Rock Oracle - PYOGENESIS

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №4 08/2006



Немецкая команда Pyogenesis, появившаяся на свет в 1990 году, успела за время своего существования «примерить» множество музыкальных стилей (трэш, дум-дэт, панк, альтернатива), несколько раз поменять состав (практически на каждом из этапов своей бурной карьеры), засветиться на многих фестивалях и даже прокатиться с туром по Мексике. Совсем скоро, а именно в октябре 2006 года, Pyogenesis планирует посетить с концертами и Россию. Поскольку последние несколько лет о группе ничего не было слышно, чтобы хоть как-то прояснить ситуацию, мы решили связаться с единственным, кто остался от первоначального состава группы, вокалистом и идеологом Pyogenesis Фло Шварцем.

Здорово, Фло, дружище! Привет из далекой России. Надеюсь, ты доберешься до Москвы в октябре, и мы наконец-то увидим долгожданное выступление Pyogenesis! У нас накопилось к тебе столько вопросов — наши русские фэны Pyogenesis испытывают настоящий информационный голод, как по поводу группы, так и по поводу подробностей жизни ее участников. Итак, первый вопрос, естественно — почему вас так долго не было слышно? Целых четыре года прошло с момента выхода альбома «She Makes Me Wish I Had A Gun»! Это как-то связано с твоей усталостью — я знаю, что после выхода последнего альбома ты отвечаешь практически за все в группе? Или, может быть, у вас был слишком насыщенный концертный график?

После выхода «She Makes Me Wish I Had A Gun» мы очень долго были в туре, объехали почти весь мир. Можешь представить себе, сколько на это требуется времени! А потом наш гитарист Петер поменял пол — теперь он женщина. Это, как ты понимаешь, тоже не в один миг произошло.

???

Последние лет пятнадцать он чувствовал себя как-то не так, но не мог понять, что конкретно его не устраивает. После долгих и мучительных раздумий он решился. Это была полная смена пола, и теперь она женщина. Её зовут Софи.

Да… Вернемся к музыке. Pyogenesis существует уже больше пятнадцати лет — это немалый срок, но вам всегда удавалось быть на высоте. Однако многочисленные стилистические изменения (начиная от «Pyogenesis» и «Waves Of Erotasia» и до последних панк-рок-работ) весьма неоднозначно принимались вашими фэнами. Часто ли ты оглядывался назад, часто ли жалел о том, что все изменилось?

Мы никогда не стремились создать какое-то новое направление или стиль, но то, что мы сочиняем, это всегда было именно нашей музыкой. Если мы говорим, что это будет в таком-то духе, это так и будет. Мы делаем музыку для себя, а не для лэйбла, который продолжает твердить, что мы должны быть верны одному и тому стилю. Но мы были счастливы. И фэнам, и лэйблу нравилась наша музыка, и даже СМИ. Будучи музыкантом, ты абсолютно беспомощен: ты создаёшь нечто, не зная, понравится ли это хоть кому-то, это действительно заставляет ужаснуться. Я никогда не переживал по поводу принятых мной решений. Я имею в виду то, что мы всё ещё играем то же, что и раньше, и настоящие поклонники группы это ценят.

Банальный вопрос, но хотелось бы услышать ответ от тебя — что на самом деле означает слово «Pyogenesis»? Ты когда-нибудь думал о том, чтобы поменять название группы?

Pyogenesis — это то ли название какого-то кожного заболевания, то ли древнегреческое огненное чудовище. Прежде чем стать Pyogenesis, мы играли в группе, которая называлась Immortal Hate. В то время было очень много групп, в названии которых было слово Immortal — Immortal, Immortal Fate, Immortality и т.д. Поэтому мы решили выбрать имя, которого ни у кого ещё не было. Введи в Google «pyogenesis» — ты не найдёшь там ничего, кроме моей группы. Попробуй проделать то же самое с «immortal»!

В последние годы армия поклонников Pyogenesis разделилась на три группы: большая часть с нетерпением ожидает нового творения Pyogenesis; другие охотно слушают Liquido; третьи наслаждаются My Early Mustang. На твой взгляд, можно ли сравнивать эти группы между собой?

Уверен, что у каждой из перечисленных групп есть свои поклонники. Поэтому Pyogenesis не нужно делиться своими фэнами с другими группами. Как я уже говорил, наши поклонники всегда были очень преданы нам и оставались с нами, несмотря ни на что. Мы счастливы осознавать это и платим им той же монетой. Не так уж много групп могут сказать то же после такой карьеры, полной перемен. Быть может, это из-за того, что после всего этого мы остались всё теми же Pyogenesis, с тем же сердцем и той же манерой написания песен, которая никогда не менялась.

После мощнейшего «Sweet X-Rated Nothings» последовал альбом «Unpop», который радикально отличался от предшествующих работ и стал своего рода вызовом, как для музыкантов, так и для старых преданных фэнов. Скажи, волновала ли тебя когда-нибудь возможность непонимания, осуждения или даже забвения Pyogenesis? Это было коллективное решение — сменить стиль Pyogenesis в 1996 году, или твоя личная инициатива?


«Sweet X-rated Nothing» был не таким уж сильным альбомом. Это первый положительный отзыв от прессы, причём не от андеграундных журналов. Не помню, как это получилось, но в один прекрасный момент мне наскучило петь гроулингом. Я всё ещё думаю, что это круто, если ты используешь гроулинг, но как-то более эффектно, а не просто как гроулинг. Ты не сможешь спеть «в интервал», когда один из вокалистов не поёт по-настоящему. Понимаешь, о чём я? Поэтому мы начали делать песни для нового альбома (которым и стал «Unpop»), используя гармонические вокальные построения. Это было действительно круто, в музыке появилось больше разнообразия — и всё ещё можно было орать во всю глотку.



Давай сравним «Unpop» и «Mono ...Or Will It Ever Be The Way It Used To Be». По мнению многих, эти альбомы похожи друг на друга как никакие другие, тем более и состав группы в те годы не менялся…Что ты можешь рассказать об этом?


Думаю, «Mono» намного мелодичней «Unpop». Мы впервые использовали акустические гитары, и в первый раз мы работали с продюсером. Сигги Бэмм из «Woodhouse Studios». Хороший парень. Очень раздражительный, правда, но он сделал всё как надо. И снова на обоих альбомах присутствовали эти самые вокальные гармонии, которые я так люблю. Пожалуй, ты прав, эти альбомы можно сравнить. У них много общего. Я не могу сказать, какие альбомы Pyogenesis мои любимые, но «Mono» совершенно точно один из них.

Последний альбом «She Makes Me Wish I Had A Gun», естественно, вызывает наибольший интерес. Трудно было полностью сменить состав? Было ли какое-то непонимание в связи с твоим тотальным доминированием при записи альбома?

Нет, не было никаких недоразумений вообще. Я написал все песни и все тексты. Мы никогда не думали о расколе. После того, как Тим был вынужден покинуть группу, поиски замены ему заняли неделю. Петер (Софи) когда-то играл в Pyogenesis на басу, а теперь сменил его на гитару. Это было сумасшедшее время, 1998–99 годы, когда мы подолгу зависали в турах, отыграли больше ста двадцати шоу за год и постоянно жутко напивались. Это был успех «Mono», и мы наслаждались им. Однажды вечером после концерта мы разнесли пол-отеля в Польше. Мы должны были заплатить кучу денег, но нам было абсолютно наплевать.

Что вы собираетесь сыграть в России — это будет старый добрый материал, или нас ждут какие-то сюрпризы?

Как я уже говорил, Софи (бывший Петер) сменила пол, и это отняло много времени, мы не играли почти 2 года. Концерты в Питере и в Москве в октябре будут первыми за долгое время. Это будет свистком судьи перед футбольным матчем. Мы с нетерпением ждём этого и хотели бы подольше задержаться в России, чтобы увидеть как можно больше великих мест. И это точно будет старый материал. Мы не знаем, что мы будем играть, но будьте уверены, мы удовлетворим ваш вкус.

Часто ли вы даете концерты за пределами Германии? Как вас там принимают? Что запомнилось больше всего?


Мы объездили с концертами почти весь мир. Иногда чувствуешь себя действительно странно, когда находишься вдали от дома. Самый длинный тур длился восемь с половиной недель. Мы ездили в одноуровневом автобусе, и после четвертой недели это превратилось в сущий кошмар. Ещё было круто в Мексике, когда мы были на Металлическом рынке, и люди поняли, что мы Pyogenesis, они начали срывать с нас одежду, трогать нас. Нам оставалось только бежать. У нашего барабанщика рубашка была полностью разодрана. В Болгарии с нами обращались, как с Metallica и Rolling Stones вместе взятыми. Водитель ждал нас день и ночь у отеля, на случай, если кому-то хотелось погулять где-нибудь. Во всех барах нам бесплатно наливали, и у каждого был двойной номер, где по телевизору крутили аж четыре немецких канала.

На данный момент с какой группой ты бы хотел выступить вместе?

Уф, на такой вопрос трудно дать правильный ответ. Слишком много есть великих групп и музыкантов. Понравилось бы мне оказаться на одной сцене с Metallica, Scorpions, Slayer, Iron Maiden, NOFX и многими другими?.. Естественно, но не я выбираю.

Что ты слушал в девяностые, что слушаешь сейчас? Какой стиль тебе ближе на данный момент — метал или панк-рок?


Мой вкус давно устоялся. Я слушаю разную музыку. Метал, панк-рок, всякое сырое дерьмо из восьмидесятых. Я организовал Интернет-радио для WACKEN OPEN AIR и издал сборник фестиваля на своём лэйбле («Hamburg Records» — прим. перев.). Как менеджер одной из самых известных в Германии панковских команд, я также нахожусь и в этой музыке. Метал я начал слушать, когда мне было пятнадцать, два года спустя — панк. Метала в моей душе на два года больше, чем панка.

Если судить по текстам твоих песен, ты не прочь выпить холодного шампанского вперемешку с Red Bull’ом. А что ты думаешь о марихуане? Нужно ли ее легализовать? Вообще, как ты расслабляешься?


Если честно, я за всю жизнь не выкурил и косяка, поэтому мне абсолютно все равно, легализуют травку или нет. Да, я люблю шампанское с Red Bull’ом. У вас в России есть что-нибудь в этом роде? В Гамбурге это называется Flokal, потому что пол-литровые стаканы с этим напитком выглядят как кубок, который вручают на ЧМ по футболу, а по-немецки «кубок» значит «Pokal» + моё имя Flo = Flokal. Но это не слишком-то расслабляет. Я очень много езжу с группами, которые раскручиваю. Музыка — мой дом.

Любишь ли ты водить машину? На чем ты ездишь сейчас и какую тачку мечтаешь иметь?

У меня есть BMW, но меня не волнуют машины. Неужели это такая важная вещь, над которой стоит задумываться?

А что ты можешь сказать о женщинах, о семейной жизни?

Я не гей, поэтому женщины, конечно, играют некую роль в моей жизни. Я считаю, что семья — это очень важно и, что бы ни случилось, именно семья всегда будет рядом.

Каким тебе видится будущее Pyogenesis? Какое место музыка занимает в твоих планах?

Посмотрим. Как я говорил, концерты в России — первые за два года, и мы действительно очень волнуемся. Если всё пройдёт нормально, мы, возможно, вернёмся. Не забывай, музыка — моя жизнь. Пятнадцать лет назад я собрал Pyogenesis, и до сих пор я в музыкальном бизнесе, как музыкант и как человек за сценой.

Ну и в конце, не скажешь ли ты несколько слов своим российским поклонникам…

Спасибо вам за то, что оставались с Pyogenesis. Берегите себя, мои русские братья — надеюсь увидеться со всеми вами с глазу на глаз.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: