Rock Oracle - COMBICHRIST

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №3 06/2007



Мы уже давно хотели пообщаться с Энди Ла Плега — создателем проекта Combichrist, также известным по другим проектам (например, по Icon Of Coil, Scandy 13 и Panzer AG). Но эта неординарная личность долгое время была недосягаема не только для нас, но и для своего собственного менеджмента. «А мы не знаем, где сейчас Энди», — примерно так отвечали нам, и не только нам, почти на протяжении года. Похожая ситуация имела место и во время попытки российских промоутеров пригласить Энди (тогда ещё, правда, в составе Icon Of Coil) принять участие в фестивале «MayThunder I». Столь насыщенная музыкальная жизнь Энди и его постоянная занятость то на гастролях, то в студии еще больше разожгли желание наконец-то получить его в свое распоряжение. И у нас появился такой шанс, потому что объект нашего неутолимого интереса прибыл с концертом в Москву в связке с земляками Covenant. Именно Москва стала конечным пунктом в турне Combichrist в поддержку свежего альбома «What The F**k Is Wrong With You People». Итак, мы пораньше прибыли в клуб «Город», где было назначено выступление, чтобы пообщаться перед концертом с норвежской загадкой Энди...

Привет. Мы уже давно пытались взять у тебя интервью, но ты куда-то исчез, никто тебя найти не мог.

Ха. У меня, наверное, был тур или я работал с каким-нибудь проектом. Но сейчас у нас есть время, чтобы поболтать.

Вы сегодня второй раз выступаете в Москве с Covenant. Вы вообще общаетесь с ребятами?


Да, мы хорошо друг друга знаем.

Итак, у вас был очень большой тур в поддержку нового альбома, поделись своими впечатлениями от концертов.

Восемь недель в туре — это больше, чем достаточно. Это было очень тяжело, много стрессов и напряжения, но в тоже время это здорово и так увлекательно. Тур был великолепным. У нас были полные залы, и публика зажигательная.

Думал ли ты в начале карьеры, что станешь известным, и у тебя будет такая большая армия поклонников?

Нет. Но я думаю, что причина, почему у нас так много поклонников, в том, что я все делаю очень честно, от чистого сердца. Я делаю то, что хочу, так, как чувствую. У меня нет цели получить как можно больше фанатов. Я просто делаю то, что мне нравится. И люди это чувствуют в музыке и понимают, поэтому и любят меня и то, что я записываю.

У тебя стал более рок’н’рольный имидж, с чем связана перемена?

Просто я такой и есть. Я практически не слушаю ничего с темной сцены, не слушаю дарк-электроники. Мой имидж соответствует моему внутреннему состоянию, мой образ — это визуальная версия того, что я исполняю.

Помимо Combichrist, у тебя есть еще проекты, например, Scandy 13 и Panzer AG…


Да-да, но Combichrist — это основная группа, а когда у меня есть свободное время, я занимаюсь сайд-проектами. Я делаю в них то, что мне хочется в конкретный момент и что может не вписываться в рамки Combichrist.

Какой проект тебе ближе всех?

Combichrist, конечно.

Какие твои стороны раскрывает каждый из них?

Panzer AG показывает меня с драматической стороны; Scandy 13 — это та часть меня, которая любит вечеринки до утра, пьянки и тусовки. Combichrist же раскрывает мое глубинное мировоззрение, показывает мои личные, креативные стороны.

У тебя есть альбом «13 Ways To Masturbate». А какой твой любимый способ мастурбации?

Ха, я предпочитаю, когда мне это делает кто-то другой!

А другой твой диск называется «Sex Drogen Und Industrial». Ты считаешь, что у слогана «sex, drugs and rock’n’roll» нет будущего?


Нет, просто нашу музыку нельзя назвать рок’н’роллом. И я подумал, что именно так можно правильно описать то, что мы сейчас делаем.

Давай немного поговорим о музыке и новом альбоме «What The F**k Is Wrong With You People»...

Я начал писать его с того момента, как вышел предыдущий альбом. Всегда, когда у меня находилось время, я готовил материал, а потом пришел в студию и все записал, спродюсировал всего за пару месяцев — потому что я был хорошо подготовлен и уже точно знал, что из этого получится. Оставалось нехитрое дело: просто записать материал. Этот диск отражает меня больше, чем предыдущие работы, потому что я делал именно то, что хотел, и на меня не оказывалось какого-либо давления. Альбом оказался очень успешным. Я не хочу делать музыку и разочаровывать людей, поэтому стараюсь передать слушателю только самое лучшее. На этом диске мы хорошо передали эффекты живых выступлений. Я очень доволен проделанной работой. Хотя, наверное, есть люди, которым она не понравится, так же, как есть люди, которым мы не нравимся в принципе. Но мне плевать, главное, что я сам доволен.

Какие у тебя музыканты на живых шоу?


Два барабанщика и клавишник.

Этот состав был во всем туре?

Да. Последний год мы играем с двумя барабанщиками и клавишником. Выступая в этом составе, я подумал, что что-то упущено на диске, и постарался передать энергию и звучание живых концертов в записи.

Ты назвал свою музыку TBM (Techno Body Music). Каким ты видишь будущее этого направления?

На самом деле, я никогда не изобретал этот стиль. Просто именно это название хорошо описывает то, что я делаю. Однажды меня кто-то спросил, что я играю, и я ответил: «techno body music». Я не считаю, что изобрел что-то новое, моя музыка — смесь старого со всем подряд, что я слушаю сейчас. Это не новая музыка, просто новый подход, новый коктейль из старого. Забавно, что теперь многие группы стали называть себя TBM, и даже люди, которые делают такую музыку гораздо дольше, чем я, например, Thomas P.Heckmann с техно-сцены — он стал называть себя «TBM».

Это льстит тебе?

Да, конечно. Thomas P.Heckmann — один из моих любимых исполнителей уже долгое время. И он назвал свою музыку TBM, то есть так, как я придумал. Ну, ни круто ли, а?

Скажи, у тебя есть планы продолжить проект Icon Of Coil?

Все меня об этом спрашивают. Этот проект еще не закончен, он просто как лед, который начал подтаивать, но его можно снова заморозить, то есть возродить. Здесь сложная ситуация, потому что в группе я не один, и нам тяжело контачить между собой, так как мы все живем в разных частях мира. Один в Канаде, другой в США, я в Норвегии. Мы разбросаны, и нам тяжело собраться вместе для работы. Потом, я занят своим турне, Себастьян занят с Moonitor, Кристиан тоже чем-то занимается…

Что ты думаешь о проекте Себастьяна?

Я думаю, Moonitor — замечательный проект. На самом деле, мы начинали делать его вместе в 1996 или что-то около того. Но в нем все постоянно менялось, это меня раздражало, и я начал Icon Of Coil как сторонний проект относительно Moonitor. Вот так. Я не хочу повторяться. Есть много групп, у которых все альбомы звучат одинаково, а я не хочу быть таким. Звучание Icon Of Coil в какой-то мере развивалось, но группа никогда не выходила на тот уровень, на который я хотел. А в Combichrist на 100% я делаю то, что хочу, и могу полностью раскрыться.

Что значит это название — «Combichrist»?

Это комический, киношный персонаж. Это не я реальный, это некий образ, и тексты тоже об этом персонаже, а не обо мне.

Ты показываешь его на сцене?

Да, конечно. Некоторые его черты схожи со мной, но это не мои собственные черты. Я настоящий — совсем другой.

Какой?

Не знаю. Я добрый и хороший парень. Но есть моменты, когда мы схожи с моим персонажем — когда я очень пьяный. В жизни я расслабленный и позитивный. И все, что меня действительно волнует — это музыка. А мой персонаж злой и негативный.

А что тебя может разозлить?


Все что угодно, зависит от ситуации. Например, если кому-то из группы плохо, если у него возникают проблемы — это сводит меня с ума, потому что они мне как семья, и я очень за всех переживаю. Я люблю моих ребят. И я не хочу иметь в нашей команде кого-то, с кем я не могу уживаться в туре, кого-то, кто бы раздражал меня. Потому что мне нужна позитивная атмосфера и друзья. А если появляются такие раздражители, это меня дико злит.

Вы планируете выпустить DVD?

Да, мы много снимали во время европейского тура, с нами ездил оператор. Мы снимаем концерты, за кулисами, на вечеринках. Я не хочу, чтобы это было обычное концертное DVD, это будет документальный фильм. Я думаю пустить пару живых песен, потом минут на десять показать наши тусовки, потом опять пару песен, потом видеоклип и так далее. То есть у меня идея сделать фильм разнообразным, такую смесь будет интересно смотреть.

Когда он выйдет?

Мы еще поснимаем в туре по США, по Южной Америке. И, возможно, уже начнем сводить материал в декабре. Надеюсь, в следующем мае DVD выйдет.

Насколько вы успешны в Штатах?


О, в Штатах у нас самые безумные поклонники. Там сформировалась довольно сильная база фэнов Combichrist. Они более безумны, чем где-либо еще. Они все в музыке, в образе. Там мне тяжело просто выйти и потусить после шоу, сразу сбегается народ, меня начинают фотографировать, следовать за мной, смотреть, что я делаю. Иногда во время шоу я слезаю в аудиторию, они сразу начинают бесноваться, все прыгают, трясут головой.

Я заметила у тебя много татуировок, а какая из них самая любимая?

Я её называю «Джонни Кеш тату», она на руке. Я её сделал в тот день, когда умер Джонни Кеш, как память о нем.



В каком возрасте ты записал свою первую песню, и как она звучала?

Мне было лет семь. Я играл на гитаре и что-то кричал, не помню, как называлась эта песня. Но это было больше похоже на шутку. Моя первая настоящая песня, которую я записал на настоящей студии, появилась в 1987 или около того. Она звучала типа электро-брейк-данса, там были барабаны и биты. У меня была драм-машина, магнитофон — это позволило записать биты, и получилась песня. Сначала у проекта не было названия, позже мы его назвали LAW, потом переименовали в DIC, что означает Devils Into Crimes. Я, к сожалению, не помню названия самой первой песни, а вот вторая называлась «Atomic Baby».

А свой первый секс ты помнишь?

О, да! Я был очень пьян, проснулся утром и обнаружил у себя в штанах ошметки от деревьев, потому что мы делали это в лесу. Ха-ха.

Сколько тебе было лет?


Точно не помню, лет четырнадцать, пятнадцать.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ:

Баннер