Rock Oracle - DEICIDE

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №5 10/2006

Когда мне было четырнадцать, и я только начинал слушать металл, старшие товарищи, которые, собственно, и несли ответственность за моё приобщение к подобной музыке, однажды ненароком проговорились о том, что, помимо извечной триады «Metallica – Iron Maiden – Manowar», существуют некие абсолютно ужасные группы, прослушивание которых очень вредно для психического здоровья людей. Со слов моих наставников я заключил, что даже мимолётное знакомство с творчеством ряда коллективов может быть абсолютно несовместимо с жизнью. В качестве примера назывался Deicide, причём мой старший друг, по-видимому, сам не слишком хорошо знал о том, что скрывается за этим загадочным словом – на все мои вопросы он отвечал одно: таких кошмарных сатанистов ещё не видывал свет.

Прошёл год, и однажды в известном в то время музыкальном журнале, имевшем, к тому же, явный порнушно-параноидальный уклон, я наткнулся на статью о группе из американского штат Флорида, лидер которой, Глен Бентон, во всеуслышанье говорил ТАКОЕ, что у меня начинало шевелиться то, что, как предполагалось, впоследствии должно было стать настоящим металлическим хаером. На тот момент абсолютно незнакомый с тлетворными нравами, царящими в западной музыкальной среде, я и представить себе не мог, что можно публично проповедовать подобные взгляды. На глазах изумлённой публики, Бентон пел осанну вселенскому злу и его создателю, Люциферу, заявляя о своей лютой ненависти к христианству и стремлении, не много ни мало, к его полному уничтожению как основной цели собственного творчества. Было там ещё много чего, но всё в конечном итоге сводилось к одному: сатанизм в своей самой деструктивной ипостаси есть единственно верный способ мировосприятия, в то время как христианство – религия рабов, слабаков и вообще неправильных людей.

Невозможно представить, какое влияние оказали эти речи на неокрепшую душу романтически настроенного подростка. Очень скоро моя комната стала заполняться пиратскими аудиокассетами, вкладыши которых были изрисованы пентаграммами и перевёрнутыми крестами, а лицо Глена Бентона, украшенное таким же крестом, выжженным посередине лба, была повешена на самое почётное место на испещрённой постерами стенке. Лидер Deicide вошёл в мою жизнь на правах кумира.

Много воды утекло с тех пор, много кумиров утекло с нею. Периодически наталкиваясь в прессе на материалы о группе, за которой я не следил уже многие годы, я с удивлением понимал, что Глен Бентон, похоже, за прошедшее время изменился куда меньше, чем я сам – всё те же потоки проклятий в адрес христианства и официального истеблишмента, радикализм и неповторимая безапелляционность, обычно свойственная людям куда более нежного возраста. И вот, наконец, настал момент, когда я получил возможность пообщаться тет-а-тет с человеком, который в своё время, сам того не подозревая, по-настоящему изменил мою жизнь. Непосредственным поводом для интервью стал выход нового альбома Deicide «The Stench Of Redemption», первого полноформатника группы, записанного без верных соратников Бентона гитаристов братьев Хоффман. Морально готовясь к разговору с одним из самых скандальных музыкантов экстремальной сцены, я заранее предвкушал обстоятельность, злобу и матерную сочность ответов. Перед глазами стояла картинка с альбома 1995 года «Once Upon The Cross» – Христос с выпущенными наружу внутренностями…

То, что получилось в результате, повергло меня сначала в шок, а потом в многочасовую тоску. Моему слуху (общение происходило по телефону) предстал человек, смертельно уставший, издёрганный и не испытывавший ни малейшего интереса к происходящему. То ли дело было в том, что интервью было назначено на 11 утра по времени Американского континента, то ли имели место другие, неизвестные мне причины, но ни музыка, ни религия в тот момент не волновали этого странного американца, столь брутального в прошлом. Потянет на разочарование года, подумал я, когда интервью закончилось.



Расскажи о новых гитаристах Deicide, Джеке Оуэне и Ральфе Сантолле. Какова была их роль в творческом процессе?

Они отвечали за сольные партии и гармонии. Получилось очень хорошо.

Принимали ли они участие в сочинении музыки?

Стив (Стив Эшейм, барабанщик, – В.З.) пишет музыку, я пишу тексты, а они создают соляки.

По-твоему, новый альбом идейно ближе к «Scars Of The Crucifix», или же к более ранним вещам типа «Legion»?


Несомненно, он ближе к ранним вещам.

Какой смысл ты вкладываешь в словосочетание «The Stench Of Redemption» («Вонь искупления»?)

Просто в один момент мы решили, что должны очистить себя с помощью записи нового альбома. Поэтому он и называется «The Stench Of Redemption».

Deicide всегда был тесно связан с сатанизмом. Ты исповедовал соответствующие идеалы в начале девяностых и продолжаешь делать это сейчас. Произошли ли в твоём мировосприятии какие-либо изменения за эти годы?

Чем старше, тем сознательнее я становлюсь, это касается всего. Я начал более интеллектуально подходить к тому, что делаю.

Ты всегда называл себя врагом христианства. На мой взгляд, в последнее время влияние этой религии на массы падает, в отличие, скажем от мусульманства. Что ты думаешь по поводу ислама?


Что я думаю по поводу ислама? Я редко об этом думаю. Если люди во что-то верят, это их личное дело, о’кей? Религия не должна использовать политическую мотивацию и другие вещи в этом духе. Религия – это личное, и пытаться силой навязать её другим людям – я против этого. Это касается любой веры.

Раньше вы часто становились объектами нападок со стороны религиозных организаций. Как с этим обстоят дела сейчас? У вас случаются какие-либо проблемы такого плана?


Нет, не особенно. Они стараются творить всякую фигню типа срыва концертов, но это всё так, несерьёзно.

С чем связаны такие перемены?

На самом деле подобная хрень происходит постоянно, иногда чаще, чем обычно, потом всё успокаивается. Во многом этот зависит от студийной работы – сейчас, когда мы записали новый альбом, они снова начнут всю эту бодягу, я уверен.

Какие страны вы планируете посетить в рамках будущего турне?

Мы начинаем 12 октября в США, затем едем в Австралию и Новую Зеландию, потом в Европу, а в феврале мы отыграем пять концертов в России.

Приходят ли тебе письма от русских фэнов?

Да, иногда.

Что ты знаешь о твоих российских поклонниках? Ждёшь ли ты чего-нибудь особенного от выступлений в нашей стране?

Я никогда не был в России, и я надеюсь, что ваша публика будет реально сумасшедшей.

Как ты относишься к блэк-металу?

Ну, вообще здесь я не особо в теме…

Что, ничего не слышал?

Да нет, я имею в виду, что некоторое из этого о’кей, но большая часть… Короче, сам понимаешь.

Согласен ли ты с мнением о том, что американский дэт сейчас переживает период подъёма? Много старых групп создают хорошие новые альбомы…

Да, да, так оно и есть…

Какие из последних альбомов классических американских дэт-банд понравились тебе больше всего?

Ох, я, правда, не в курсе, чувак, я не слежу за всеми этими делами. Несмотря на то, что я слушаю очень много разной тяжёлой музыки, всё свое время мне приходится тратить на Deicide и Vital Remains (дэт-проект, в котором Глен Бентон исполняет функции вокалиста – В.З.).

А новый альбом Slayer слышал?


Не целиком, так, частями.

Ну и как тебе?


Примерно то, что я и ожидал…

Поддерживаешь ли ты отношения с другими музыкантами из Флориды – Obituary, Cannibal Corpse и прочими?


Да, мы все друзья.

Часто пересекаетесь?


Вообще, сейчас я редко куда-то выбираюсь из-за занятости. Мне приходится постоянно работать, что-то создавать, всё время быть в теме.

Представь себе, что тебя выбрали президентом США. Что бы ты сделал в первую очередь?


Что бы я сделал в первую очередь? Я закрыл бы все американские военные базы по всему миру и вернул бы джи-ай (солдаты американского спецназа, – В.З.) домой.

Ты что, стал пацифистом?

Просто я хочу, чтобы мир стоял на собственных ногах.

Раньше ты был приверженцем здорового образа жизни. Занимаешься ли ты спортом сейчас? Уделяешь ли ты внимание физическому воспитанию сына?

Мой сын не имеет отношения к спорту, он играет на гитаре и всё такое. Я смотрю американский футбол и прочие вещи в таком духе.

Никакого бодибилдинга?

Нет, этим занимался Эрик Хоффман со своими стероидами и своим дерьмом. Дерьма больше нет. Раньше я тренировался для того, чтобы оставаться в форме, но сейчас мне в этом отношении вполне хватает моей работы.

Всё же, что произошло с братьями Хоффман?

В соглашение с «Earache» были внесены изменения, по которым всем стали платить столько, сколько они написали, так что если ты ничего не написал, то тебе ничего и не заплатят. Они сделали совсем мало – Брайан написал одну песню, Эрик - две. Им пришлось покинуть группу, так как они хотели получить деньги за те песни, которые сочинили я и Стив.

Ясно. А теперь не мог бы ты сказать, чем будешь заниматься. Когда тебе исполниться восемьдесят лет?

Когда мне исполнится восемьдесят лет? Не думаю, что доживу до такого возраста.

Ладно. Напоследок, пожелай что-нибудь российским фэнам Deicide.

Я с нетерпением жду даты приезда в Россию, мне очень хочется увидеть российских фэнов и сыграть для них как можно больше Deicide. Надеюсь, скоро встретимся.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: