Rock Oracle - PARADISE LOST

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №5 10/2009

gothic doom metal band paradise lost

Мы придерживаемся разных вероисповеданий, но перед лицом Смерти мы все равны. Такой тезис предлагает к рассмотрению группа Paradise Lost. Свежий альбом этих английских меланхоликов получил название «Faith Divides Us — Death Unites Us» и был спродюсирован Йенсом Боргеном, работавшим с такими группами, как Katatonia, Amon Amarth и Opeth. Вакантное место барабанщика занял Эдриан Эрландссон (экс-At the Gates, Cradle of Filth). Каждый новый релиз Paradise Lost — большое событие в мире готик-металлической музыки, которое мы не можем оставить без внимания. Последними новостями из жизни группы с нами поделился ее бессменный вокалист Ник Холмс.

Расскажи немного о новом альбоме.

Это двенадцатый альбом нашей группы. На этом альбоме тяжелых песен больше, чем на любом из предыдущих. Мы чрезвычайно довольны результатом. На самом деле его просто надо послушать.

Почему вы выбрали такое название для альбома?

Название пришло их текста одной из наших песен. Эта строчка нам хорошо запомнилась, и поэтому стала заглавием альбома.

Расскажи о дизайне.


Обложка альбома нарисована в духе средневековых картин, на ней изображена сцена, как смерть забирает священника. Эта картина очень хорошо отражает название альбома.

Что можешь сказать о первом видео на заглавную песню «Faith Divides Us — Death Unites Us»?

Это видео не несет никакой нагрузки, это очень простой рекламный ролик, просто промо видео для нашего альбома.

А в этом видео есть какая-нибудь история, сюжет?


Это следует спросить у режиссера, он один был ответственным за идею и сюжет этого видео. Но в основном это просто провокационное
видео.

Тебе не кажется, что видео вышло очень странным, оно не имеет ни логического начала, ни логического конца.

Ну… Это же не фильм. Какой может быть конец? Либо он умрет, либо — она… Решать зрителю.

Вообще видео похоже на отрывок из триллера… Что-то вроде «Целуйте девушек».

Ну да… Признаться, мы к этому видео не имеем никакого отношения. Его сняли, показали нам, а мы должны были просто сказать «да» или «нет». Вот и все, что мы сделали для этого видео.

А вы собираетесь снять настоящее видео?

Да. Это будет уже традиционный видео-клип. А первое видео… Оно было снято исключительно для того, чтобы раскрутить песню, сэмпл с альбома. Там не должно было быть никакой концепции.



Рассказывая о песне «The Rise of Denial», ты и Грег отметили, что эта песня написана в духе старых работ Paradise Lost. Означает ли это, что вы постепенно возвращаетесь к старому звучанию?


Нет, никто из нас не имел в виду, что мы возвращаемся к корням. Мы никогда этого даже не обсуждали, и не видим никаких возможностей для этого. Последние три альбома Paradise Lost сильно отличаются от того, что мы делали двадцать лет назад. Наши корни — это олдскульный дэт-метал, но мы уже давно играем совсем другую музыку.

Чем новый альбом отличается от предыдущих?

Возможно, есть какие-то новые элементы. Понимаешь, мы играем уже двадцать лет, за это время у нас сложился собственный стиль, поэтому всегда есть что-то общее. В то же время наша музыка претерпела немало изменений за это время. Всегда есть шанс что-то изменить, особенно лирика предоставляет большое поле для экспериментов.

Какое настроение превалирует в вашей музыке?


Настроение… Последние работы у нас получились достаточно мрачными. Новый альбом по настроению не сильно отличается от своих предшественников. Для создания настроения мы используем в основном инструменты — это гитары и, возможно, скрипки.

Альбом спродюсирован Йенсом Боргеном…

Мы работали с ним над нашим live-альбомом «The Anatomy of Melancholy». Мы были очень довольны результатом этой работы, и решили, что могли бы привлечь его к работе и над студийным альбомом. И, конечно, с ним было очень приятно работать. Он отличный парень.

А как вы познакомились?

Он много работал с группами, с которыми мы дружим. Так через общих знакомых и завязалось наше сотрудничество.

Этот альбом вы записывали в Швеции. Как вам там понравилось?

Все было здорово. Мы бывали там уже много раз. Там хорошо и очень холодно. Мы жили в отдельном доме. Если честно, мне все равно, в какой стране записывать альбом, мы сидим все это время в здании, поэтому это не играет никакой роли. Все, что мне нужно — рабочая обстановка.

То есть смена обстановки никак не влияет ни на процесс записи, ни на сам альбом?

Нет. Нет. Абсолютно никак не влияет. 90% процентов работы было завершено еще даже до отъезда в Швецию.

Тогда расскажи о вашем новом барабанщике. Как вам нравится с ним работать? И как он попал в вашу группу?

Эдриан присоединился к нам, только когда мы почти все сделали и уже были готовы к записи альбома. Поэтому на данный момент наше сотрудничество нельзя назвать долгим, но, мне кажется, что оно продлится значительное время.

До Paradise Lost он работал в таких группах, как Cradle of Filth, Samsas Traum и других. Ты слушал эти группы с его участием до того, как принять его?

Нее… Я был слишком занят собственными записями, чтобы слушать эти группы. Я знал, что он хороший музыкант, поэтому не было надобности слушать Cradle of Filth.

А вы устраивали какой-нибудь кастинг для барабанщиков или что-то в этом роде?

Нет. Эдриан нам сразу понравился. Он очень способный для своего возраста.

Состав Paradise Lost неизменен, за исключением барабанщика. В чем проблема с баранщиками?

Ну, проблемы никакой нет, за двадцать один год в составе произошло не так уж много изменений. Просто, если один музыкант покидает группу, на его место приходит другой. Это как конвейер.

Какое место занимают ударные в вашей музыке?

В группе обязательно должен быть ударник.

Тебе не кажется, что каждый барабанщик имеет свой характер и каждый по-своему влияет на музыку?

Определенно, да! И его характер, и его опыт будут влиять на его настоящую работу. Если он привык играть в тяжелых группах, соответственно, его игра будет отличаться техничностью. Барабанщики, играющие в поп-группах — яркие, быстрые.

Вы как-нибудь отпраздновали свою двадцатую годовщину?

Мы дали три концерта в Европе с группой My Dying Bride. Это были три особенных концерта, было очень приятно работать с этой группой,
их музыка очень хороша и оригинальна. Наверное, это можно считать празднованием нашей годовщины.

А что ты чувствуешь, когда понимаешь, что прошло уже двадцать лет?

То же самое, что чувствовал, когда прошло десять лет. Мы постоянно заняты сочинением музыки и лирики, постоянно записываем альбомы, и кажется, что время летит очень быстро. Я не чувствую, что прошло уже столько времени.

Ты жалеешь о чем-нибудь?

Вообще-то, нет. Это жизнь, ошибок не избежать. Обязательно что-нибудь сделаешь не так, но надо уметь двигаться дальше.

В мае вы выпустили ваши первые демо. Что ты чувствуешь, когда слушаешь их?


Я их не слушал с тех пор, как мы их продюсировали, да и до того, как решили спродюсировать, я не слушал их много лет. Уже столько воды утекло.

А ты помнишь, как вы их записывали?

Да. Это было весело. Мы пили и курили, и создавали шум, как подростки. Больше-то и вспомнить нечего.

А ты слушаешь ваши предыдущие альбомы? Ты слушаешь Paradise Lost?

Да, постоянно. Но я всегда предпочитаю новые записи. Вот вышел «Faith Divides Us — Death Unites Us» — и я буду слушать его, я не люблю возвращаться назад. Я ни о чем не сожалею, и эти наши первые демо — они хороши, но это прошлое.

А как ты думаешь, есть ли шанс, что людям, которые начали слушать Paradise Lost недавно, понравятся ваши первые альбомы?

Абсолютно нет. Нет-нет-нет. Без вариантов.

А много таких фанатов, которые полюбили вас, когда вы только начинали, и остались с вами до сих пор?

Если человек любит музыку, то он любит разные музыкальные жанры. Все относительно. Трудно представить себе человека, который в восемнадцать лет слушает дэт-метал, а потом вдруг стал слушать другую музыку. Хотя у кого-то так случается. И, я знаю, есть такие фанаты, которые прошли с нами весь путь.

А как ты думаешь, насколько закономерна эволюция, которая произошла с вашей музыкой?

Как вокалист могу сказать, что когда мы играли дэт-метал, мне нравилось экспериментировать с различными техниками, мне хотелось гроулить. Но я хочу делать музыку, которая мне нравится. И в зависимости от музыкальных предпочтений поменялись и предпочтения того, что мы хотели делать. Нам до сих пор нравится брутальная тяжелая музыка, но мы не хотим сами ей заниматься.

А какую музыку ты любишь сейчас?

Мне нравится Bloodbath, хорошая дэт-метал группа, также мне нравится black-metal.

А ты когда-нибудь забывал слова песен на концертах?

Да, все время забываю.

И что ты делаешь в таких ситуациях?

Придумываю новые слова. Это мои песни, и у меня есть прерогатива менять слова.

Paradise Lost приписывают изобретение жанра gothic-metal. Прокомментируй это.

Мне не нравится думать о Paradise Lost как о готик-метал группе, так же, как мне не нравится и весь жанр.

А что ты подразумеваешь под готикой?

Для меня готика осталась в истории искусства, например, готическая литература. Современную готическую музыку я представляю себе как отполированный вылизанный метал. К этой категории я отнес бы Evanescence и подобные группы.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: