Rock Oracle - MINISTRY

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №4 08/2008



Этим летом «RockOracle» удалось «поймать за хвост» еще одну уходящую легенду индустриально-металлической музыки: после двухмесячного тура по Европе свою существование прекращает группа Ministry. На финском фестивале «Ruisrock» мы смогли поговорить с нынешним гитаристом Ministry, Томми Виктором, в попытке понять, что же заставило Эла Йоргенсена принять решение о роспуске группы. Заботливый тур-менеджер Мinistry дал нам краткие наставления, желая облегчить поиск Томми в гостинице: «Он будет ждать вас в холле, одет в черное и выглядит как настоящая рок-звезда». Увы, наши поиски эти инструкции не облегчили, так как мы и так знали,что Томми выглядит как матерый рок-волк, но вот в холле знакомого лица не наблюдалось. Позвонив к нему в номер, мы выяснили, что Томми преспокойно смотрит телевизор и в ус не дует. Впрочем, все-таки спустился он к нам навстречу, сияя ослепительной улыбкой, вполне оперативно. Как выяснилось, он не имел ничего против того, что наш фотограф сделает пару снимков во время интервью. Правда, моментами он явно отвлекался от разговора, сосредоточенно позируя для фотографий. И все никак не мог решить, как он выглядит лучше: c очками или без них.

Сейчас, я думаю, большинство поклонников Ministry озадачены вопросом, почему Эл решил положить конец существованию группы. Неужели все было настолько плохо, что на обложку «Cover Up» (сборник кавер-версий известных рок-композиций, ставший последним релизом Ministry — прим. ред.) вы поместили сокращенную фразу «All Fucked Up»?

Я не знаю — я сам до конца еще не осознал, что Ministry больше не будет существовать. У нас было все в порядке; я имею в виду атмосферу в группе и все такое. Я бы с удовольствием и дальше играл в Ministry . Мне нравилось рабoтать в студии над новым материалом, нравилось выступать живьем с Элом. Честно говоря, я пытался переубедить его, но, похоже, он действительно больше не хочет продолжать. И это действительно конец Ministry, хотя я уверен — у Эла есть огромный неизрасходованный потенциал для этого проекта.

Ministry перестают существовать как действующая группа вообще или есть шансы, что вы объединитесь опять для каких-нибудь живых выступлений?


Пока что мы можем говорить только о полном прекращении деятельности Ministry. Эл будет продолжать работать в своей студии, но это, скорее всего, будет продюсирование альбомов других групп. Или, может быть, он будет делать что-то самостоятельно. Но пока что, говоря о Ministry, можно утверждать, что это конец. Конечнее не бывает. Но я очень надеюсь, что со временем Эл изменит свое решение.

Джон Кеннеди был достаточно популярной личностью в Америке. Ты не думаешь, что дизайн обложки «Cover Up» может отрицательно повлиять на деятельность «13th Planet Records» и репутацию лейбла?

Дизайн обложки не следует воспринимать слишком серьезно. Последнее время Эл стал относиться ко всему со значительно долей оптимизма, и мне кажется это можно понять по самому альбому. Этой обложкой никто ни в коем случае не пытается издеваться над Джоном Кеннеди. В большей степени это насмешка над массовой и поп-культурой. Кстати, в Америке у нас не было с ней никаких проблем.

Майкл Мур столкнулся с поблемами при распространении фильма «Fahrenheit 9/11». А как ваша антибушевская позиция, которая так ярко выражена в последнем альбоме Ministry, была принята музыкальной индустрией США, включая отдельные точки распространения?

Ну, мы вроде как не единственные люди в Америке, кто настроен против того бардака, который напорол Буш. К тому же, у нас все-таки демократия и свобода слова, так что мы можем, не стесняясь, выражать свое мнение. Кстати, похоже на то, что, чем бездарнее работал офис президента, тем больше вдохновения это придавало Элу. У нас не было никаких проблем при распространени альбома.

Знаешь ли ты, получила ли группа какую-нибудь прибыль от лицензирования альбомов Ministry в России?


Очень сильно в этом сомневаюсь. А что, какие-то альбомы Ministry были лицензированы в России? «Animosityinsomnia» и «Rio Grande Blood» были официально лицензированы в России.


Да? Ну, наверное, продажи были настолько малы, что мы их даже не заметили. В общем, я об этом ничего не слышал.

В этот момент Томми полностью переключил внимание на фотографа и начал ей активно позировать, принимая как можно более «рокерские» позы. Разумеется, настолько, насколько ему это позволяло сидячее положение. «О, Томми, ты случайно не подрабатывал моделью?». «Подожди, подожди, ты посмотри на меня! Ну как я? А так? Я похож на модель?». С чистосердечным восторгом мне оставалось только признать «Даааа!». Далее последовала американская «шутка юмора»: «Ммм... Ну, я позировал голым... Да, я позирую только обнаженным». «Ауч! В это раз, мы, похоже, не поймаем этот кадр». Но Томми спешит нас ободрить: «Ну, есть еще в принципе шанс, что я напьюсь и голым прыгну в бассейн вечером». На это отвечаем с русской смекалистостью: «Да какая разница, мы в любом случае знаем номер твоей комнаты». Томми парирует «Увы, разочарую — меня там не будет, так как мы уезжаем сразу после концерта». Один-ноль, Томми Виктор выигрывает. Пытаемся вернуть нашу звезду на коряжистую дорогу интервью.

Как-то Эл говорил о том, что хотел бы быть учителем истории в университете, а чем бы хотел заниматься ты? Ты когда-то упоминал, что не только талантлив как звукорежиссер, но и крайне благосклонно относишься к фаст-фуд индустрии.

Боже, это когда я успел столько ерунды наболтать? Ну, я мог бы быть парикмахером, или, как вы уже успели заметить, моделью. Но в принципе меня выгнали из коллдежа именно потому, что я всегда хотел быть рок-звездой. А так, в изначальных планах для меня были маркетинг или бухгалтерия. Но ничего из этого не вышло. Я, кстати, тоже подумывал о преподавании: я всегда был уверен, что еще совсем недолго — и вся моя музыкальная карьера сыграет в ящик, а она неизвестно почему все продолжается. Я всегда панически думал, что мне нужна «серьезная» работа.

Почему ты в свое время, а точнее, в 1996 году, решил «усыпить» свою собственную группу Prong?


Да меня от всего этого уже просто тошнило. Меня тошнило от менеджера, от Тэда Парсонса. Меня все просто «задрало». Мы ездили на бесконечные гастроли, которые не приносили нам никаких денег, и мы не продвигались вперед творчески. Я просто устал от всего. Мне казалось, что дела у других групп идут гораздо лучше, чем у Prong. Меня постоянно поучали: «Ты недостаточно хорошо поешь», «Ты недостаточно хорошо играешь», «Ты недостаточно хорошо выглядишь». Мне это надоело до чертиков, и это постоянное давление, которое я отчасти до сих пор ощущаю, играя с Prong.

Тебе эта пауза что-нибудь дала?

Ну, это, прежде всего, окончательно опустошило мой банковский счет. Некоторое время я был совсем «не у дел» и занимался тем, что жалел себя. Потом я играл с Гленном Данцигом. Я был в шоке, когда он позвонил мне: «Давай, присоединяйся ко мне. Я предлагаю очень хорошие условия и зарплату, и наплюй ты на все ». Так-то. Но это длилось полтора года. Все рано или поздно заканчивается.

Почему ты решил играть с Ministry? Ведь к тому времени ты возобновил деятельность Prong...

Да, в тот момент мы опять были в туре с Prong, и у нас были неприятности с местными промоутерами. И я подумал «С Prong всегда так — ничего по-человечески не делается». Мы готовились засесть в студию для новой записи, я был достаточно свободен, так как сотрудничество с Гленном к тому времени закончилось. И тут мне позвонил Джой Джордисон, он работал с Элом над «Rio Grande Blood», и он пригласил меня присоединиться к команде Эла. И это придало мне больше энергии и уверенности в себе. Нельзя чересчур сосредотачиваться на чем-то одном, или ты теряешь свежий взгляд на эту вещь. И мне кажется, я гораздо продуктивнее работаю в команде, чем один, как в случае с Prong. Мне очень нравилась работа в студии с Элом. Да и с Гленном мне неплохо работалось.

Пока ты работал с разными группами, у тебя не было неприятного чувства, что ты всего лишь приглашенный музыкант, а не участник творческого процесса?

Да-да, разумеется, бывало такое чувство, и с ним трудно справиться. Частенько эта мысль портила настроение, но именно в Ministry я чувствую себя частью группы. Мы сделали вместе три альбома, и я до сих пор чувствую, насколько важно для меня играть с Ministry. Будучи с ними, я знаю, что меня ценят, и это очень приятно. Знаешь, многие люди говорят: «О, я так люблю свою работу, она просто замечательная». Хотел бы и я так сказать, но в моей деятельности чересчур много позитивных и негативных моментов, так что часто трудно понять, замечательно это или нет.

В этот момент мне приходиться передвигать свой стул вбок, так как, по утверждению фотографа, я опять влезаю в кадр и порчу картину свои «неметаллическим» видом. Томми хихикает, принимает несколько неестественную позу «Я звезда», по-американски водрузив ноги на стол, но продолжается это недолго, ибо уже при ответе на следующий вопрос ноги перемещаются назад, в более удобную для homo sapiens позу.

Prong будет продолжать сотрудничать с Элом и «13th Planet Records»? Ты ведь говорил, что не выживешь без менеджера и юриста.

Да, разумеется. Мы вместе с Элом продюсировали последний альбом Prong «Power Of The Damager», будем сотрудничать и дальше. А что касается юриста, это не связано с лейблом. Мой юрист... Не знаю, чем он вообще занимается, так как он часто игнорирует мои звонки.

Наверное, тебе его надо уволить.


(приступ заливистого смеха) А-ха-ха-ха-ха, точно стоит.

Какие у тебя планы на ближайшее будуще: нырнуть в студию и порадовать нас новыми творениями, или ты просто хочешь отдохнуть?

Да, мы с Prong собираемся поработать в студии и затем начать тур в следующем году. В этом году, в январе, мы отыграли целый тур в Америке, но это был мини-тур на три недели. Потому что, если хочешь «взять» всю Америку, тогда тур должен длиться месяца три. Надеюсь, в следующем году мы сможем гастролировать более интенсивно. Так что по приезду домой я запрусь в нашей репетиционной студии в Лос-Анджелесе и мы начнем работу над новым материалом: пивко, разговоры и завершение некоторых почти готовых песен.

Кстати, о Лос-Анджелесе. Как ты думаешь, твой переезд туда повлиял на музыку, которую ты пишешь?


Ну, из Нью-Йорка мне пришлось уехать не только по личным причинам, но и потому, что в там мне было трудно продолжать деятельность группы чисто с финансовой точки зрения — дорого снимать помещение для репетиций, доргие парковки, бензин. Поэтому мы не могли себе позволить нормальный автобус. В Лос-Анджелесе в этом отношении гораздо легче. Плюс, Лос-Анджелес очень расслабляет, проходят год за годом, а ты даже не замечаешь смены сезонов. Так часто просто лень оторвать свою задницу от дивана и заставить себя делать что-нибудь...

Какие твои самые любимые группы из Нью-Йорка и Лос-Анджелеса?


Так, моя самая любимая группа из Нью-Йорка... (пауза, во время которой я шепотом подстрекаю Томми произнести заветные слова Type O Negative, но Томми на провокацию не поддается — прим. автора). В Нью-Йорке было и есть столько классных групп! Ramones, Velvet Underground... Из ныне действующих, наверное, Interpol. А в Лос–Анджелесе... Тоже куча классных групп. Но на ум почему-то приходит масса «никаких». Сам я сейчас слушаю System Of A Down... Хотя, наверное, моя самая любимая группа из Лос-Анджелеса — это Slayer.

Сейчас в Америке много неплохих групп, вроде Killswitch Engage, я думаю, они великолепно играют и у них хорошее будущее. Но в любом случае, сейчас выпускается масса музыки, есть интернет и очень легко сравнивать и выбирать. То, что в мою молодость занимало неделю, сейчас можно узнать или скачать за час. Металл сейчас переживает совсем другие времена. Я тут недавно послушал Black Tide, ну, я вам скажу, и выдают эти ребятки! Им же лет по четырнадцать или около того! Они просто гениальны. Так что металл в Америке не умрет, это точно.

После стольких лет, проведенных в музыкальном мире и шоу-бизнесе, что самое важное для себя ты понял?


Прежде всего, я научился не принимать близко к сердцу множество неприятных вещей. Нельзя чересчур себя грызть. Есть вещи, которые человек просто не может контролировать. Также я перестал волноваться по поводу того, что делают другие люди — какую музыку выпускают другие группы, как они ведут себя на концертах. Я перестал себя сравнивать с ними и завидовать тем, у кого дела идут лучше.

Ну что ж, похоже, пребывание в музыкальном мире подействовало на Томми не хуже очистительных медитаций в буддистских монастырях. Прощай, Ministry, и всяческой удачи Томми Виктору и Prong!


 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: