Rock Oracle - CINEMA BIZARRE

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №4 08/2008



Когда в сентябре прошлого года на немецком пауэр-поп/глэм-рок небосклоне зажглась новая, хотя и «странная» звезда, все европейские журналы вздохнули с облегчением. Наконец можно было немного отдохнуть от вездесущих Tokio Hotel! И действительно, парни с никами Страйфи (вокал), Киро (бас-гитара), Ю (гитара), Люминор (клавишные) и Шин (ударные) моментально оказываются в центре внимания, где бы ни находились. Любопытно, что, по словам участников группы, свела их вместе даже не музыка, а любовь к манга и аниме. А когда ребят взяли под свое крыло Эрик Бертон и лидер Lacrimosa Тило Вольф, в успехе предприятия сомнений ни у кого не оставалось. Как нет сомнений и в том, что октябрьские концерты Cinema Bizarre в России пройдут «на ура». В ходе эксклюзивного интервью с покорителями девичьих сердец выяснилось, что связывает их с нашей страной не только предстоящий тур…

Привет, ребята! В октябре вас ожидают концерты в Москве, Санкт-Петербурге и Краснодаре. Здорово, что вы наконец сможете побывать в стране, где у вас так много поклонников. Что вы чувствуете в связи с предстоящей поездкой в Россию? Что вам известно о нашей стране?

Киро: Я очень рад, что мы приедем в Россию, — это всегда было моей мечтой, и она вот-вот сбудется! А еще я большой фанат t.A.T.u.

Страйфи: Я никогда не был в России, и очень рад возможности посетить страну. Именно это мне и нравится в нашей работе — что можно много путешествовать. Можно знакомиться с разными культурами и людьми. Часто отмечаешь для себя, как сильно отличаются менталитеты разных стран. Кроме того, я очень рад нашему приезду в Россию, так как мой отец в настоящее время встречается с русской женщиной.

Ю: Я еще не знаком с Россией, но, в любом случае, это интересная страна. На MySpace у нас очень много русских фанатов, и каждый день появляются все новые.

Шин: Я ужасно рад, что у нас столько поклонников в России, и очень взволнован предстоящими тремя концертами в России. Let’s rock!

Люминор: О самой России я знаю не так много, но я немного разбираюсь в истории страны, например, в русских царях, поскольку сильно интересуюсь историей.

У вас есть видео-обращение к фэнам в разных странах на нескольких языках, и в одном из роликов вы говорите по-русски (кстати говоря, довольно неплохо). Сложно ли было выучить русские фразы? И почему говорил в основном Киро?

Шин: Киро — большой фанат России и знает много слов по-русски. Он уже научил нас паре русских слов.
Люминор: Да, он с ума сходит по России, и неплохо владеет русским языком, поэтому он говорил за нас в данном случае.

Киро: Это было не сложно! Я правда очень интересуюсь русским языком, и в ближайшем будущем намерен выучить его основы!

Ю: Я тоже там говорю, но только одну маленькую фразу, поэтому для меня это не было проблемой.
Вы уже начали готовить материал ко второму альбому Cinema Bizarre, или пока все ваши мысли занимает тур?

Киро: Мы уже начали работать над новыми песнями. Естественно, предстоящий тур стоит у нас на первом плане, но мы продолжаем работу над новым материалом!

Страйфи: Основное внимание мы уделяем пока все-таки концертам. Это здорово, что мы можем выпускать альбомы в пятнадцати странах, и мы хотим устроить следующему альбому такой же хороший промоушн и представить его вниманию тех, кто слышал наш первый альбом.

Ю: У каждого из нас масса безумных идей, которые мы сейчас претворяем в жизнь при работе над новым материалом.
Люминор: Конечно, сейчас мы сочиняем новый материал, но предстоящие концерты и события, разумеется, на данный момент более актуальны для нас.

Намерены ли вы в дальнейшем экспериментировать со звучанием, или будете придерживаться фирменного саунда, который ваши фанаты знают и любят?


Киро: Конечно, мы будем экспериментировать в дальнейшем, но в каждой нашей песне легко будет узнать Cinema Bizarre.

Страйфи: Мы много экспериментируем, но мне кажется, что второй альбом будет своего рода продолжением первого по стилю. Возможно, там будет несколько сюрпризов — я бы не хотел пока разглашать все подробности.

Ю: Мы так или иначе будем развиваться дальше, нельзя оставаться на одном и том же месте и просто отдыхать, но и переусердствовать тоже не стоит.

Шин: Когда мы репетируем одни, мы много экспериментируем, однако иногда это заканчивается хаосом, или получаются что-нибудь неприличное.

Люминор: Мы всегда открыты для всего нового, у нас много идей, которые могут реализоваться в нашей музыке… Наши истории еще не до конца рассказаны.

Сильно ли вы переживали, когда по результатам национального отбора песня «Forever Or Never» не прошла в финал Евровидения? И какова была ваша реакция, когда вы узнали, что No Angels оказались в самом конце списка в финале?


Киро: Нет, вовсе нет. Было весело, и это главное! А то, что No Angels замыкали список конкурсантов, меня очень расстроило — я надеялся на большее, но с этим ничего нельзя поделать…

Страйфи: Нет, мы не были разочарованы. Это была интересная идея — поучаствовать в конкурсе, и люди были немного шокированы, когда мы вышли на сцену. И хотя мы живем в XXI веке, у некоторых людей все еще есть проблемы с признанием людей, которые выглядят иначе. Во время отборочного тура No Angels были с нами очень милы и дали мне много советов, как справиться с воспалением голосовых связок. Мне было немного обидно, что они заняли последнее место — теперь им приходится выслушивать множество упреков.

Ю: Собственно, лично я и не рассчитывал, что мы выиграем.

Шин: Это не плохо, что мы не прошли дальше с нашей песней. Для меня было настоящим удовольствием участвовать в таком серьезном мероприятии.

Люминор: Это не было для меня такой уж трагедией. Впоследствии я получил много писем от людей, которые жалели, что мы не попали в Белград…

Все вы не так давно учились в школе, значит, воспоминания еще свежи. Поделитесь, как у вас было с успеваемостью? Какие предметы вам давались легко, а какие для вас — китайская грамота?

Киро: Я был посредственным учеником. Всегда ненавидел математику и ужасно боялся химии. Из предметов мне нравились английский, немецкий и рисование.

Страйфи: Я был ленивым учеником и всегда получал удовлетворительные оценки. Легко мне давались только английский и рисование. Наряду с немецким мне очень нравились эти предметы. Но у меня было много проблем, и я ненавидел школу, потому что всегда играл роль аутсайдера, мне было сложно завоевать расположение одноклассников.

Ю: В школе я тоже был невероятно ленивым, поэтому мои оценки были не самыми лучшими. Мне легко давались физкультура и рисование, музыки у нас в школе, к сожалению, не было, а математика и все научно-естественные дисциплины были не по моей части.

Шин: Я учился средне в школе. Мне нравились математика и рисование. В физкультуре я был полным нулем, но теперь я нашел спортивный снаряд, который мне по душе — мои барабаны.

Люминор: Я учился довольно хорошо. По немецкому, английскому, истории у меня были одни пятерки… И только по математике я всегда получал двойки.

Понятно, что на красных дорожках, концертах и пресс-конференциях вы предстаете в своих традиционных амплуа. Интересно, а в чем вы ходите и как выглядите в повседневной жизни?


Киро: Я ношу макияж в большинстве случаев — без него я чувствую себя голым! В повседневной жизни я не ношу сценические тряпки, но, тем не менее, одеваюсь экстравагантно.

Страйфи: Дома я всегда хожу ненакрашенный. Когда на работе ты всегда вынужден выглядеть в большей или меньшей степени идеально, дома можно себе позволить сбросить всю эту оболочку.

Ю: В обычной жизни я стараюсь носить как можно меньше макияжа, чтобы моя кожа отдохнула, поэтому чаще всего на мне лишь подводка для глаз Kajal, немного теней и свободная одежда.

Шин: Когда я дома, на мне нет макияжа, но когда я заскакиваю домой прямо с дороги, я всегда накрашен, тем более, что прихожу я достаточно поздно, и мне требуется много времени для ухода за собой. У меня никогда не получается правильно планировать свое время.

Люминор: У меня нет какого-то особого «повседневного вида»: в мой обычный распорядок дня входит нанесение макияжа и примерно такой внешний вид, какой обычно бывает на моих фотографиях… Я бы хотел, чтобы моя внешность передавала мой внутренний мир во всей его полноте.

С вашим напряженным графиком о полноценном сне говорить не приходится. И все-таки: когда есть такая возможность, сколько часов вы обычно спите? Кого в группе вы бы назвали настоящим соней?


Киро: Из нас я сплю больше остальных. Когда есть такая возможность, я сплю очень-очень долго.

Ю: Да, Киро спит больше всех! Я сплю довольно долго, когда могу, но если я встану позже десяти утра, я плохо себя чувствую, понимая, что проспал полдня.

Шин: Я мог бы проваляться в постели весь день! Но все равно самый большой соня из нас — Киро.

Люминор: Киро может спать везде… я ему завидую! Я вот хронически недосыпаю. Всегда сплю слишком мало, даже когда мог бы спать дольше… У меня очень беспокойный сон.

Насколько мне известно, трое из вас живут вместе. Тогда позвольте задать вам такой несерьезный вопрос: кто из вас по жизни больший зануда и в чем это выражается?


Ю: Страйфи, Киро и я живем вместе. Никто из нас не зануда, разве что Киро достаточно беспорядочный, что сказывается на всей квартире.

Киро: Среди нас нет зануд, с каждым из нас в определенные дни бывает более или менее трудно, и иногда мы ссоримся, но всегда быстро миримся!

Страйфи: А мне кажется, мы все в равной степени зануды.

Многие музыканты утверждают, что не смогли бы ничем заниматься в жизни, кроме музыки. Но ничто не вечно под луной, и лет через двадцать у каждого из вас наверняка будет какая-нибудь работа, не обязательно связанная с шоу-бизнесом. Кем бы вы стали, а может и станете, если не музыкантами?


Киро: Я об этом пока не задумываюсь, у меня еще есть время. Я наслаждаюсь каждым моментом и надеюсь заниматься музыкой так долго, как это возможно.

Страйфи: Моя мечта — всегда сочинять музыку, и я буду за нее бороться. Было бы тяжело отказаться от этой мечты.

Ю: Я просто делаю то, что у меня хорошо получается, чтобы в конце концов достичь максимального результата. Кроме того, все остальное не сделало бы меня счастливым. Я бы мог всю жизнь заниматься музыкой… В случае, если бы я не работал в этой области, я бы интересовался дизайном — например, одежды.

Шин: В будущем я вижу себя студийным барабанщиком, или я бы работал в крупной компании, выпускающей барабаны.

Люминор: В моем случае все предопределено судьбой. Понятия не имею, куда меня приведет мое путешествие… Я не знаю сейчас, где окажусь завтра.

Не так давно Люминор сказал в интервью, что если бы группа достигла популярности Depeche Mode, ему бы ничего не оставалось, как спокойно умереть, потому что это предел мечтаний. Что касается остальных участников группы, есть ли у вас какая-нибудь наполеоновская мечта, мечта всей жизни, осуществив которую вы бы могли сказать: «Больше мечтать не о чем!»?


Киро: Конечно, есть такая мечта, но я так далеко не загадываю, а просто жду, и буду рад, если она исполнится.

Страйфи: Я в корне не согласен с Люминором. Я всегда хочу чего-то большего и ставлю перед собой все новые цели. Мне кажется, в жизни нет конечного пункта, когда человек может сказать, что достиг всего, что хотел.

Ю: Моя мечта — стать легендой! Поживем — увидим…

Шин: Я разделяю взгляд Люминора: когда мы достигнем популярности Depeche Mode, я буду самым счастливым человеком на Земле.

Каким девизом вы руководствуетесь по жизни и хотели бы поделиться с нашими читателями и вашими поклонниками в России?


Киро: Живите мечтами и боритесь за них!

Страйфи: В соответствии с тем, что я сказал до этого, мой девиз: «Всегда есть необходимость улучшать свою жизнь».

Ю: Занимайтесь любовью, а не войной! Наслаждайтесь нашим альбомом, и я надеюсь увидеть вас на наших концертах в России, чтобы немного поиграть рок-н-ролл вместе.

Шин: Я буду ужасно рад увидеть вас на наших концертах в России и устроить много шума! Мы живем всего лишь раз.
Люминор: Я в ответе сам за себя. Это жизненный девиз, о котором необходимо всегда помнить. Верьте в себя и оставайтесь себе верны… Даже когда это тяжело. Наша музыка выражает именно такую жизненную позицию. Слушайте ее и старайтесь извлекать из нее силу!


 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: