Rock Oracle - История колдовства в Европе.

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №1 02/2006

В мировоззрении жителя средневековой Европы люди, способные совершать сверхъестественные, необъяснимые с точки зрения обычной логики действия, занимали особое место. Существование колдунов и ведьм, вера в которых ныне редко определяется иначе чем «предрассудок», являлось для человека той эпохи частью реальности, непреложным фактом, не вызывающим ни малейших сомнений. Вся человеческая жизнь от первой до последней секунды была напрямую связана с действиями различных мистических начал, более того, она фактически полностью обуславливалась их волей и устремлениями. Различные потусторонние создания – духи, демоны, вампиры, – населяли Землю наравне с людьми, с ними можно было вступать в контакт и общаться, как с любым разумным существом, естественно, подчиняясь определённым правилам. Люди, практиковавшие подобные операции, заслуживали к себе особое отношение современников, и для того, чтобы понять, какую роль они играли в средневековом обществе, необходимо обратить внимание на отдельные вехи, актуальные для истории всего человечества.

Мир невидимого являлся важнейшей частью восприятия наших далёких предков, т.н. «первобытных» людей. Каждый традиционный социум включал в себя отдельный институт профессионалов, отвечавших за работу со сферой иррационального, за связь невидимого с видимым. Колдуны и шаманы были обязаны осуществлять магическую поддержку племени и способствовать его процветанию, в их компетенцию входило обеспечение определёнными средствами успеха на охоте, победы в битве, хорошего урожая, они исполняли функцию целителей и предсказателей будущего. Древний человек, в отличие от своего современного собрата, в куда большей степени был сопричастен таинствам природы, и в его глазах настоящим колдуном являлся лишь тот, кто взаимодействовал с её силами с наибольшей эффективностью и пользой для племени или общины. Такие люди являлись хранителями знаний и опыта поколений, они пользовались огромным уважением и почётом.

Положение несколько изменилось с возникновением государств. Теперь за духовное развитие общества стали отвечать жрецы, подчас являвшиеся не только служителями культа, но и политиками.

Религия – неотъемлемый государственный институт, и жречество традиционно являлось элитарной прослойкой древнего социума, сосредотачивая в своих руках огромную власть. Среди современных людей распространена точка зрения о фактическом тождестве жрецов и магов, но на самом деле это не соответствовало истине. Первые служили богам, чьё бытие связывалось с нормальным функционированием государства. В свою очередь, те, кого называли колдунами, не были явно причастны к каким-либо религиозным течениям и политике. В большинстве древних обществ отношение жреческой касты к магам было более чем прохладным. Люди часто шли к колдунам и знахарям за решением своих проблем, и, таким образом, в борьбе за авторитет и людские симпатии, многочисленные волшебники часто составляли серьёзную конкуренцию священству. Законы против колдовства действовали практически во всех цивилизациях прошлого – в шумерском и вавилонском царстве, в Египте, Китае, Греции, на средневековых германских и скандинавских землях, и эти законы были предельно суровы – за ворожбу, повлёкшую за собой причинение вреда человеку или его имуществу, полагалась смертная казнь. Следует отметить, что наказывался не сам факт колдовства, а вызванные им последствия. Если же колдун использовал своё искусство во благо окружающим или же ради каких-то других целей, не связанных с разрушительной деятельностью, в большинстве случаев он был юридически неподсуден. Но уже тогда, задолго до появления и распространения христианства, в традиционных обществах сформировалось особое, уникальное мнение о магах. С одной стороны, люди обращались к ним за помощью в целом ряде случаев, с другой – их боялись и подчас ненавидели, как боятся и ненавидят любого, кто умнее и выше остальных, кто владеет чем-то недоступным для понимания окружающих. С принятием христианства эта тенденция усилилась.

Христианская теология изначально демонстрирует враждебное отношение ко всем видам магии. Иисус Христос призывал людей отказаться от услуг колдунов и ворожей, в «Деяниях апостолов» описывается случай противостояния апостола Павла и знаменитого кудесника, известного как Симон Волхв, который, согласно источнику, несмотря на всю свою силу, ничего не смог противопоставить истовой молитве ученика Христа и потерпел поражение. С точки зрения христианина, любые магические действия напрямую связаны с Дьяволом и его кознями, колдовство само по себе является злом, с которым необходимо бороться. Христианство, восторжествовавшее сначала в Римской империи, а в последствии в европейских государствах, образовавшихся на её территории, сходу продемонстрировало собственное, весьма недвусмысленное отношение к хранителям древнего знания.

Поначалу, впрочем, всё было достаточно пристойно. Вера в удивительные деяния колдунов и ведьм в основном рассматривалось как суеверие, и эта ситуация не менялась до конца первого тысячелетия нашей эры. Теоретически, человека, изобличённого в наведении порчи на своего соседа или мора на его скот, могли покарать, но, по мнению окружающих, возможности такого чародея были крайне ограниченны. Убеждённость в том, что колдун или ведьма способны превращаться в животных, летать, умерщвлять младенцев по ночам и совершать другие мистические действия, на тот момент считалась вредным заблуждением и требовала раскаяния. «Корректор» Бурхарда Вормского, знаменитый памятник религиозной мысли XI века, даёт весьма подробные инструкции на этот счёт. «Веруешь, что существует женщина, которая может совершить следующее: ибо некоторые, оказавшись в путах Дьявола, утверждают, что вместе с полчищем демонов, принявших женский облик, тех самых, которых в народе называют стригами и хольдами, из необходимостью или следуя поведению скачут по ночам верхом на зверях и считают себя соучастниками оных. Если ты придерживаешься подобного заблуждения, то на протяжении года совершай покаяние по праздникам и выходным дням».

Чудеса подвластны лишь господу богу, и тот, кто считал, что простой смертный может взять на себя часть божественных функций, в глазах пастырей выглядел неразумным упрямцем. Покаяние также полагалось за веру в возможность магическими средствами влиять на урожай, привораживать, насылать бурю. Более того, если человек сам пытался практиковать магию, то наказание за это, опять же, ограничивалось постом и молитвой, и ни светский, ни церковный суд не рассматривали подобные дела. Вообще, одним из наиболее распространённых стереотипов в изучении предмета является мысль о том, что централизованное преследование колдунов и ворожей имело место именно в Средние Века. Для того, чтобы раз и навсегда разобраться с проблемами хронологии, следует понять, что НИКАКОГО МАССОВОГО УНИЧТОЖЕНИЯ ВЕДЬМ В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ НЕ ПРОИСХОДИЛО. Время, когда небо над Европой освещали костры, на которых горели те, кто был обвинён в пособничестве Дьяволу колдовством, приходится на XV – XVII века. Именно тогда страх перед ведьмами перерос в настоящий массовый психоз, результатом которого стал кровавый разгул инквизиции. А в эпоху классического Средневековья власть и церковь «интересовалась» ведьмами лишь потому, что ведовство в их понимании являлось пережитком язычества и поклонения идолам, с чем римская курия боролась изо всех сил, стремясь истребить в народе все остатки древних верований. Для церкви преступен был не сам факт колдовства, зло заключалось в том, что сопричастные ворожбе люди вольно или невольно становились проводниками архаических дохристианских воззрений. Немного отвлекаясь от темы, следует отметить, что борьба Ватикана во многом увенчалась успехом – в Европе действительно были искоренены суеверия, и современные европейцы с откровенным изумлением смотрят на жителей России, боящихся чёрных кошек и рассыпанной соли.

Куда больше католическая церковь была в то время озабочена другой проблемой – борьбой с ересями. Пик популярности еретических доктрин приходится на начало тринадцатого века, когда на европейском континенте широко распространилось учение катаров, грозившее стать реальной альтернативой католицизму. Идейный центр этого течения располагался во французской провинции Лангедок, всё население которой, вне зависимости от происхождения и сословной принадлежности, находилось под сильнейшим влиянием идей катаризма. Дуалистическое мировоззрение катаров (или альбигойцев, по названию местности Альби), считавших наш мир по природе своей порочным творением отпавшего от Абсолюта злого демиурга, не представляло социальной опасности – еретики проповедовали отказ от стремления к земным благам, неизменно порождающего насилие. Это, впрочем, не помешало католикам отнестись к проблеме со всей серьёзностью: против катар, обвинённых в дьяволопоклонничестве, был объявлен крестовый поход, закончившийся страшной кровавой бойней. Все альбигойцы, равно как и те, кто подозревался в сочувствии этой ереси, были уничтожены, крестоносцы не щадили ни женщин, ни детей, ни стариков. В последнем оплоте катаризма, крепости Монсегюр, слуги папского престола, которым заранее было обещано полное отпущение грехов, а также земли и имущество истреблённых еретиков, сожгли десятки тысяч людей, большинство из которых не разу в жизни не держало в руках оружия. Именно в то время папа Иннокентий III созывает очередной Вселенский собор, официально поручивший церкви преследование и искоренение любых форм религиозного инакомыслия в Западной Европе.

Так на свет появился новый духовный институт – инквизиция (лат. inqusitio – расследование), на долгие годы ставший олицетворением самых страшных форм нетерпимости и мракобесия. Следующий папа, Григорий IX передал дело разоблачения и наказания еретиков в руки монашеского ордена доминиканцев, весьма ответственно отнесшихся к полученному от понтифика заданию. Доминиканцы, или, как их ещё называли, «domini cannes» – «псы господни» сходу начали проявлять невероятное усердие, выполняя миссию по уничтожению врагов католической веры. Инквизиционные трибуналы были учреждены во всех крупных епархиях, малейшее подозрение о возникновении ереси в том или ином месте моментально вело к началу процесса, жертвами которого могли стать сотни людей, виновных лишь в том, что их убеждения расходились с официальным церковным догматом. Церковь автоматически приравнивала еретиков к сатанистам, несмотря на то, что, как правило, еретические доктрины не имели ничего общего с поклонением Дьяволу. В те годы инквизиторы уничтожали еретиков огромными партиями, скрупулёзно и беспощадно. Уличённый в ереси человек, впрочем, мог сохранить жизнь, искренне покаявшись. В этом случае он имел шанс обрести свободу; впрочем, его социальный статус уже не подлежал восстановлению, люди, прошедшие застенки инквизиции, до конца своих дней оставались изгоями. Тот, кто был пойман на ереси повторно, уже не имел права на покаяние, его ждал лишь один путь – очистительный костёр.

Что интересно, в те годы инквизиция, занятая искоренением альтернативных католичеству религиозных доктрин, практически не рассматривала дела, посвящённые колдовству. Знаменитые французские инквизиторы Бернар де Ко и Бернар Ги, на счету которых были тысячи сожжённых еретиков, за всё время своей службы не провели ни одного ведовского процесса. Ведовство, в отличие от ереси, не считалось главной опасностью, грозившей душам мирян. Многие церковные мыслители тринадцатого века по-прежнему рассматривали веру в колдовство как суеверие и дремучее заблуждение.

Впрочем, с течением времени ситуация изменилась. Дуалистические ереси в Европе были искоренены, громкие религиозные процессы, среди которых наибольшую огласку получило дело ордена тамплиеров, остались в прошлом. Но, как это часто бывает, репрессивная машина, раз запущенная, уже не могла сбавить обороты. Святой церкви требовался новый враг, ибо духовный пастырь уже по сану своему обязан бороться за души прихожан против бесконечных козней Лукавого. И такой враг был найден. Ватикан начал апеллировать к одному из самых глубинных человеческих страхов.

Как только наступала темное время суток, к порогу дома доброго христианина вплотную подступал многоликий мир ночи. Средневековое сознание, несмотря на все усилия проповедников, не избавилось от древних архетипов, а наоборот, под воздействием церковной пропаганды трансформировало их во что-то абсолютно ужасающее. Ночные шорохи и потаённые движения в темноте понимались одним-единственным способом – в ночи рыщут приспешники Дьявола, извечного врага рода человеческого, отца лжи и губителя невинности. Но Сатана не имел бы такой силы, если бы у него не было целой армии тайных помощников среди людей, пожертвовавших ему свои души в обмен на различные блага и готовых по первому его слову творить любое зло. Эти люди – колдуны и ведьмы, и их способности намного превышают возможности обычных добрых христиан, и тем более трудной задачей является борьба с этими вездесущими порождениями тьмы. Человеческий разум, слишком часто склонный возводить страх в абсолют, получил обильную почву для размышлений. В короткие сроки Европу охватила настоящая мания. Внезапно прозревшим людям стало ясно, что колдуны повсюду, и именно они виновны в большинстве народных бедствий, именно на них лежит ответственность за неурожаи, эпидемии, стихийные бедствия, падёж скота и многое другое. И святая церковь, как обычно, предложила наиболее действенный способ решения проблем.

Согласно воззрениям той эпохи, ведьма выглядит как старая уродливая женщина, одетая в отвратительные лохмотья, с мечущимся злым взглядом, в котором явственно проступают признаки безумия. Образ древней ведьмы в остроконечной шляпе, на метле летящей к шабашу, дошёл до нас именно из того времени. Женское начало в ведовстве считается преобладающим – по мнению церковных мыслителей, женщина более склонна к занятию чёрной магией, так как она ближе к Дьяволу по своей природе. Вот что по этому говорит самая знаменитая инквизиторская книга в истории под названием «Молот ведьм», написанная Якобом Шпренгером и Генрихом Инститорисом в конце пятнадцатого века: «Мыслители приводят и другие основания, почему женщины более, чем мужчины, склонны к суеверию. Они говорят о трёх основаниях: 1) Они легковерны. Демон жаждёт главным образом испортить веру человека. Этого легче всего достигнуть у женщин. 2) Они скорее подвержены воздействию со стороны духов вследствие естественной влажности своего сложения. 3) Их язык болтлив. Всё, что они узнают с помощью чар, они передают подругам. Так как их силы невелики, то они жаждут отмщения за обиды с помощью колдовства».
Ещё отцы церкви утверждали, что женщина – это сосуд греха и вместилище всякого блуда, зло является частью её натуры, и нечистый в первую очередь стремится заключить союз с этим порочным созданием. Правда, более поздний портрет молодой соблазнительной девушки, умащивающей своё тело колдовской мазью, является скорее продуктом готической традиции.

Несмотря на то что колдовством можно заниматься в любом возрасте, церковь пресекала малейшие тенденции изображать ведьм привлекательными, т.к. это могло не должным образом сказаться на отношении прихожан к вопросу. Возможности ведьм поистине огромны – они могут летать, принимать облик других людей или животных, проходить сквозь стены. И свои таланты они традиционно использует во зло, как им велит их хозяин Сатана. Колдуньи насылают смерть, безумие и неизлечимые болезни, провоцируют нашествие саранчи на поля, вызывают бурю, препятствуют удачным родам у женщин.

Днём ведьма ведёт обычную, ничем не примечательную жизнь, удачно претворяясь доброй христианкой, а ночью предаётся тёмным делам, таким, как полёт на шабаш или совокупление с демонами. Именно демоны, возглавляемые их предводителем – Люцифером, дают ведьме силу для злых чар. Женщина становится ведьмой (соответственно, мужчина – колдуном), заключив договор с силами зла, который, как правило, происходит на шабаше. Шабаш (слово, судя по всему, имеет еврейское происхождение) представлял собой уникальный вариант сборища различных злых сил, как человеческой, так и нечеловеческой природы. Шабаши проводились строго по ночам, и могли быть как локальными, на которые, как правило, собиралось ограниченное количество ведьм и колдунов, живущих в данной местности, так и общими, куда слеталось до нескольких тысяч приспешников Дьявола. По мнению инквизиторов, тайные шабаши были необходимы нечистому затем, что христианская церковь уничтожила языческие капища, на которых в былые годы злу поклонялись официально, и теперь организовать поганое сборище было возможно лишь мистическим путём.

Подобного рода собрания проводились каждую неделю; впрочем, имелись и особые дни, к которым были приурочены наиболее отвратительные и богопротивные оргии. Такими днями считались Праздник Всех Святых, ныне известный как Хэллоуин (ночь с 31 октября на 1 ноября), Праздник св. Вальбурги (ночь с 30 апреля на 1 мая), Сретение (2 февраля), летнее и зимнее солнцестояние (22 июня и 22 декабря соответственно), и другие даты, традиционно ассоциируемые с древними языческими церемониями. Для того, чтобы попасть на шабаш, ведьма должна была соблюсти определённые предосторожности. Нередко, будучи замужем, ей приходилось дурачить несчастного супруга. Большинство демонологов того времени предлагают следующий сценарий: притворившись спящей, ведьма ждала, когда её мужа также начнёт клонить в сон, – а иногда она даже давала ему для этого специальные снадобья, – после чего удалялась, а на случай внезапного мужниного пробуждения место жены на супружеском ложе занимал специальный демон, принявший её облик. Иногда до шабаша, если он происходил неподалёку, можно было добраться пешком, в противном же случае использовалась специальная мазь, дававшая ведьме способность к левитации.

Рецепт знаменитый ведовской мази, который, помимо прочего, можно обнаружить в романах М.А. Булгакова, В.Я. Брюсова и Д.С. Мережковского, мог различаться, он включал в себя как растительные ингредиенты, так и продукты дьявольских злодеяний – кровь и жир некрещёных младенцев, порошок из костей повешенных преступников и т.д. После натирания этим снадобьем тела и половых органов, для ведьмы исчезали любые преграды, всякое расстояние становилось легко преодолимым. «Способ же полёта таков. – написано в «Молоте Ведьм», – Ведьмы приготовляют мазь из сваренных частей детского тела, особенно тех детей, которых убивают до крещения; по указанию демона намазывают ею какое-либо седалище или палку и поднимаются на воздух… Иногда же ведьмы перелетают без всякой посторонней помощи, невидимо действующей силой демонов». В качестве вспомогательного средства также может использоваться какое-нибудь магическое животное – волк, козёл или гигантский кот, имеющий, опять же, демоническую природу. По мнению инквизиторов, ведьмы в основном покидали свои дома через печную трубу, единственным препятствием в их полёте мог стать звон церковных колоколов, грозящий лишить мазь волшебной силы. Сами колдуньи редко могли запомнить лежащие внизу места и таким образом идентифицировать район проведения шабаша.

Существуют множество описаний шабаша; однако, большинство из них включает ряд общих моментов. Первым из них является инициация новообращённых. Обязательно присутствующий на церемонии Сатана, как правило, принимающий облик чудовища с козлиной головой, лично совершает обряд посвящения. За неофита или неофитку должен был поручиться кто-либо из старых участников шабаша, известно, что Дьявол проявлял куда больше внимания к кандидатам высокого происхождения, нежели к представителям низших сословий. После публичного ручательства Козёл Шабаша требует отречения от бога, церкви и христианской веры. Отныне ведьма обязуется посещать церковные службы исключительно для вида и из соображений собственной безопасности; каждый раз, принимая причастие, она должна повторять про себя «с позволения нашего владыки». При этом ведьма обязуется втайне осквернять священные для любого христианина атрибуты, такие, как гостия и святая вода. Неофитка топчет поданный ей крест, после чего преподносит Сатане определённый дар, которым может служить что угодно – чёрная свеча, мелкая монета, предмет одежды и т.д. Женщина опускается перед Дьяволом на колени, приносит ему клятву верности и послушания, прикладывается к его конечности, после чего наступает кульминация церемонии, в демонологии известная как obscularum infame – «поцелуй позора». Козёл шабаша предлагает для целования свой анус, и когда это происходит, ведьма навеки отдаёт душу силам тьмы. Отныне вся её жизнь посвящена злодеяниям, она становится послушным орудием в руках врага рода человеческого.

После шабаш перерастает в празднество, представляющее собой бесконечное чередование непотребных богохульных оргий. Участники действа предаются всеобъемлющему разврату, совокупляясь как друг с другом, так и с присутствующими рядом демонами, при этом не переставая глумиться над христианскими святынями, понося бога и деву Марию, крестясь слева направо и произнося молитвы задом наперёд. Посетителям шабаша предлагались явства и вина, раздавались деньги и драгоценности. Впрочем, церковная литература, стремясь не допустить того, чтобы описываемые события могли вызвать у паствы нездоровый интерес, сразу же оговаривает, что по окончании оргии деньги превращались в грязь или глину, блюда и напитки были безвкусными, а секс с демонами и колдунами – крайне болезненным. Некоторые рассказы о шабашах приводят и другие подробности – обезумевшие ведьмы пожирают детей, варят на их крови волшебные снадобья, предаются копрофагии и прочим противным человеческой природе занятиям. Дьявол зорко следит за тем, чтобы происходящее на сборище максимально противоречило христианским представлениям о нормах поведения. Помимо прочего, на подобных собраниях обучали магии – заклинаниям, изготовлению зелий, наведению порчи. Под конец церемонии демоны дарили ведьмам магический порошок, обладающий крайне разрушительным действием. Он мог служить как в качестве яда, так и выступать в роли средства наведения на поля гусениц, саранчи, жаб и других вредителей. Летя домой, – а шабаш, как правило, заканчивался с первым криком петуха, ведьма рассыпала порошок над землями соседей.

В то, что всё это в действительности происходило под боком у благочестивых христиан, люди верили безоговорочно. Даже среди интеллектуалов того времени мало кто имел храбрость публично усомниться в проповедях инквизиторов, к тому же, подкреплённых бесчисленными признаниями осуждённых. Колдуны и ведьмы жили рядом с людьми, Дьявол – кстати, не без божьего попущения, ибо всевышний с начала времён испытывает веру человека, – давал им власть над стихиями и людскими жизнями, и тот, кто это отрицал, являлся еретиком. «Молот ведьм», по сути, имел силу закона, а неверие в самые фантастические подробности колдовства строго каралось. Зло постоянно находилось рядом, и любой христианин, дабы не стать жертвой дьявольских козней, должен был быть предельно бдительным.
Как уже говорилось выше, ведьмы в обмен на свою душу получали экстраординарные способности для совершения злодеяний. Колдунам и колдуньям приписывались самые разные злые дела, однако в сознании людей той эпохи существовало вполне определённое количество стереотипов, связанных с тем, какие именно поступки должен совершать чародей, и какие средства он должен для этого использовать. Наиболее часто в протоколах инквизиции встречаются упоминания о наведении порчи посредством причинения вреда подобию, т.н. «энвольтации». Такие действия связанны с древними понятиями символической магии, согласно которым подобие – фигура, картина или любое другое изображение, – является отражением оригинала, и, воздействуя на него, можно причинить вред реальному человеку. До наших дней дошли поверия о чудодейственной силе восковых кукол, позволяющих насылать болезни и смерть. Чтобы навредить человеку, колдун изготавливал его изображение, материалом для которого мог служить не только воск, но также дерево, глина, солома и т.д. Подобную фигурку нужно было протыкать иглами и шипами, сжигать на медленном огне, топить в воде, разрезать, разрубать или уничтожать любым другим способом. Считалось, что жертва в это время испытывает невыносимые страдания, и, в конце концов, умирает или сходит с ума. При этом подобия использовались не только для того, чтобы вредить врагам, но и для насылания любовных мук, приворотов и т.д. Каждый повреждённый орган куклы вызывал болезнь реального органа человеческого тела. Этим распространённым способом колдун мог уничтожать не только собственных недругов, но и получать заказы на устранение посторонних лиц.

Во Франции, в начале XIV века тяжело заболела и умерла королева Жанна, супруга Филиппа IV. Через некоторое время был найден и виновник её гибели – Гишар, епископ Труа, который изготовил её подобие, предварительно проконсультировавшись с местной ведьмой. Священник окрестил восковую фигуру, дав ей имя королевы, после чего в нескольких местах пронзил её остроконечными шипами. В самом скором времени супругу монарха взяла болезнь, а когда епископ сжёг подобие, она умерла. Примерно в то же время в Англии некий Робер де Марешаль нанял чародея для убийства приора города Ковентри и ряда его помощников. Решив испытать силу собственных чар, двое злоумышленников изготовили пробный экземпляр куклы абсолютно постороннего человека. В назначенную ночь чародей дал своему подельнику Марешалю свинцовую спицу и приказал проткнуть фигурке голову. На протяжении целой недели жертва пребывала в состоянии полнейшего безумия, а когда колдун вынул спицу из головы подобия и воткнул её в сердце, человек скончался. Но из всех примеров использования симпатической магии наиболее скандальная слова досталась ведьмам из Северного Бервика, Шотландия. Их дело носило политический характер – речь шла о попытке магического уничтожения английского короля Якова. Началось всё с того, что заместитель местного шерифа заподозрил неладное, заметив, что его юная служанка всё время куда-то ходит по ночам. Нам не известно, куда, зачем, и к кому ходила молодая девушка, но её ночные отлучки положили начало одному из самых громких ведовских процессов в истории. Бдительный страж порядка поднял тревогу и вскоре раскрыл сообщество чернокнижников.

Когда подозреваемых (всего по этому делу прошло более семидесяти человек), как положено, начали пытать, одна из них, Агнес Сэмпсон, призналась в том, что хотела навести порчу на короля, подвесив на три дня жабу, собрав её яд в устричную раковину, и намереваясь в будущем раздобыть часть королевской одежды, чтобы пропитать её полученным ядом и таким образом отравить самого монарха. Согласно ещё одному признанию женщины, она планировала колдовским способом потопить корабль, который вёз в Англию невесту Якова, датскую принцессу. Для этого было необходимо окрестить кошку, привязать к каждой её лапе по человеческой конечности и бросить в море. Король, надо сказать, со всей серьёзностью отнёсся к признаниям, вырванным жесточайшими пытками – в Северном Бервике по его личному приказу было сожжено около сорока человек. Эта история своеобразно описана в одной из песен с последнего альбома Cathedral «The Garden Of Unearthly Delights». К вышесказанному можно добавить, что колдуны могли навредить человеку не только воздействием на его подобие, но и через прикосновение, взгляд, словесное пожелание и ещё целым рядом иных способов, включая прямое физическое насилие. То, что ведьмы пожирают детей, обывателям того времени казалось фактически очевидным.

Ещё один страшный грех, свойственный ведьмам – сексуальные сношения с Дьяволом. Легенды о суккубах и инкубах, демонах разврата в женском и мужском обличие, были известны в Европе издревле. Похоть считалась отличительной чертой адских созданий, которые пользовались любой возможностью соблазнить доброго христианина. Колдуньи, в свою очередь, совокуплялись с демонами уже сознательно, зло было вправе требовать это от них. Согласно воззрениям инквизиции, подобные сношения были не просто возможны, более того, в результате таких союзов на свет рождались дети, имевшие, опять же, демоническую природу.

Демон мог посещать ведьму в любом облике, он был способен превращаться в её мужа, любовника, чудовище или какое-нибудь животное. Иногда нечистый принимал совсем уж экстравагантные формы. Как свидетельствует один из известнейших инквизиторов того времени Пьер де Ланкр, «Дьявол в образе козла с членом на заду совокуплялся с женщинами, тычась и толкаясь этим органом им в живот». Ведьмы из Шотландии перед сожжением показали, что дьявол приходил к ним в виде оленя, аиста, быка, косули и собаки. Согласно некоторым признаниям, совокупление с дьяволом – процесс чрезвычайно болезненный, но гораздо чаще колдуньи признавались, что слияние с потусторонним существом доставляло им невероятное, запредельное наслаждение. В демонических оргиях участвовали не только взрослые женщины, но и совсем юные особы. Известен случай, когда дьявол соблазнил восьмилетнюю девочку, мать которой была ведьмой. Девочка избежала чудом избежала казни в силу своего возраста, приговор судей «ограничился» тем, что её заставили смотреть на то, как мать сгорала заживо. Это звучит парадоксально, чудовищно, но такое решение суда действительно можно считать мягким, ибо обычно инквизиторы не делили подследственных по признакам возраста и пола.

Одной из сексуальных особенностей, характерных для демонов, является холодное семя. Очень часто ведьмы в своих признаниях указывали, что эякуляция демонического сожителя обжигает подобно льду. Многие говорили, что тело инкуба тоже в определённых случаях может иметь очень низкую температуру. Некоторые демонологи считали, что у инкубов нет своего семени – они похищают его у умерших, и именно поэтому оно не обладает теплом. Суккубы же – демоны, принимающие облик женщин, часто приходили не только к колдунам, но и к добрым католикам, соблазняя их во сне и наяву. Связь с таким существом, несмотря на неземное удовольствие, испытываемое мужчиной, считалась губительной и чрезвычайно опасной – через какое-то время человек, которого посещал суккуб, как правило, сходил с ума. Любой доказанный факт сожительства с дьяволом являлся достаточным основанием для сожжения на костре.

Сексуальные действия ведьм не ограничивались общением с существами из иных миров. Колдуньи весьма успешно использовали свои чары для привлечения простых смертных. Для этого употреблялась масса различных средств – любовные напитки, заклятия, магические кольца. Чтобы вызвать взаимное влечение у двух людей, колдун, опять же, изготавливал две восковые фигуры и производил с ними определённые манипуляции. История знает немало примеров, когда жертвами любовной магии становились знатнейшие персоны Европы. Английский король Эдуард под влиянием тёмных чар начал испытывать болезненную привязанность к женщине по имени Элис Перрерс, ещё один британский монарх, Генрих VIII объявил о своём разводе с очередной супругой Анной Болейн под предлогом того, что она совратила его колдовством. Подозрения короля подтвердились, Болейн была казнена как ведьма.

Чародеи также могли превращать людей в животных, насылать безумие, особым способом доить чужих коров и совершать ряд других невероятных, но неизменно злых действий. Впрочем, зло редко оставалось безнаказанным. Малейшее подозрение в том, что в определённой местности творится что-то неладное, моментально вело к началу скрупулёзного расследования и неотвратимого наказания виновных. Такие процессы очень редко обходились без массовых казней, иногда количество осуждённых по какому-то одному делу исчислялось тысячами. Инквизиторы смотрели на колдовство как на своеобразную форму ереси, а любая ересь способна оказать сильнейшее влияние на неокрепшие умы. Таким образом, если вдруг выяснялось, что в какой-то отдельной деревне, городе или даже провинции все жители поголовно практикуют чёрную магию, то это не вызывало особого удивления. Ведь могла же еретическая зараза катаров в былые годы в одночасье охватить всю Северную Францию? Ведовство – это очередная опасность, грозящая христианскому миру и насланная его заклятым врагом – Сатаной. И как любое порождение зла, оно должно быть беспощадно искоренено.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ:

Баннер