала нужным переименоваться в Burst, что в переводе означает «взрыв».

Однако по-настоящему серьезно к музыкантам стали относиться в 1999 году, когда состав команды окончательно сформировался, и шведы заявили о себе во всеуслышание, выпустив свой дебютник «Conquest: Writhe». И если данный релиз представлял собой, по сути, перезаписанные демо-версии, разбавленные двумя новыми композициями, то последовавший за ним вскоре MCD «In Coveting Ways» обозначил фирменное звучание группы, став к тому же первым альбомом, в создании которого были задействованы все пятеро участников. Дальше – больше. Выпущенный в 2003 году на лейбле «Relapse Records» диск «Prey On Life» стал результатом плодотворного сотрудничества ребят с именитым продюсером Фредериком Райнедалом (In Flames, Crowpath, Dimension Zero), а потому просто не мог остаться незамеченным прогрессивной металлической прессой и фэнами группы. Затем северные работяги снова засели в студии, приятно удивив поклонников своей четвертой полноценной работой под названием «Origo». Как и на предыдущем альбоме, здесь самым невероятным образом сочетаются  элементы металкора, дэт-металла, хардкора и трэша, однако на этот раз запись получилась максимально откровенной и живой. О музыкальной эволюции, ощущениях от европейского тура, черной полосе в гастрольной жизни Burst и других не менее любопытных вещах рассказывают Линус Егерског (вокал), Йонас Ридберг (гитара и вокал), Еспер Ливеред (гитара и перкуссия), Роберт Рейнхольдц (бас-гитара и вокал) и Патрик Халтин (барабаны и перкуссия).

Каково было впервые выступать в качестве хэдлайнера в рамках недавнего европейского тура в поддержку «Origo»?

Линус: Это было потрясающе! После всех туров, что мы отыграли в качестве разогревающей команды, настало, наконец, время сделать все по-своему. Конечно, мы немного нервничали, однако все наши шоу были достойно вознаграждены. Люди пришли еще раз нас увидеть, и было здорово отыграть для них полный сет. Быть хэдлайнером сложнее, но это и намного веселее!

В последний раз, когда вы были во Франции с концертами, вас преследовала полоса неудач: автобус группы врезался в автомобиль, а вскоре он же был обворован. Остальная часть тура, надеюсь, прошла спокойно?

Йонас: Да, это была настоящая катастрофа! Наш фургон был взломан, и парни, которые это сделали, унесли все, что только смогли: две или три гитары, сотни маек с изображением группы (после этого случая мы их больше не выпускали, так что, если увидите кого-то в зеленой майке Burst с девочкой-китаянкой на ней — можете быть уверены, что это краденое добро!), кучу дисков и даже мой пиджак! Мы были вынуждены отменить оставшуюся часть тура — нам не на чем было играть! А в целом у меня остались приятные воспоминания: как Еспер врезался на нашем бедном фургоне в автобус Dillinger Escape Plane, как нашего звукача чуть не арестовали за контрабанду травки в Италии — в общем, всякие веселые моменты!

Еспер, в одном из интервью ты сказал: «Никогда не знаешь, как люди воспримут твою музыку». В случае с «Origo» совпали ли твои ожидания и реакция слушателей и критиков?


Еспер: Хм… Спустя какое-то время я понял, что мы сделали отличный альбом, но было сложно предсказать, оценят ли его по достоинству слушатели и критики. Не знаю, может, я в этом не одинок, но, как только мы заканчиваем запись, меня всегда кидает из крайности в крайность. Сегодня я могу слушать ее, полагая, что это чертовски гениально, а на другой день — думаю, что это самое большое дерьмо в истории музыки. Исходя из этого, было трудно предугадать тот поток похвал, который последовал за «Origo». Разумеется, было приятно получить такое абсолютное одобрение. Но влияет ли это на наше отношение к самим себе? Влияет ли это на наши планы в отношении следующей записи? Чувствуем ли мы, что должны что-то доказывать? Нет.

Патрик, правда ли, что на «Origo» ты использовал какую-то особенную технику игры на ударных — вместо традиционной метрономной дорожки, преобладающей на «Prey On Life» — чтобы сделать звучание альбома более живым?

Патрик: Ха-ха, ну да, можно сказать, что я использовал необычную технику игры на «Origo», но тогда это утверждение справедливо для каждой записи, которую мы выпустили! Мы задействовали метрономную дорожку на «Prey On Life», но не на всей пластинке. Мне сложно играть в таких условиях, поэтому на «Origo» мы посчитали более правильным добиться приятного нам звучания, вместо того, чтобы стремиться стать самой тяжелой группой в мире — как будто это когда-то может случиться!

Линус, ни для кого не секрет, что со временем твой вокал сильно изменился. На последнем альбоме твой диапазон стал намного шире, чем прежде. Как ты это прокомментируешь?

Л: В течение последних двенадцати лет я постоянно надрывал свою глотку, поэтому к настоящему моменту я уже знаю, как это надо делать! Музыка развивается, развиваюсь и я. Я люблю скриминг и продолжу петь в такой манере, но есть множество способов, как еще можно это делать. Я следую по пути развития нашей музыки, и мой вокал развивается вместе с ней. Ну и, разумеется, за годы, проведенные в туре, мои голосовые связки закалились.

На новом альбоме вашей целью было звучать как можно более откровенно и честно. Вам это удалось?

Й: Не думаю, что мы когда-то запишем альбом, который получится именно таким, как мы хотели бы, но мы безусловно сделали важный шаг вперед с «Origo». В то время как «Prey On Life» звучит более сплоченно, я куда более доволен отдельными составляющими «Origo» — благодаря широкому спектру эмоций, которые мы пытались передать на этом альбоме. Мы проделали серьезную работу, чтобы каждый трек настолько отвечал первоначальному замыслу, насколько это возможно.

Последнее ваше на данный момент видео на композицию «The Immateria» триумфально шествует по MTV2, однако мало кто в России слышал о нем. Расскажите об этом клипе! Во время съемок происходило что-нибудь интересное?

Л: Идея клипа исходила от режиссера, и нам она понравилась: по его замыслу, участники Burst зажигают в темном и зловещем лесу. Это отлично выглядит и хорошо подходит атмосфере песни. Что до интересных подробностей… Почти у всех участников группы было похмелье, поэтому было иногда довольно сложно стоять по кругу и выглядеть при этом серьезно. А во время персональных съемок музыкантов остальные парни стояли позади камеры и угорали. Плюс, басист, мать его, пару раз чуть было не заехал мне своей гитарой по лицу!

Еспер, как-то ты упомянул, что хотел бы замутить электронный проект, но тебе еще предстоит овладеть некими компьютерными программами. Можешь похвастаться успехами?


Е: Ха-ха! Хороший вопрос. Когда я, черт возьми, перестану просто говорить об этом и уже это сделаю?.. Я до сих пор не купил хороший компьютер и не обзавелся всеми необходимыми программами. Я начал общаться с некоторыми хаус-продюсерами, чтобы узнать, как они работают в этих программах, но их стиль музыки мне не очень нравится. Я хочу создавать странную, продуманную, органичную электронику, а не танцевальные вещи.

Роберт, расскажи нашим читателям о своем проекте Nerve. Что за музыку вы играете? Какова твоя роль в группе?

Роберт: Nerve больше не существует, хотя суть этого проекта и его музыкальный почерк все еще существуют, только под другим именем. Это земное и космическое имя, о котором я пока не могу говорить. Мне нравится название Nerve, но оно уже занято одной шведской командой. Впрочем, я вполне доволен тем именем, которое теперь закреплено за этой музыкой.

Йонас, ты являешься автором текстов Burst на пару с Еспером, отвечаешь за перкуссию, сочиняешь большинство мелодий и риффов вместе с Робертом. Как ты умудряешься выполнять столько дел одновременно?


Й: Я бы не сказал, что отвечаю за перкуссию. Просто в самом начале работы мы с Робертом обычно четко обрисовываем ясную картину того, что должна представлять собой каждая конкретная песня. Поэтому, пока другие ребята продолжают разучивать риффы, у меня есть возможность подумать о перкуссии и многом другом. И самая приятная часть работы для меня — это услышать, как все сводится воедино в студии, когда долгие часы «вынашивания» наконец-то приносят свои плоды, и ты можешь забыть множество композиций, которые держал в себе месяцами или даже годами.

Этим летом вы почти не давали концертов, за исключением «Augustibuller Festival». Чем занимались все это время? Наверное, сочиняли новые песни?


Е: Ну, сначала мы говорили, что вообще не будем давать концертов этим летом (учитывая, что прошлым летом мы отыграли где-то на двадцати пяти фестивалях), но потом просто не смогли противиться искушению. Понимаете, нам важно сосредоточиться на чем-то одном. Когда речь идет о подготовке материала, мы предпочитаем не спешить: каждая деталь музыки, которую мы делаем, тщательно анализируется, что означает, что композиция может эволюционировать в течение года, двух лет и даже дольше. Короче говоря, сейчас мы пишем музыку, но медленными темпами. Времени для продолжительного тура не остается. Однако в Россию хотелось бы все-таки приехать.

Вот уже восемь лет вы без устали записываете альбомы, а в промежутках между записями даете бесконечные концерты. Еще не думали о том, чтобы взять заслуженный отдых на год-другой?


П: О да, я думал об этом. Проблема в том, что, когда берешь перерыв, начинает чего-то недоставать в жизни. Меня много раз посещала мысль бросить все это — когда музыка переставала приносить удовольствие. Но потом начинается «зуд» и я становлюсь очень беспокойным. С Burst до хрена проблем, но я точно знаю — ничто не заменит это чувство, возникающее каждый раз, когда мы собираемся вместе. Это сродни возвращению домой после долгого отсутствия. Может, я и не лучший барабанщик на свете, но игра на ударных доставляет мне такое наслаждение, что я бы мог назвать ее лекарством от всех бед и жизненной рутины, в которой вынужден вариться изо дня в день.

Спасибо всем за интервью! Что бы вы хотели сказать читателям журнала «RockOracle» и всем вашим фэнам в России?


Burst: Спасибо тебе! Приятно осознавать, что в России есть люди, которым нравится наша музыка. Надеемся, в один прекрасный день мы сможем сыграть и у вас. Нет, мы ЗНАЕМ, что когда-нибудь к вам приедем!


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ:

Баннер