Rock Oracle - ENDRAUM

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ROCK ORACLE №5 10/2006

Прошло уже целых пять лет с того достопамятного момента, когда столицу нашей Родины почтили своим визитом музыканты культового немецкого dark-wave проекта Endraum. Возможно, сейчас уже мало кто это помнит, но их выступление на готическом фестивале «Edge of the Night», приуроченном к празднованию славного праздника Halloween и происходившем в московском клубе «Точка» 4 ноября 2001 года, было, по сути, первым в России официальным концертом западной gothic-группы. Именно это мероприятие, оставившее у большинства на нем присутствовавших самые приятные воспоминания, стало тем поворотным моментом, начиная с которого визиты иностранных представителей «темной» сцены превратились в постоянное явление культурной жизни столицы.



Во многом благодаря этому знаменательному событию Endraum в России уважают и любят. Однако, несмотря на это и то, что ребята не раз сотрудничали с отечественными музыкантами, лишь малая часть их обширной дискографии удостоилась российского переиздания. И вот теперь у всех поклонников неповторимого творчества поэта и художника Хови-М и клавишника Романа Рютена появилась возможность пополнить свою коллекцию российским переизданием трех их классических работ – дебютного альбома «Zeitenlicht», последующего «In Flimmernder Nacht» и экспериментального «Innerlichkeit». Диски, выходящие этой осенью на лейбле «Shadowplay», имеют специальное «de luxe» оформление и дополнены эксклюзивными бонус-трэками. Впечатленные таким подарком, мы связались с группой и пообщались с одним из создателей концептуального волшебства под названием Endraum, а именно - Романом.

Стиль Endraum настолько уникален, что определить и охарактеризовать его как-то представляется очень сложным. Как бы ты сам описал стиль группы? Или, может быть, ты думаешь, что никакая классификация для музыкальной культуры вообще не нужна?

Когда Endraum впервые собрались (а это произошло около 1986 года), у нас была мысль создать что-то подобное театру, сочетание визуальных и музыкальных зарисовок. Основной идеей было создание такого эффекта, который передавал бы ощущение бесконечности места и времени. Чтобы это все было более реально, мы придумали некое место в конце времен, этакую «комнату» с множеством дверей. Как раньше, так и сейчас это означает, что все возможно, что наша жизнь безгранична. Нет осязаемых границ. Мы говорим: Endraum - это крик. Потребность в осязаемом желании и меланхолии… Мы как бы на волне, в ожидании: что случится дальше?

Мы знаем, что на творчество Endraum оказала очень большое влияние такая культовая группа, как Joy Division. Это правда? Что для вас значит британский пост-панк того времени? И были ли другие группы того периода, которые бы ты мог упомянуть в списке коллективов, повлиявших на вас?

Мы – люди «старой школы». По своим настроениям мы очень близки к так называемому пост-панку. Больше всего на наше становление повлияли как раз Joy Division, а также Weimar Gesang. Такие отсылки можно применить как к тому классическому периоду, так и к современности. Сегодняшнюю музыку трудно понимать и принимать, потому что ее стало слишком легко сочинять. Я бы сказал, что на данный момент нам очень нравится музыка Мэтью Богертса, Яна Тирсена, Корали Клемент, Джулиетт Греко и других. Но что касается энергии Joy Division, их трогательной музыки – конечно, она много для нас значит. В основном, конечно, привлекает та сила, мощь, с которой эта группа поддерживает в вас напряжение, и в то же время у них много мягкой и хрупкой музыки – сейчас такие вещи трудно отыскать. Мы сделали кавер-версию песни «Blue Monday» – первый, и, наверное, последний раз, когда мы прикоснулись к творчеству этой невероятной группы. Помимо Joy Division, есть и другие группы, повлиявшие на нас, например Siglo XX, многие коллективы, выпускающиеся на английском лейбле «4ad», а также, несомненно, Bauhaus, New Order, The Smiths.

Ваше творчество очень индивидуально. А как бы вы описали сам творческий процесс?

Наше творчество следует воспринимать как историю, в которой вам приходится осмыслить и исправить несоответствия между сном и реальностью. Это попытка ухватить нечто, не ощутимое физически. Мы стараемся выразить отчаяние и разочарование по поводу того, что моменты на грани мечты и реальности невозможно продлить, что они в конце концов заканчиваются.

За эти годы мы научились оглядываться назад, на прошлое группы. То, что мы делали раньше, должно было восприниматься как встреча сна и реальности, это относится также и к следующей главе нашей истории. Момент, когда пыль превращается в сон, а сон в пыль – это одна из центральных тем всех альбомов Endraum. Этот глубокий взгляд внутрь себя, который нужен для того, чтобы превратить видения в реальность, найти способ для нас обоих осуществить наяву наши мечты.

Еще важный момент - мы как бы шагнули в прошлое. «Traumstaub» (последний на данный момент альбом группы, – прим. ред.) – можно представить как путешествие из ближайшего будущего в наше прошлое.

Альбомы Endraum выходили на вашем собственном лейбле. Что ты думаешь о состоянии современной так называемой «темной» сцены? И какую роль в этом играют независимые лейблы? Могли бы они повлиять на развитие этой части музыкальной сцены?

Мы создали наш собственный лейбл («Weisser Herbst Produktion» – прим. ред.) в 1994 году. Это было сложно, но мы все же пытались сделать что-то уникальное. Что-то новое, что-то грустное… Вдруг появились всякие крупные лейблы, типа «Sony» – они были похожи на диких зверей, сжирающих все на своем пути. Но сейчас, думаю, пришло время для чего-то нового. То есть, например, сейчас многие независимые лейблы как бы создают свой собственный мир, новое пространство для музыкантов. Может быть, это займет какое-то время, ведь музыкальный рынок тоже меняется. В наше время компании обязательно работают с Интернетом, соответственно, у них совсем другие возможности, чем было у нас, например, на «Weisser Herbst» в 90-е. Мы же начинали с чистого листа: никакого продвижения, никаких вам быстрых компьютеров, никаких программ для нарезания дисков… Сейчас все совершенно иначе. У лейблов такие возможности, что они теперь могут быть по-настоящему независимыми, им не нужны покровители. Они сами себе покровители. Сейчас не важно продать, скажем, 3000 копий – сейчас важен сам факт продаж и донесения продукции до людей. Важно создать что-то свежее, новое.

Что ты думаешь о проблеме пиратства в России? Видишь ли ты какое-нибудь решение этой проблемы?

Эта проблема актуальна для всего мира, но, на мой взгляд, в этом как раз по большей части вина больших рекорд-лейблов. Они взвинчивают цены, пытаются подмять весь музыкальный рынок под себя и держать все под контролем – и деньги, и музыку, и самих музыкантов. Но они забывают об Интернете. На самом деле, я бы сказал, что пиратство - это проблема тех, у кого слишком много денег, а не независимой сцены. Маленькие лейблы все время находят пути продавать свою музыку и создавать новые и свежие имена. Вот и с наркотиками то же самое: если легализовать наркоту, количество преступлений на этой почве уменьшится. Нда, у меня слишком анархистское мнение на этот счет 

В общем, это ошибка всех крупных компаний. Они хотят захватить все до последнего уголка нашего мира, но в то же время они не заинтересованы в прогрессе и в самих музыкантах!

Мы знаем, что уникальное оформление альбомов – заслуга непосредственно Endraum, конкретнее – Хови. Есть ли кто-либо из мира дизайна, кто оказал на него влияние?

Рисунки Хови – это трехмерные изображения, основная же задача заключается в создании атмосферных ландшафтов и зрительного оформления звуков. Текст песни выхватывает один момент, объясняет его, делает реальным, практически осязаемым. Рисунок делает видимой мысль. Endraum – это некое видение, в котором слова, музыка и изображение сосуществуют как бы в параллельных пространствах. В большинстве случаев Хови начинает создавать картину еще до того, как у нас появляется музыка. Мы сначала обсуждаем общую идею альбома, а затем он уже завершает свою картину, внося туда некую конечную идею сочетания музыки и изображения. Так вот, переходя к вашему вопросу (смеется), мы очень тронуты работами, которые можно увидеть на ранних релизах компании 4ad, созданными «23 envelope», а также многими обложками «Factory Records». Но это только то, что произвело впечатление, запомнилось. Обложка - это лишь малая часть всей работы. Мы в любом случае старались создать нечто особое.

Знакомы ли вы с кем-нибудь из русских музыкантов, кроме Stillife?

Со Stillife получилась интересная история: мы впервые услышали их на фестивале «Edge of the night» в 2001 году в Москве, и сразу почувствовали некий родственный Endraum’у дух. Сейчас мы с ними в хороших отношениях, и на нашем новом альбоме вы сможете узнать о наших новых совместных «приключениях».

Endraum - одна из главных фигур на немецкой дарк-сцене. Как ты думаешь, сложно ли иностранным слушателям воспринимать вашу музыку? Или ваше творчество интернационально?

Это проблема, но проблема языка, а не визуального ряда, не чувств и эмоций. Возможно, большинству наших слушателей ближе как раз это пространство, которое мы создаем. Возможно, они находят способ открыть эти двери и увидеть ту же синюю комнату, которую видим мы… А синий цвет означает для нас возможность создавать что-то новое, двигаться вперед. Синий – это развитие, расширение. Он символизирует момент, предшествующий какому-то открытию. Это единственный цвет, в котором есть свечение, но который не ослепляет. Это цвет бесконечности. Это не черный и не белый, это что-то между грустью и счастьем.

Ты уверен, что ваши фэны, не знающие немецкого, понимают вас правильно?

Как я уже говорил, в большинстве случаев совершенно не главное – понимать все «правильно». Гораздо важнее – то, что ты чувствуешь при прослушивании определенной музыки. Есть ли в ней что-то, что тебя трогает до глубины души? А большая часть музыки – это именно способ излить эмоции. Я не могу говорить своим слушателям: ты понял меня неправильно! Пожалуйста, понимай нашу музыку правильно! Нам все-таки важнее впечатление, а не корректное понимание слов.

Как вам удалось создать настолько романтическую и гармоничную музыку в эпоху высоких технологий и аморального общества?


Во многом романтичность и гармония в нашем современном мире выступают как бы в противовес технологии, как сон выступает в противовес реальности. Из этой темы мы можем черпать вдохновение бесконечно. Мечтать – это значит искать лучшей жизни. В мечтах, во снах все становится проще, все возможно. Но мечта – это не способ уйти от реальности. Это одна из важнейших сторон нашей жизни. Это реальная сторона наших желаний. Ведь в мире снов все становится возможным, так что очень важно мечтать, осознавая при этом, что ты все равно реален. Это значит не признавать границ, избавиться от меланхолии и жить в гармонии с депрессией, принять свою темную сторону и сделать ее частью реальности. Так что самое главное, что надо понять для того, чтобы спокойно жить в этом новом, быстром, неправильном технологическом обществе – надо просто быть честным с самим собой, творить в собственном мире и быть уверенным в выбранном пути, не терять себя, не терять мечты.

Как ты представляешь себе вашего абстрактного фаната? Какими чертами он обязательно должен обладать?


Ой.. на самом деле странный вопрос… У нас есть свой Фан-клуб, и вместе с его «мозгом» Ивонн Воссе мы организовали несколько встреч с фанами, было весело… . Вообще ничего специфического для того, чтобы стать фанатом Endraum, не требуется. Надо лишь быть с собой честным. Откройте свое сердце, свою душу и добро пожаловать в наш мир!

Некоторые ваши релизы включают в себя ремиксы ваших композиций, сделанные другими исполнителями. Какими качествами должен обладать музыкант, чтобы сделать ремикс для Endraum? Вы выбираете группы сами, или вам предлагают сделать ремиксы?

Вообще мы сами выбираем эти группы. Большинство из них – это музыканты, которых мы знаем лично или с которыми мы уже работали. Это вопрос доверия, потому что мы не хотим, чтобы ремикс выставлял нас не такими, какие мы есть. Очень важно, чтобы человек, обрабатывающий песню, не отходил от ее духа и не разрушал своим вмешательством тонкий мир слов.

Какую музыку вы слушаете дома?


На данный момент мы с Хови слушаем очень много групп. По большей части это коллективы восьмидесятых. Нам нравятся Theatre of Hate, Durutti Column, Slowdrive, Red House Painters, Tindersticks, Lowlife…

Какие впечатления остались у вас от концерта в России? Хотел бы ты приехать еще раз?


Конечно! До Москвы было сложно добраться, но в то же время было очень интересно, а увидеть русских фанатов было вообще чудесно! Здорово встречать новых людей и понимать, насколько наше творчество для них важно.

Сложно ли вам найти свободное время для творчества? Ведь у тебя, например, двое детей!

У меня вообще-то три маленьких дочери: Клара – ей восемь, Паула – ей семь, и Ида – ей всего пять месяцев. У Хови есть дочь Лиза, ей тринадцать лет. И мы можем вам сказать: самый реальный креатив – это именно наши дети! :) Они держат нас на Земле, они дарят нам любовь, силу для того, чтобы дожить до завтрашнего дня, и в то же время они заставляют нас оглядываться назад… Ладно, чего уж там – найти свободное время сложно, но все-таки получается. Мы же в конце концов музыканты!

Что бы ты пожелал нашим читателям?


Воспринимайте нашу музыку как бесконечный поиск. Поиск реальности. Поиск мечты, которую можно превратить в реальность. Людям, которые любят нашу музыку и понимают, что мы хотим ею сказать, хочется пожелать плыть по волнам вперед и не тонуть.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: