Rock Oracle - FRONT LINE ASSEMBLY

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №4 08/2008



Почти два года назад в «RockOracle» №6 за 2006 год вошла обзорная статья, посвященная истории становления стиля ebm. Основные роли в формировании этого направления были распределены нами между тремя исполнителями - Skinny Puppy, Front 242 и Front Line Assembly. Во время подготовки статьи мы неожиданно задумались, почему эти и другие схожие по направленности группы, которые имеют без преувеличения звездный статус как в мире в целом, так и в нашей стране в частности, упорно игнорируются отечественными печатными СМИ? Почему творчески активные артисты, до сих пор выпускающие замечательные альбомы или просто способные собрать несколько тысяч человек на свой сольный концерт, не удостаиваются публикаций в отечественной прессе, за исключением небольших, порой совершенно безграмотных рецензий? Не пытаясь разобраться в этих нелегких вопросах, мы, попросту решили исправить эту неприятную ситуацию своими силами. Интервью со Skinny Puppy и Front 242 вы могли прочитать в №1, 2007 и №5, 2007 соответственно.

Сложнее оказалось с третьими нашими героями – Front Line Assembly. Сначала ничего не предвещало проблем: группа вот уже во второй раз приехала с концертом в Москву летом 2007-го. Но оказалось, что под наше интервью было выделено ничтожно мало времени, поговорить удалось лишь о том, что происходило с группой на тот момент. В течение почти года после этой встречи мы «бомбили» электронный ящик одного из основателей группы Билла Лееба просьбами продолжить начатую беседу - но безрезультатно. И только после того, как Билл снова оказался в Москве, но уже со своим проектом Delerium, нам наконец-то удалось призвать его к ответу.

Итак, небольшая справка:  группа Front Line Assembly появилась в 1986 году. Её основателями являются Билл Лееб - бывший участник Skinny Puppy, Рис Фулбер - мистический участник, который то появляется, то исчезает без видимых причин, но является неотъемлемой частью группы, и Майкл Бланч, который через несколько лет после дебюта FLA покинул группу, чтобы присоединиться к Ministry. Также в группе со временем обосновались Джереми Инкель и Крис Петерсон, ответственные за синтезаторы, и барабанщик Эдриан Уайт. Двадцать два года на сцене, восемнадцать выпущенных альбомов и одна ошибка за всю карьеру – все это Front Line Assembly, группа, которая внесла огромный вклад в мировую музыку и вдохновила не одно поколение музыкантов.

Перед вами материал, подготовка которого заняла почти год. Общение с Крисом Петерсоном и Биллом Леебом происходило самым разным образом: мы дважды встречались лично, мы переписывались и созванивались. И вот что в результате получилось…

Расскажите о последнем релизе Front Line Assembly «Fallout».

Билл: Этот релиз был вдохновлен нашим американским туром, а также последовавшим за ним европейским туром, участием в фестивале «Mera Luna» и нашим первым концертом в Москве. Мы встречали много разных людей, и они изъявляли желание сделать ремиксы. Мы никогда не планировали сделать что-то в этом роде, но ремиксы копились, и мы решили собрать их воедино.

Ремиксы делали такие группы, как Combichrist и Сovenant, что вы думаете об их работах?

Крис: О, это было здорово. Мы общались по e-mail, у нас сложились теплые дружеские отношения. Они замечательные ребята, и они хорошо поработали.

Какой ремикс с альбома вам нравится больше всего?

Билл: Мне нравится DJ(?)Acucrack. Они классные и талантливые ребята, мы выступали вместе во время тура по Америке, и мы хорошие друзья.

Расскажите о трех новых песнях.

Билл: Это три трека, которые были записаны до того, как появилась идея альбома. Вообще-то два трека не были уж такими новыми, они просто не вошли на последний альбом «Artificial Soldier». Исключение... (обращается к Крису) Какая там самая новая песня? Которая с гитарами...

Крис: А, «Armageddon»…

Билл: «Armageddon» — это самая новая песня. Она о тирании, о всеобщем падении. Мы просто решили, что можем сделать одну песню и снова отправиться в тур.

А ваши поздние работы отличаются от того, что вы делали до этого?

Билл: Да нет, не думаю, что они прямо так отличаются. У нас есть свой стиль, своя манера. Мы придерживаемся старой школы, и «Armageddon» больше похож на треки с альбома «Millennium».

Расскажите о ваших российских концертах. Вы выступали в Питере впервые, как вам там понравилось?

Крис: Петербург просто великолепен. Я очень ждал этого концерта, особенно учитывая мой потрясающий опыт в Москве. Я был удивлен такому энтузиазму публики, хотя я знал, что это будет напряженная ночка. Мягко говоря, этот концерт превзошел все мои ожидания. Питер к тому же очень красивый город. Я не могу дождаться, когда приеду снова.

А в Москве вы были уже второй раз. Что ты чувствовал, когда вы вернулись? Да, и еще, что там произошло с дымовой завесой? Дыма было очень много...

Крис: Вернуться было просто замечательно. Я не был уверен, что у меня появится такая возможность, так что ощущения были потрясающие, и было прикольно видеть людей, которых я видел в первый раз. Я, наверное, счастливчик, что мне удалось побывать в Москве дважды — люди, которые пришли на концерт, дали нам понять, что мы здесь желанные гости. Это теперь мой самый любимый город, чтобы давать концерты. Извиняюсь за дымовую машину. Понятия не имею, что с ней произошло.

Несмотря ни на что, спасибо большое за то, что приехали. Это был великолепный концерт. И конечно, мы ждем вас снова!

Крис: Мы получили огромное удовольствие! Как я уже сказал, не могу дождаться возвращения. Я надеюсь, мне удастся приехать со своей группой Decree в следующем году. Я был удивлен, что так много народу на концерте знали о ней.

Билл, расскажи, с чего начался FLA?

Билл: Ну, все началось с моей первой группы Skinny Puppy, я провел в этой группе почти четыре года. Я очень интересовался электронной музыкой, в частности ebm, например, мне нравилась группа Kraftwerk. Еще на нас влияли и панк-группы, например, Joy Division. Skinny Puppy надоели мне через три-четыре года, потому что Огр был вокалистом, Кевин тоже был главный, в группе не было пространства для моих идей. Моими первыми шагами в Front Line Assembly были две кассеты, «Nerve War» и «Total Terror». Дебютным альбомом стал «The Initial Command», он вышел в Бельгии. Следующим большим шагом должно было стать распространение нашей записи в Англии, и я отправился в тур по Европе с Майклом Балчем и Рисом Фулбером. Вот так и началось наше восхождение.



Ты с самого начала решил, что FLA будет ebm-группой?

Билл: Ну, знаешь, немного ebm, немного индастриала. В основном, конечно, электроника — тогда пошли в оборот компьютеры, различные технологии...

Какие группы были тогда популярны?


Билл: Fad Gadget, The Cure, Einsturzende Neubauten, в основном английские и немецкие группы, а также Front 242 — и так далее.

Ты когда-нибудь думал, что твоя группа станет популярной?

Билл: Нет, знаешь, мне кажется это немного наивным, когда ты думаешь, что можешь изменить что-то в музыке... Но, когда оказалось, что в английских чартах мы были пятыми, мы были счастливы. В целом, мы делали вполне обычную музыку для того времени, единственное — мы никогда не заморачивались на тему славы, денег и так далее, мы действительно посвятили свое время музыке, именно электронной музыке; мы делали то, что хотели делать.

А теперь ты чувствуешь себя легендой?

Билл: Да, знаешь FLA и Delerium очень популярны и имеют вес в мире музыке, так что да, я вполне ощущаю себя легендой.

Ты жалеешь о чем-нибудь? Был ли какой-нибудь неудачный эксперимент?

Билл: Хм... Наверное, самым неудачным экспериментом в истории FLA был «Wave Gothic Treffen». Это случилось из-за нашего менеджера. У нас был небольшой хаос в лирике, и нас всюду пытались запихнуть. И мы допустили ошибку, поехали не на тот фестиваль… Но, ты знаешь, одна ошибка за двадцать лет... Guns’n’Roses делают это постоянно! (смеется)

Как изменилась ebm-сцена за время ее существования?


Крис: Лично я не слушаю ebm, но я присутствовал при моменте, когда вся эта FLA/Skinny Puppy-компания только началась, и я скажу так: было намного лучше в те времена. Тогда это все было новым, новые элементы, звук, которого никто никогда не слышал. Теперь же мы не просто все это знаем, но и вся музыка стала однообразной.

Билл: О... это две абсолютно разные вещи. Теперь на ebm зарабатывают, он стал модным. Сейчас куда ни плюнь — везде ebm, все эти люди в черном... В наше время это было что-то типа панка, то есть, если ты носил кожаный пиджак, это был исключительно твой стиль, — в отличие от сегодняшнего дня, когда надо носить цепи и готичную одежду... Теперь все становится более серым, очень многие тупо копируют уже существующие группы, плюс ко всему компьютеры стали доступными, теперь не обязательно уметь играть на инструментах, их можно просто запрограммировать. И диск записать с помощью компьютера сегодня может каждый, кому не лень. Компьютер дал больше возможностей и меньше оригинальных групп.

Знаешь, Патрик Коденис из Front 242 открещивался от того, чтобы называться музыкантом, а утверждал, что он дизайнер звука... На твой взгляд, чтобы играть ebm, обязательно быть музыкантом, или это особое занятие для дизайнеров?
Билл: Ну, мы тоже начинали как дизайнеры звука, мы экспериментировали — это касается и Delerium, и других проектов. Однако со временем мы стали добавлять музыкантов. Я думаю, что мы и дизайнеры, и музыканты.

Важно ли наличие музыкального образования?


Билл: Я думаю, что нет. Некоторые люди рождаются с музыкальным слухом. Но! Если у тебя есть музыкальное образование, это еще не означает, что ты способен на эксперименты и можешь создавать хорошую музыку. Знаешь, есть много музыкантов, которые начинали музыкальное обучение, но бросали это через некоторое время, потому что их учили не тому, что им хотелось узнать. Но они были смелыми в своих экспериментах и добились успеха.

Как менялись FLA на протяжении своего существования?

Билл: В начале мы были скорее индастриал-группой, музыка была мрачнее. Потом мы уже перешли к ebm. Потом добавились метал-гитары, и в результате получилось так, что мы смешали все, что можно было смешать. Теперь у нас еще и ударные живые — использовали полный спектр. И теперь я думаю, что наш стиль можно охарактеризовать как индастриал-метал.



Крис, расскажи об идее смешать ebm с гитарами.


Крис: Это круто. Я думаю, с гитарами и музыка звучит лучше, и людям есть на что посмотреть. Мне кажется, что живые инструменты привносят больше энергии в выступление, располагают к взаимопониманию и взаимодействию.

Ты бы хотел вернуть что-нибудь из прошлого ebm в настоящее?

Крис: Себя, возможно; немного души помогло бы исправить положение дел. Ничто из того, что я слышал, не несет в себе и гребаной капли артистизма или оригинальности, или хотя бы какого-нибудь послания, которое стоило бы того, чтобы его слушать.

Билл: Ну, я думаю, больше оригинальности, страсти... Ну, надоедает же! Все в черном, с черными волосами, звучат одинаково... Может быть, следующее поколение начнет экспериментировать и найдет новые пути для электроники.

Крис, какая твоя любимая ebm-группа? И какую музыку ты вообще предпочитаешь?

Крис: Нет такой группы, я люблю блюз, индастриал (настоящий индастриал, а не диско), немного металла, немного старого кантри, старый рок, эмбиент, типа Стива Роуча или Lustmord, и экспериментальную музыку.

Билл, а ты что думаешь о современной электронной сцене?

Билл: О, я думаю, это похоже на чуму. Миллионы электронщиков! Я не могу представить, что их может быть еще больше. Это стало модой, каждую неделю на прилавках появляются миллионы новых CD новоиспеченных групп. Может быть, среди них найдется одна или две достойных, но не больше. С одной стороны, это хорошо, а с другой — плохо. Знаешь, показателем являются живые выступления, когда на сцене распинается один парень, а второй стоит у него за спиной с ноутбуком. Это скучно!

Есть новые группы, которые тебе понравились?

Билл: Я вообще-то больше слушаю старые группы. Ну, может, VNV Nation, как группа новой эры...

Ты считаешь, что еще возможно придумать что-нибудь новое? Ведь есть такое мнение, что придумать уже ничего нельзя, и поэтому у электроники нет будущего...

Билл: По-моему, не важно, какую музыку ты играешь. Музыкант остается человеком, он пишет лирику... Если так хочется, облеки это в электронику, но придумай новый мотив, новый бит. Я думаю, что надо серьезнее относиться к текстам песен, на электронной сцене очень мало настоящих певцов.

Что вам нравится больше: концерты или студия?

Крис: Концерты однозначно прикольнее, но студия — мое искусство и средство, так что я не могу сказать, что важнее.

Билл: Мне нравится и то, и другое. Когда сидишь в студии, записываешь альбом, всегда думаешь, правильно ли поступаешь, понравится ли слушателю. А сегодня мне больше нравится выступать, путешествовать, встречаться с людьми. Я как ребенок.

Как вы думаете, чем отличаются ebm-концерты, скажем, от рок-концертов? Легче устроить шоу, играя рок или ebm?
Не так уж много ebm-групп делают именно шоу, на ваш взгляд, почему?


Крис: Ну, ebm–шоу — это чел с ноутбуком, чел с микрофоном (возможно, не совсем поющий) и чел напротив невключенной клавиатуры. Не очень-то сложно. Рок-концерт — это (надеюсь) люди, которые играют на живых инструментах, там происходит больше работы. Ребят, что играют ebm и не делают каких-либо шоу, можно понять — они продают свои альбомы, а люди идут посмотреть на них и послушать живьем последний хит, что они слышали на танцполе; они и понятия не имеют, что этот концерт окажется скучным и будет лишен какого-либо взаимопонимания. Рок-группы зарабатывают себе репутацию благодаря концертам — если шоу не удалось, этот неуспех будет упорно их преследовать.

Билл: Это два разных типа людей. Рок-группы играют все вживую, они ходят, пожимают руки фанатам, общаются с публикой. Мне кажется, что фанаты метал-групп или рок-групп более преданы, с ними легче. Для электронщика завоевать слушателя сложнее. Определенно, рокерам проще устроить шоу, потому что им не приходится волноваться за техническую часть своего концерта. Я стараюсь, чтобы мои концерты больше походили на рок-концерты.

Крис, ты ходишь на чьи-нибудь концерты? Чей концерт тебе больше всего понравился? Что лучше — давать концерт или посещать в качестве зрителя?

Крис: Я предпочитаю давать концерты. Очень сложно оставаться в стороне, когда столько раз был в самой гуще событий. Концерты — это такая награда для меня за все то, что я делал в студии. Это замечательно — встречать людей, которым нравится наша музыка, и нет чувства, которое бы превзошло то, что ты испытываешь, находясь на сцене и отдавая себя всего. Любимым концертом, на котором я был в качестве зрителя, я бы назвал концерт Боба Лога с Blowfly.

Билл, а тебе где нравится выступать?

Билл: Ну, знаешь, я люблю Россию, Чехословакию, Венгрию. Когда мы приезжаем в Германию, все спят, почему-то больше никто не восхищается. Там люди уже наелись этим, там никого этим не удивишь. Я еще ни разу не выступал в Румынии, не знаю, каково это...

Не хочешь привезти ebm в Китай?

Билл: Нет, мне плевать на Китай.

Почему?

Билл: Да просто плевать. Никакого интереса не представляет для меня. Слишком далеко.

А ты пересекаешься со Skinny Puppy?

Билл: Да, постоянно. Мы играем на одних и тех же фестивалях. Они даже приглашали меня поиграть с ними на каком-то выступлении.

Каково твое отношение к наркотикам?

Билл: Бывают хорошие наркотики, бывают плохие наркотики. Бывают люди, которые просто расслабляются на выходных, а бывают наркоманы, которые принимают тяжелые наркотики. Все люди реагируют на наркотики по-разному… Для меня лично это был важный период, когда я принимал наркотики, тогда я делал какую-то чуднУю электронику... Я не вижу ничего плохого в том, чтобы, отправляясь в тур, захватить немного экстази. (Смеется) Оно помогает оставаться на ногах всю ночь.

Ты принимал когда-нибудь наркотики перед концертом?

Билл: Да каждый раз. Я привык веселиться на вечеринках... Знаешь, ведь алкоголь не лучше наркотиков...

Не думаете ли вы сделать DVD?

Крис: Кое-кто сейчас над этим работает, но пройдет много времени прежде, чем мы соберемся все вместе. Информация по этому поводу есть на www.mindphaser.com.

Билл: У нас есть два человека, которые занимаются организацией съемок живых выступлений, но сейчас там какие проблемы с релизом. Все встало... Короче, я не знаю, что у них там происходит.

Крис, что ты чувствуешь, когда видишь со сцены клуб, полный людей?

Крис: Я думаю: «Да идите вы! Ну мы и закатили концерт!» Я обожаю энергетику в клубе, полном вспотевших людей, хорошо проводящих время.

Какие у вас ближайшие музыкальные планы?


Билл: Ну, мы готовим новый альбом FLA, новый альбом Delerium... Собираемся отправиться в сентябре в тур по Северной Америке с Delerium. Следующей весной приедем в Европу с Front Line Assembly.

 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: