Rock Oracle - SCREAM SILENCE

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №3 06/2007

Немецкая готик-рок команда Scream Silence – признанный мастер своего жанра в родной Германии. Парни прошли довольно долгий путь – с момента образования группы в 1998 году до выхода в свет уже шестого по счету альбома, – однако за пределами своей страны, а тем более в России, творчество Харди Фитинга (вокал), Хейко Вольфа (ударные), Роберта Клауша (гитара), Хагена Шнеевойгта (бас) и Рене Годде (гитара) известно до сих пор только единицам. И это при том, что каждая работа группы оценивается критиками в десять баллов из десяти, получает статус «альбом месяца» и единогласно признаётся «готик-роком нового тысячелетия», а сам коллектив возглавляет именитые готик-фесты как на родине, так и за рубежом, и сотрудничает с Адамом Пирсоном, легендарным гитаристом Sisters Of Mercy.

Но, как гласит народная мудрость, терпение и труд всё перетрут. Не знающие устали немцы, только успевшие откатать тур в поддержку предыдущего детища «Saviourine» по Германии и Восточной Европе, тут же принялись за подготовку нового концептуального альбома о неумирающей красоте, и спустя всего пятнадцать месяцев с момента последнего релиза удивили своих фанатов очередным творением, носящим загадочное космическое название «Aphelia». Подробнее о том, с чем предстоит познакомиться прогрессивным русским слушателям, а также о том, как немецкая братия уломала «Сестер милосердия», рассказывают в интервью RockOracle фронтмен Харди Фитинг и гитарист Роберт Клауш.

Какое музыкальное направление вы выбрали для нового альбома?

Роберт: Мы всегда пытались и продолжаем пытаться придерживаться нашей собственной «музыкальности», постоянно развиваясь с каждым новым альбомом. Мы начинали играть, находясь под мощным влиянием готик-рок сцены, но со временем в нашу музыку пришло много других веяний, таких как металл, индастриал, а также элементы прогрессив и альтернативы. Мы всегда старались добавлять эти стилистические приёмы и растворяли их в нашем фирменном звучании. Во время записи «Aphelia» мы часто экспериментировали с нестандартными песенными ходами, с самыми различными ударными ритмами. Более медленным композициям мы всегда пытались придать эпическое настроение, более быстрым трекам – сырое звучание.

Слово «Aphelia» позаимствовано из греческой мифологии. С чем связан такой выбор названия диска?

Харди: Когда мы приступили к написанию лирики для заглавного трека, у нас появилась идея показать всю концепцию нового альбома в финальной песне. А потом Роберт сказал: «это как Афелия – самая далёкая от Солнца точка». И у меня в тот момент разыгралось воображение, как у ребёнка - что это отражение хрупкости человеческой души и метафора всего того, что мы вложили в эти композиции. На обложке диска Афелия бежит сквозь нереальные и холодные места, где ей нет места, и в любом окружении она чувствует себя чужой. Но в конце концов она находит своё пристанище в самом тёмном и самом холодном уголке, который она только могла представить – в себе самой.

В чём отличие композиций с «Aphelia» от ваших прошлых работ?

Х: Многие песни на диске «Aphelia» вертятся вокруг темы внутренней замкнутости, чувства отчуждённости, будто ты находишься в клетке своей души… по ту сторону… Таким образом, последние три альбома образуют своеобразную трилогию о самых тёмных состояниях души. Но главное различие между предыдущими двумя работами и новым альбомом состоит в том, что во всех предыдущих творениях так или иначе присутствовал маленький огонёк надежды - который вы напрасно будете искать в «Aphelia». Здесь единственное светлое место – это, по сути, уход в себя. Погружение с этими мыслями прямиком в твою душу – процесс крайне выматывающий и иногда болезненный. Ты должен быть готов к тому, что узнаешь о себе больше, чем тебе бы того хотелось.

Для вас важно выпускать limited edition своих CD?

Р: Нет, мы сделали это впервые, просто решили наконец удовлетворить настойчивое желание наших немецких фэнов услышать пару концертных композиций. Во время последних гастролей мы записали несколько шоу и в следующем году планируем выпустить Live DVD, а бонус-треки на «Aphelia» послужат всего лишь аперитивом и станут подарком для многих людей за пределами страны, которые ни разу не видели нас живьём.

Создание собственного лейбла помогло вам в музыкальном процессе?

Р: Ну, когда мы решили отвергнуть предложение записываться на «Columbia Records» в 2003 году, у нас была на то веская причина, ведь мало кто отказался бы от такой перспективы. Ради сохранения способности к творчеству мы решили уберечь себя от так называемой «большей славы». Нам просто хотелось дать себе полёт фантазии и достаточно времени для того, чтобы расти. И хотя количество работы от этого только увеличилось, я думаю, «Aphelia» - это третий альбом под нашим собственным флагом и хорошее подтверждение тому, что мы на верном пути. Мы очень гордимся этим фактом…

Как повлияла на саунд группы смена её состава?

Х: Когда в 2002 году в группу вошёл Роберт, он оказал сильное воздействие на звучание «Seven Tears». Он намного более многогранно подошёл к акустическим стилям и привнёс свою неповторимую музыкальную привлекательность в звучание Scream Silence. С приходом Хагена и Рене у нас стало двумя по-настоящему металлическими парнями больше, и саунд последних работ стал несколько более жёстким и сырым, но мы никогда не отступали от избранного направления, чтобы создать и развивать наш собственный готически-ориентированный стиль. У каждого из нас совершенно разные музыкальные пристрастия, и все они со временем переплавляются в нечто новое в музыке Scream Silence.

С кем из музыкантов вам больше всего понравилось сотрудничать и почему?

Х: Ну, я всегда выбирал участников Scream Silence на очень необычных условиях. Они должны быть не только отличными музыкантами, но также хорошими друзьями, как мы говорим в Германии – mit dem kann man Pferde stehlen (человек надёжный, не подведёт – прим. пер.). Тесные отношения внутри группы – это крайне необходимо, если хочешь создавать такого рода музыку. Но если в студию вдруг заглянут Крэг Макинтош или Уэйн Хасси, я вряд ли скажу «пошли на х**»… наверное…

Вы приглашали легендарного гитариста Sisters Of Mercy, Адама Пирсона, отыграть на одном из ваших концертов. Расскажите подробнее об этом сотрудничестве.

Р: Мы встретили Адама в Берлине вскоре после выхода «Seven Tears» в 2003 году. Он слышал о нашей группе, и мы провели целый вечер вместе, несмотря на то, что он вообще-то не пьёт (смех). Мы просто попросили его быть гостем на фестивале в Германии, но он сказал, что шансов мало, потому что существует неписаный закон, согласно которому никто из «Сестёр» не должен выступать в качестве специального гостя или играть с другими командами. Нельзя - и всё тут. Поэтому мы были несказанно удивлены, когда он позвонил нам в среду во время репетиции: «Привет, это Адам. Завтра приземлюсь в Берлине. Встречайте». Репетиция получилась очень долгой, но весёлой. Мы его заранее предупредили, что наш барабанщик Вольфи делает больше шума, чем лавина, на что он просто ответил: «О’кей, впускайте зверя» (смех). В тот день мы решили искать второго гитариста, потому что убедились в том, что звучание Scream Silence требует двух гитар на сцене.

Кем вы хотели быть в детстве?

Р: Я всегда хотел быть рок-гитаристом. Когда я был ребёнком, я всегда выходил на балкон нашей квартиры и просто представлял, что я стою на сцене. На гитаре я играю с шести лет. Но я и понятия не имел, насколько это классное ощущение…

Х: Моя карьера началась с участия в мальчишеском хоре, а рок-н-ролл я впервые открыл для себя в качестве продюсера и инструктора для таких групп, как Dreadful Shadows. В один прекрасный день я решил сочинить несколько собственных песен, так и родились Scream Silence.

Что вдохновило вас на создание музыки?

Р: Мой отец тоже был рок-музыкантом, поэтому в детстве я слушал много рок-групп, начиная с Led Zeppelin и заканчивая The Beatles. Потом у меня появилась запись The Police, которая изменила мою жизнь. С того момента я сам писал песни и играл в школьных командах. Это потрясающее чувство - играть вместе со своими друзьями. И даже если вы пока не так профессиональны, то научитесь.

Х: Моей первой записью был альбом Элвиса Пресли – я не шучу (смех). Меня всегда поражало, как можно передавать столь глубокие мысли внутри тебя. И каждый раз, когда я подбираю мелодию к новой песне, меня опять посещает это чувство.

Некоторые из ваших альбомов уже были выпущены по лицензии в России. Вы получали какие-нибудь отклики от русских фэнов?

Р: Да, мы получили множество писем из всех уголков вашей необъятной страны, было здорово. Настало время выпускать наши записи и в России тоже. Мне кажется, русские люди в большей степени связаны с готик-музыкой, чем кто-либо ещё, потому что корни традиционного русского фолка лежат в готических мелодиях. Большинство этих композиций написаны в минорных тонах. Возможно, русское сердце вмещает больше меланхолии.

Насколько мне известно, у вас были планы приехать в Россию. Почему не получилось их реализовать?

Р: Ну, не совсем так, мы ДО СИХ ПОР планируем приехать в Россию. Но наши прежние партнёры не могли договориться о хороших шоу в России. И нам самим очень тяжело связываться с клубами напрямую из Германии. Даже если бы нас всех в школе учили русскому языку в течение многих лет, всё равно никто из нас не смог бы бегло говорить по-русски. Посмотрим, как всё сложится в ближайшие годы, но в любом случае было бы здорово дать у вас несколько концертов, потому что мы знаем, что у нас много фанатов в России вот уже столько лет.

Спасибо, что уделили нам внимание. Успехов вам в работе!

Вам спасибо!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: