Rock Oracle - FUNKER VOGT: нечто среднее между Scooter, Rammstein и эпическим санудтреком.

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №2 09/2013



Немецкая электро-индастриал-группа Funker Vogt благополучно пережила кадровые перестановки, а также смену издающего лейбла, и вернулась к своим фэнам с новым альбомом «Companion In Crime». О том, чем сейчас живет обновленный коллектив, и некоторыми воспоминаниями о прошлом с «RockOracle» поделился один из ее основателей и автор всей музыки Геррит Томас.

Состав вашей группы не так давно поменялся. Расскажи, кто сейчас принимает участие в Funker Vogt?

Funker Vogt в студии – это по-прежнему Йенс и я, как это всегда и было с самого момента основания группы. Но наш концертный состав время от времени меняется, и сегодня он выглядит так: кроме меня, это Рене – наш барабанщик и шоумен, Mануэль – стоит за синтезатором и отвечает за электронику во время выступлений, Йенс – как обычно, на вокале.       

Бессменный автор текстов Funker Vogt, Кай Шмидт, покинул группу. Кто же теперь пишет вам лирику?   

С тех пор как Кай Шмидт нас покинул, мы с Йенсом сами пишем все тексты, кроме одной песни, которую написал наш первый гитарист Томас Кролл.  

На новом альбоме у вас, похоже, больше песен на немецком языке, чем когда-либо до этого. Почему так получилось?  

Это случилось по двум причинам: во-первых, на родном языке нам проще донести свои мысли до слушателей, сказать именно то, что мы на самом деле хотим сказать. Когда мы пишем на английском, часто приходится идти на некоторые лингвистические компромиссы. Во-вторых, немецкий язык звучит значительно жестче, чем английский, что само по себе важно для песен Funker Vogt.    

В вашей лирике по-прежнему преобладает тема войны?

Нет, сейчас это всего лишь одна из наших тем, но она никогда и не была главной темой для нас. На каждом альбоме у нас было по несколько текстов о войне и ее последствиях для человечества. Сейчас большая часть нашей лирики рассказывает о личных переживаниях и опыте, о том, как это влияет на наше будущее. Вот уже десять лет Йенс страдает заболеванием, которое однажды может убить его, – это может длиться еще десять лет, а может позволить ему спокойно дожить до глубокой старости. Поэтому наша лирика, даже та, которая кажется темной и депрессивной, все равно призывает не сдаваться. Но все эти песни – это истории из жизни, не война или какие-то придуманные сюжеты, а только суровая реальность!

А если говорить о музыке, то на какой из ваших прошлых альбомов больше всего похож «Companion In Crime»?

Сложно сказать! Вообще, я не думаю, что он похож на какой-то конкретный наш альбом. «Companion In Crime» имеет так много новых черт, что он, наверное, займет свое собственное отдельное место в нашей дискографии. Не пойми меня неправильно, это по-прежнему звучит как Funker Vogt, но при этом все равно по-другому.     

Хорошо! Уже скоро мы сами сможем убедиться в справедливости твоих слов. Расскажи тогда, сколько концертов вы планируете сыграть в поддержку нового релиза? Вы вообще любите находиться в большом туре и играть много концертов в разных местах?

Я не могу назвать точное число шоу. Мы планируем около десяти выступлений в Европе в этом году, а в следующем сыграем большее число концертов в рамках тура по США. На самом деле, мы не так уж сильно любим длинные туры без перерывов – ночевки в отелях и автобусах – нам не очень нравится такой образ жизни. Для нас лучше сыграть два или три шоу подряд, вернуться домой и через недельку повторить то же самое. Такая схема  наиболее комфортна для всех членов нашей команды.       

Композиция «Hard Way», которую вы выпустили синглом, стала вашим первым релизом после того, как в жизни Funker Vogt произошли некоторые перемены. Буду ли я прав, если скажу, что этой песней открывается новая глава в истории вашей группы?    

Да, ты прав! «Hard Way» стала новым началом нашей истории. Мы не только расстались с нашим автором лирики, но и сменили менеджмент и издающий лейбл. Пока все это происходило, успели появиться слухи, что Funker Vogt доживает свои последние деньки. Нам нужно было представить доказательство, что мы все еще живы, отчасти для этого и был выпущен этот сингл!
  


В видео на эту песню вы предстаете в роли боксеров. Чьей это было идеей? Вам когда-нибудь доводилось заниматься боксом?


Идея сценария со всей этой боксерской историей принадлежит нашему менеджеру Стивену. И это действительно отлично подошло для того, чтобы отразить лирику этой песни и текущую ситуацию с Funker Vogt. Но никто из нас никогда не занимался боксом. Так что было очень интересно посмотреть и примерить на себя все эти боксерские штучки для тренировок.

Ну, а вообще насколько вы спортивные ребята?

Мы отдаем предпочтение футболу и до сих пор играем в командах с такими же старичками, как мы.    

В массовке видео «Hard Way» можно заметить Криса Рюица из Pakt. Как он попал к вам на съемки?

Крис присутствовал на съемках клипа, потому что должен был сделать там фотографии для прессы. Он ведь, кроме всего прочего, занимается еще и фотографией, именно он делал фотосессию для моего проекта Gecko Sector.

Расскажи о сообществе «funker vogt – the Firm» на Facebook. Это может быть интересно вашим российским фэнам.

Это сообщество создано не просто для друзей или обычных пользователей Facebook, а только для реальных фэнов Funker Vogt. Это тесный круг, что-то вроде фан-клуба, в который входят и сами участники группы.    

На новом альбоме есть композиция с таким же названием – «The Firm».  Это ведь о футбольных хулиганах, не так ли?

Да, именно так! Группировки футбольных болельщиков называют себя «фирмами». Они организованны для того, чтобы биться друг против друга в самых разных местах за пределами футбольных стадионов. Для них это – что-то вроде одной из разновидностей спорта! Эта песня рассказывает об одном из таких ребят.



Песни «Soldat», «Battlefield of Love» и «Salvation» помещены на бонус-диск двойного издания альбома. Изначально эти песни писались для «Companion In Crime» или для какого-то другого альбома?

Нет, эти песни были написаны ранее и последние два или даже два с половиной года находились в стадии доработки. На самом альбоме тринадцать песен, которые сочетаются друг с другом так, что составляют единое целое, так что для этих трех треков там не нашлось места. Но они были слишком хороши для того, чтобы никто их так никогда и не услышал. Кроме них, на бонусном диске вы сможете найти еще и ремиксы на три песни с основной части.     

Скажи, для чего тебе понадобилось создавать проект Gecko Sector? У тебя ведь уже есть два других проекта, и песни, которые вышли под заголовком «Enter», вполне могли бы быть выпущены как альбом одного из них.

Каждый сайд-проект получает имя в зависимости от того, кто принимает в нем участие. Вокалист Gecko Sector, Стефан Винкель, не принимал участие в других моих проектах, поэтому мы решили выпустить этот альбом под новым именем.   

Какую музыку вы предпочитаете слушать последнее время?

Я могу ответить только за себя. Сейчас мне нравятся такие группы, как Dragons, Example и Hurts. Еще в моем плей-листе находятся все разновидности даб-степа и комплекстро-электро.  

Ваша группа существует уже почти двадцать лет. Что изменилось за это время на электро-индустриальной сцене, на твой взгляд? Какие из новых групп тебе симпатичны?

Я бы сказал, что электро-сцена больше не имеет таких уж жестких ограничений – становится все сложнее и сложнее говорить про что-то, что вот это вот электро, а вот это уже нет. Множество направлений проникают друг в друга все больше и больше, продюсеры становятся более открыты к другим музыкальным стилям, чем это было раньше. И я думаю, что это хорошо. Мне нравятся некоторые новые группы. Например, Aesthetic Perfection может ожидать большое будущее на этой сцене, если, конечно, они и дальше будут делать все правильно.    

Когда ты смотришь на сегодняшних молодых музыкантов, видишь ли ты какую-то разницу между ними и вами, какими вы были двадцать лет назад?  

Я думаю, что главное отличие между старыми и новыми группами заключается в том, что сам производственный процесс раньше был гораздо тяжелее, чем сейчас. Сейчас делать электронную музыку стало гораздо проще и дешевле. Появилось множество платформ, где можно покупать синты и прочие виртуальные инструменты всего за несколько баксов. Двадцать лет назад большинство групп работало с одним или с парой хардвер-синтезаторов и единственным сэмплером. И такой скромный набор оборудования стоил кучу денег – гораздо больше, чем обойдется сейчас целая виртуальная студия. Но когда мы, находясь в туре, встречаемся с какими-нибудь молодыми группами, я не вижу никакой разницы между ними и нами двадцать лет назад. На бэкстейдже мы все одинаковые!      

Тебе запомнилась ваша первая студийная сессия или хотя бы ваше первое выступление?

Я не помню нашей первой студийной сессии, но наше первое шоу остается в моей памяти до сих пор! Мы играли на одном маленьком фестивале в школе перед сотней слушателей – это были главным образом родственники и друзья участников выступавших групп. Какой-то парень из группы, которой досталась роль хэдлайнера того мероприятия, после сказал, что нам стоит продолжать заниматься музыкой! Мы последовали его совету, и вот куда это нас привело.   

Если бы тебе самому пришлось стоять за прилавком музыкального магазина и продавать диcки Funker Vogt, как бы ты описывал свою музыку тем, кто никогда вас раньше не слышал?

Я бы сказал, что это нечто среднее между Scooter, Rammstein и эпическим санудтреком к фильму! Но, так или иначе, чтобы понять, что мы на самом деле играем, нас надо послушать, потому что я все-таки так думаю, что у Funker Vogt есть свой собственный стиль. А любые сходства с другими группами случайны!  

Как тебе запомнился ваш первый визит в Россию?

Наш первый визит в Россию был изумителен! Не только шоу и клуб, в котором мы играли, но также и работа организаторов в целом! Я помню, что меня очень удивило, как по-западному выглядит Москва. К слову, мне точно так же все понравилось и во второй наш приезд, и я был бы счастлив вернуться к вам в любое время!   


 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: