Rock Oracle - KMFDM

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №6 12/2007



Группа KMFDM не нуждается в особом представлении. Этот коллектив под управлением немца Саши Конецко не только стоял у истоков индустриальной музыки, но и, наряду с Ministry, Front 242, Front Line Assembly и Die Krupps, оказал на нее сильное влияние. Вот уже почти четверть века KMFDM являются частью этой сцены. А об истории группы впору писать целую книгу — вот только, к счастью, она так и осталась бы незаконченной, потому что история KMFDM продолжается. И отличным подтверждением тому, что в ней рано ставить точку, стал новый альбом под названием «Tohuvabohu». Фронтмен группы Саша Конецко рассказал нам о своей новой работе, а заодно организовал небольшой флэшбэк к началу своего творческого пути.

Поздравляем с выходом нового альбома. Судя по твоей записи на официальном сайте, ты очень гордишься этой работой. Расскажи об этом поподробнее. И как остальные члены группы оценивают «Tohuvabohu»?

Я не могу рассказать о своей же работе — это все равно, что художник будет рассказывать о своей картине. Это ВЫ (слушатели) должны рассказать МНЕ, какое впечатление на вас произвела моя работа, что она для вас значит!.. Думаю, что все музыканты остались довольны. Было внесено много изменений, однако большинство из них касались процесса работы. За все время записи диска члены группы ни разу не встретились, работали модульно.

О чем повествует этот альбом?

«Tohuvabohu» — это слово из Старого завета, оно означает «пустой и бесформенный». Концепция раскрывает бытие мира до его сотворения.

Расскажи об оформлении. Насколько можно заметить, над обложкой снова работал Brute!? Что для тебя означает концепция оформления альбомов?

Да, обложка принадлежит кисти Brute! Концепции оформления как таковой нет, я просто выкупаю его картины, и мы используем их для оформления наших альбомов.

Как вы познакомились с Brute?

Нас познакомили в 1987 на английском лейбле «Skysaw Records».

Насколько нам известно, в открывающем альбом треке используются голоса фэнов группы. Чья это идея? Как она была воплощена?

KMFDM всегда привлекали фэнов к работе. На этот раз я подумал, что было бы забавно включить их голоса в нашу песню. Мы установили KMFDM-телефон и попросили фэнов позвонить и рассказать, что KMFDM сделала для них. Все сообщения были записаны и включены в песню «Superpower».

На сайте вся лирика подписана «KMFDM». Но кто из вас ответсвенен за нее в большей степени? Что вдохновляет лично тебя на написание текстов песен?


Лирику в основном пишем я и Лючия. Я нахожу вдохновение буквально во всем. В том, что мы читаем, видим, слышим, что бы это ни было…

Как ты работаешь над песней, ты сначала придумываешь мелодию, а потом к ней — слова, или наоборот?


Сначала я всегда работаю со звуком, создаю контур, шум или бит. Для меня писать музыку — это как готовить банкет. Сначала идешь в магазин за продуктами, потом продумываешь меню и комбинируешь все. Ну, и наконец, добавляешь приправы… Когда музыкальный каркас готов, начинается работа над лирикой и мелодией. Лючия — чуть ли не самый важный компонент. Мы (мальчики) даем ей все наши наработки, и она уже разрабатывает музыкальные идеи.

У KMFDM достаточно интересная география. Ты немец, группа была создана в Париже, а сейчас ты живешь в Америке. Какой группой считать KMFDM: немецкой, французской или американской?

KMFDM не поклоняется ни богам, ни государствам, ни королевствам. KMFDM принадлежит либо всем, либо никому.

Как тебе нравится США по сравнению с Европой? Чей менталитет тебе ближе?

Тут и сравнивать нечего, это как будто разные планеты! В сердце я, конечно, европеец.

Тяжело ли тебе было покидать родные места? Часто ли ты посещаешь родной город? Остались ли у тебя там друзья?

Нет, тяжело не было, это скорее была долгожданная смена декораций. Я живу в США восемнадцать лет и подумываю снова перебраться в Европу. На протяжении всего времени я приезжал на родину раз в год, изредка несколько раз. У меня семья и несколько хороших друзей живут в Европе.

Если я не ошибаюсь, ты прожил некоторое время в уже воссоединенной Германии. Чем это знаменательное событие стало для тебя? Следишь ли ты сейчас за обстановкой в Германии?


Я уехал из Германии в декабре 1989, всего через две или три недели после падения Стены. Это произошло, когда меня пригласили в тур по Штатам. И я просто остался. Поскольку я собираюсь переехать туда снова, да, я очень внимательно слежу за тем, что там происходит.

В своих текстах вы используете много разных языков. Только на последнем альбоме звучат латынь, иврит, лингала (африканский язык) и испанский. С какими еще языками тебе довелось поработать? Не было ли проблем с произношением и наложением на музыку тестов на этих языках?

KMFDM всегда вплетали в свою лирику разные языки. Вначале у нас была вокалистка из Индонезии, она пела по-индонезийски. У меня хорошие способности к языкам и не возникало проблем с произношением.

Не пробовал ли ты петь на русском?

Пока нет...

KMFDM «начались» в восьмидесятых. Расскажи, как это было?

Все началось в 1984, в Париже, как нойз-проект. Мы выступали на различных выставках и инсталляциях. В последующие годы группа превратилась в более танцевальную, в то, что я называю «ультра-хэви-битовый проект». Уже в конце 86-го мы выпустили новый альбом, назвав себя KMFDM. Он не был особо успешным, но потом мы получили лицензию на релиз в Великобритании. Это было хорошее предприятие, шаг в верном направлении. Потом мы выпустили второй альбом, на этот раз мы работали с Адрианом Шервудом в Лондоне.

Тогда на нас обратила внимание чикагская звукозаписывающая компания «WaxTrax Records», и KMFDM стали выходить в США. Потом мы отправились в тур по США с Ministry… Так к KMFDM пришел успех. Вначале KMFDM были просто шуткой и не воспринимались всерьез, и уж тем более никто и подумать не мог, что группа протянет так долго, да еще и будет всемирно известной… И я никогда не понимал, почему KMFDM причисляют к индастриалу, по-моему, мы играем в нашем собственном музыкальном стиле «ультра-хэви-бит».

В то время было немного групп такого плана, однако понятие «индастриал» уже включало в себя такие имена, как Ministry и Front 242. Как ты оценивал эти группы на тот момент? И как относишься к ним спустя столько времени?

Я влюбился в группу Front 242 сразу, как только послушал их, где-то в 1983 году. Они были просто великолепны, я замечал прямую связь между DAF, Liaisons Dangereuses и Front 242. Это была именно та музыка, какую я хотел слушать. А Ministry я впервые услышал, когда мы вместе отправились в тур по США в 1989–90.

Ты единственный неизменный член группы. С чем были связаны постоянные изменения в составе KMFDM? Ты жалеешь о чьем-либо уходе?

Я не жалею ни о ком, кто покинул наши ряды. Некоторые бывшие члены KMFDM продвигали свои карьеры и делали свои жизни лучше, в то время как другие оставались позади. Это естественный отбор, если хочешь.

Насколько устоявшимся можно считать нынешний состав?

Никогда не знаешь, что может случиться. Мне очень нравится нынешний состав группы. Мы хорошая команда и нравимся друг другу достаточно, чтобы разделить все напасти.

Одним из вариантов расшифровки названия KMFDM является «Killing Mother Fucking Depeche Mode». Такая расшифровка — плод бурной фантазии фэнов?

Когда мы впервые выступали в США, нас постоянно спрашивали, что означает акроним KMFDM. Нам надоело каждый раз рассказывать историю возникновения названия, тогда один чел из техперсонала продекламировал: «Kill MotherFucking Depeche Mode». И как только мы стали так отвечать, народ стал говорить: «Ух ты, круто!» А мы больше не должны были ничего объяснять, ха-ха…

Ну и, раз уж мы об этом заговорили, ты питаешь какие-нибудь отрицательные эмоции по отношению к Depeche Mode?

Я не имею ничего за или против них, они просто — одна из тех мэйнстримовых групп, которые я никогда не слушал.

В 1999 вы создали проект MDFMK. Выпустили всего один альбом. В чем был смысл этого проекта?


MDFMK на тот момент было необходимо создать. KMFDM зашла в странный тупик, когда произошла катастрофа в отношениях между членами группы. Я решил сделать перерыв для KMFDM, чтобы все смогли придти в себя.

Собирались ли вы продолжать работу над ним? И почему вы ограничились всего одним альбомом?

Конечно, я не собирался праздно просиживать штаны, мне нужно было чем-то заняться, чем-нибудь близким, но не точной копией KMFDM. После релиза альбома на «Universal Records» подошло время сказать «до свидания» и покончить с ограничениями, налагающимися основной звукозаписывающей компанией. Я вернулся к KMFDM.

Как в MDFMK, так и в KMFDM, принимает участие твоя жена. Как она появилась в вашей группе?

Я познакомился с Лючией, когда она присоединилась к нам с Тимом в MDFMK. Со временем мы становились все ближе. Когда я вернулся к работе над KMFDM, она, конечно же, втянулась, и стала неотъемлемой частью группы.

Как ты относишься к женщинам в индастриале?

У меня нет как такового отношения к женщинам в индастриале, как и ко всему остальному — есть люди, которые отлично выполняют свою работу, а есть просто дерьмо.

Как тебе работается с женой? 

Я обожаю работать с Лючией, у нас и профессиональные отношения, и личные. Это два абсолютно разных понятия, и они никак не пересекаются.

Ты когда-нибудь ревновал ее к фанатам? А она тебя к фанаткам?

Нет, мы не даем друг другу повода ревновать. Лючия — настоящий профессионал, и она относится одинаково к фанатам обоих полов: спокойно и грациозно. До тех пор, пока они не начнут приставать к ней — в таких ситуациях, она знает, куда надо ударить, хе-хе…

В прошлом году на одной сцене с вами выступала группа Combichrist. Знал ли ты о Combichrist до этого выступления? Тебе нравится эта группа?

Я думаю, что Combichrist — очень прикольный проект, он понравился мне с первого же прослушивания. Тогда я попросил разрешения сделать на них ремикс, и, наконец, пригласил Combichrist выступить перед KMFDM в туре в 2006 году. Энди — работяга и очень талантливый музыкант. Они все замечательные люди, и концерты проходили очень успешно, где бы мы ни выступали.

Если бы тебя попросили посоветовать человеку, который никогда не слушал KMFDM, какой-нибудь альбом из вашей дискографии, чтобы ты назвал? Какой альбом ты считаешь наиболее удачным?

На мой взгляд, самый успешный альбом — «Tohuvabohu», потому что он лучше всех передает с помощью музыки мои мысли. Он же — и мой любимый альбом, просто потому что это самый новый и самый свежий альбом, над которым я работал.

В 2007 году проект PIG выпустил свой новый альбом «Pigmata». Слышал ли ты этот альбом? Какие у вас сейчас отношения с Уаттсом? Продолжается ли ваше сотрудничество?

Наше сотрудничество прекратилось в 2003. Я пока не слушал этот альбом.

Какие у вас творческие планы на ближайшее время?

Я работаю над некоторыми проектами, родственными KMFDM, и над некоторыми сайд-проектами.

Добавишь что-нибудь?

Да. Я хочу сказать, что очень важно, чтобы поклонники творчества того или иного музыканта приобретали его работы легально, не через пиратов. Пиратство приводит к тому, что музыка становится хуже. Если денег не будет, музыканты просто перестанут делать музыку, и тогда все, что останется — это мэйнстримовое дерьмо.

 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: