Rock Oracle - THY CATAFALQUE

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №1 01/2010

thy catafalque post black metal band

Попробуйте представить себе музыкальную смесь из авангардного блэк-метала, дарк-вэйва, эмбиента, неофолка и электроники. Не получается? Тогда послушайте альбом венгерского дуэта Thy Catafalque «Roka Hasa Radio» и убедитесь, что подобное нагромождение не только имеет право на существование, но и может звучать совершенно потрясающе! Было бы настоящим преступлением не уделить внимание этому замечательному явлению на страницах нашего журнала, ведь для нас самих этот проект стал одним из главных открытий прошлого года. Исчерпывающие ответы на наши вопросы дал основатель Thy Catafalque — клавишник, гитарист, вокалист и автор текстов Катай Тамаш.

Привет, как поживаешь? Для начала расскажи немного о своей группе читателям «RockOracle».

Привет! Поживаю хорошо, спасибо. Наша группа Thy Catafalque была образована в 1998 в городе Мако на юго-востоке Венгрии. В группе нас с Яношем всегда было двое, хотя к нам часто присоединялись наши друзья. Первый альбом мы выпустили в 1999, всего у нас их четыре. Вначале мы играли традиционный блэк-метал, ну, или по крайней мере мы к этому стремились, но всё испортили клавиши и драм-машина. В общем, получился не тру-блэк, а нечто экспериментальное. Дальше — больше. Наш третий альбом «Tuno Ido Tarlat», выпущенный в 2004, стал настоящим прорывом, на нем мы обрели своё собственное звучание. Тексты песен мы начали писать на венгерском и тем самым окончательно освободились от всех стеснявших нас рамок. Кстати, грядёт переиздание этого альбома на лейбле «Epidemie Records». Теперь, с выходом нового альбома «Roka Hasa Radio», в нашей музыке бьёт ключом совершенно новая жизнь.

При прослушивании альбома ощущается, что в нем смешано нескольких абсолютно разных стилей, в результате чего музыка дарит слушателю совершенно неописуемые эмоции. А есть ли за потоком музыкального сознания какое-то послание слушателю или что-то особенное?


Мысли, которые красной нитью проходят через все трэки, повествуют об отношениях между вечно изменяющимся, но в то же время устойчивым и массивным физическим веществом и хрупкостью человеческого и других духов. Выражены эти мысли посредством обращения к далёким воспоминаниям о детстве и научному подходу к объяснению природы. Этапы прошлого и будущего в непрерывном развитии, цвета, звуки, давно забытые запахи передаются вневременным радио. Это я тебе зачитал отрывок из нашего промо-буклета, и даже спустя год после выхода альбома эти фразы не передают всей сути музыки и её настроения. Получилось что-то вроде книги с палитрой из тысячи цветов, причём написано всё одной и той же уверенной рукой при помощи одной и той же кисти.

Расскажи о вокалистах, которые принимали участие в записи альбома?

В работе над «Roka Hasa Radio» приняло участие девять музыкантов. Женский вокал — это наша знакомая Агнес Тот из уникальной венгерской нео-фолк-группы The Moon And The Nightspirit. Я уже работал с ней в другой своей группе Gire. Тогда она у нас играла на скрипке. Она настоящая волшебница. Чистым мужским голосом спел Аттила Бакос из группы Woodland Choir and Taranis (все отметившиеся на альбоме музыканты — венгры). Аттила, к тому же, осуществил мастеринг альбома. А не слишком чистым вокалом, как обычно, спел я.



Альбом, с одной стороны, пронизан мраком, отчаянием и агрессией, как и положено настоящему блэк-металу, но вместе с этим на нем присутствуют хрупкость и красота. Как ты сам описал бы ваш стиль? Вы все еще относите себя к black-metal сцене?


Блэк-метал всегда нам нравился, и мы до сих пор находимся под его сильным влиянием. Я вот прямо сейчас сижу Taake слушаю. Но, с другой стороны, мы никогда не увлекались деструктивной, нигилистической или националистической сторонами этого направления, в отличие от многих других групп на этой сцене. Мы пытаемся быть конструктивными, уважаем культуру, науку и человечество, и если кто-то подумает, что на самом деле мы никогда не играли блэк, я с лёгкостью поддержу эту мысль. Что же касается определения нашего стиля, то мы играем авангардный метал и всё, лучшего определения я не подберу.

Когда и как вам пришло в голову объединить в своей музыке то, что на первый взгляд кажется совершенно несовместимым?

Это происходит у нас естественно и легко, наверное, из-за того, что я сам слушаю множество разных музыкальных стилей. Для меня естественно пропускать через себя всё, что я слушаю, и потом всё это смешивать. Но тут важно чётко представлять себе, что я хочу описать, какое музыкальное полотно нарисовать и потом вести эти элементы в одном направлении. Мне повезло, что у меня столь пёстрое видение действительности.

Что сегодня вдохновляет тебя на сочинение музыки?

Эмоции, воспоминания и сам мир, в котором мы живём, — он громадный, прекрасный и удивительный. Я созерцаю и пропускаю всё это через свою душу.

Как у вас проходит творческий процесс?


Он проходит странно: мы никогда не выступаем живьём и даже не репетируем. У нас студийная группа. Я записываю дома мелодии, которые приходят в голову, потом приезжает Янош, и мы записываем его риффы. А потом я всё свожу, леплю из этого разнообразия что-то более-менее целостное, ну, и года через два выходит наш новый альбом. (Смеется) Встречаться часто у нас по-любому не получается, потому что Янош живёт в Будапеште, а я в Эдинбурге. Обычно раз в году езжу на родину, стараемся повидаться и записать то, что у него получилось. На «Roka Hasa Radio» его риффов не много. На следующем альбоме их будет больше.

Какие у вас планы по поводу выступлений, может, всё-таки дадите пару концертов или даже с туром прокатитесь?


Какой уж там тур, если мы вообще никогда не давали концертов. Мы вдвоём-то редко видимся, а тут же ещё пришлось бы других музыкантов приглашать. Больно много мороки всё организовывать. Так что концертов не будет — это тебе не рок’н’ролл. В будущем хочется продолжать в том же духе: записывать новые диски, открывать для себя новые горизонты и краски. Мне это до сих пор в радость. Я просыпаюсь, сочиняя музыку, и с ней же засыпаю. Тем и живу.

Какую музыку ты слушаешь больше всего, как она влияет на твоё творчество?

Как и лет десять назад я слушаю дэт, дум и другие экстремальные разновидности металла. Наверняка, всё это на меня влияет, но я ещё люблю эмбиент, электронику и классическую музыку: Белу Бартока и Эрика Сати. В целом мне нравится дарк-сцена, но обычно от чтения некоторых глупых текстов песен пробирает на ха-ха, хотя не стану отрицать, что у меня до сих пор бегут мурашки по коже, стоит начать наигрывать какой-нибудь рифф Slayer. Что хочу, то и делаю, но при этом всё равно остаюсь металлюгой!

В России практически неизвестна венгерская экстремальная музыка. Мне почему-то сходу на ум приходит Аттила Чихар и его группа Tormentor, ну ещё Ektomorf вспоминается… Какие еще венгерские группы сейчас известны, хотя бы на уровне местного андеграунда?


Если говорить о металле, то широко известны такие наши группы, как Sear Bliss, опять же, Ektomorf, наверное, ещё Dusk, Marblebog и Damned Spirit’s Dance, потому что все они выпускаются на зарубежных лейблах. Лично я рекомендую послушать VHK, старую фолк-панк-с-чем-то-там-ещё группу, музыкальные корни которой глубоко уходят в венгерский фолк, с такой энергичной, свежей подачей своей атмосферы, какой я больше ни у кого не слышал. Мне фолк-метал, кстати, не нравится вообще-то, уж больно дёшево и поверхностно у них всё получается.

Что тебе ещё интересно помимо музыки?


Увлекаюсь фотографией, анимацией и графическим дизайном. В принципе, интересуюсь абсолютно всеми видами искусства.
Как бы ты описал своё мироощущение? Что в повседневной жизни заставляет тебя призадуматься, что ты хотел бы изменить в мире, если бы мог?
Я считаю очень важным заботиться о тех, кто дорог мне и кому дорог я. Стараюсь придерживаться оптимистичного взгляда на жизнь и сконцентрироваться на положительных моментах. Так легче жить.


 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: