Rock Oracle - ZERAPHINE

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №4 08/2007

zeraphine

После первого интервью, данного Свеном   Фридрихом (Sven Friedrich) нашему журналу, прошло уже больше двух лет — тогда группа только готовила к выпуску свой третий диск, «Blind Camera». С тех пор Zeraphine «подросли» — продолжали уверенно идти вперед, все больше абстрагируясь от своих «корней» Dreadful Shadows, выпуская альбом за альбомом и постоянно добавляя к своему звучанию что-то новое. Свен все так же удивительно доброжелателен, он продемонстрировал практически рекордную скорость ответов на наши вопросы: за пару дней все уже было готово. На этот раз предводитель немецких готик-рокеров рассказал нам о шизофрениках, инвалидных креслах, защите животных, своем сольном проекте и, конечно, о записи последнего альбома, оставив шлейф уже ставшего «фирменным» позитивного впечатления.

Что изменилось в жизни группы с выходом «Still»?

Ну, довольно много всего изменилось с тех пор, как мы основали собственный лейбл для этого релиза. Контракт с прежней компанией закончился, и нас не удовлетворяли предложения от крупных компаний, потому что все они хотели решать, какую музыку мы должны играть, как нам надо выглядеть и т.д. Итак, у нас теперь свой лейбл, но потребовалось много работы, и мы целиком были заняты около года, только работая над «Still». Положительным аспектом стало то, что у нас все было под контролем, мы могли сами принимать решения и делать свои ошибки, быстро реагировали, если что-то шло не так. В общем и целом это было хорошим решением, но мы не уверены, что сможем справиться с таким количеством работы снова.

Происходило ли что-нибудь смешное во время записи или съемки клипов? Судя по видео-нарезке на CD «Still», было несколько моментов…

О да, пока мы занимались видео, произошло много всего забавного. Все началось с погоды. Мы начали съемку рано утром, и пошел сильный дождь, так что нашему гримеру пришлось проделать много работы. Вся наша одежда промокла и было безумно холодно. Потом одна из камер перестала работать из-за влажности. Это было действительно странно, и мы чувствуем себя глупо от одного упоминания той сцены, где Марцеллус и Михаэль сажают меня в кресло-каталку. Тест-кадр был отличным, но перед первым дублем они забыли снять тормоза, и это вызывало приступы смеха всякий раз, как мы пытались снять эту сцену. Когда мы установили все для съемки уже внутри госпиталя, все тучи рассеялись и выглянуло солнце.

Почему вы решили использовать инвалидное кресло в клипе?

Действие происходит в странном госпитале. Мы снимали клип в старом берлинском госпитале, который сейчас пустует. Нам хотелось показать миры шизоидного сознания. Один — ненастоящий и темный, и другой — фантазию первого — ясный и выглядящий более «нормально». Кресло-каталка усугубляет состояние «пациента», которого доктора и все сотрудники госпиталя делают более сумасшедшим, чем он когда-либо был.



Стала ли ближе ваша музыка к звучанию Dreadful Shadows с выпуском «Still»?


Я, правда, не знаю. Некоторые говорят, что «Still» ближе к DS, чем все предыдущие альбомы. Думаю, это следующий шаг развития Zeraphine. Он и более чистый, и более грязный, и каждому инструменту отведено больше места, чем раньше. Мне нравится этот новый звук Zeraphine, и я полагаю, мы будем развивать его и пойдем с ним дальше.

Вам ближе эксперименты или традиции?

Определенно эксперименты. То, что я делал в прошлом, уже сделано, и я не вижу необходимости это повторять. Мне нравится экспериментировать со звуками, и я счастлив, если каждый альбом имеет свое собственное звучание, но ты все еще можешь чувствовать уникальный стиль группы. Однако все это происходит на подсознании в процессе написания песен и работы в студии. Мы не заставляем себя следовать одному направлению.

Часто ли ты играешь в клубах в качестве DJ? С какой музыкой ты имеешь дело?

Да, время от времени я диджействую в клубах, занимаясь всеми стилями альтернативной и dark-музыки — от электроники до готик-рока, индустриальной музыки и вещей от групп типа Placebo или Muse. Это та музыка, которую я люблю слушать дома.

Часто ли группа общается с фанами?

Да, мы стараемся это делать после каждого выступления. Поклонники должны немного подождать, пока мы выйдем, но потом мы подписываем диски и все такое прочее, болтаем о выступлении или о чем угодно еще. Нам это очень нравится, ведь это лучшая обратная связь, которая может быть.

Если бы у тебя была куча денег, как бы ты их потратил?

Я бы купил участок земли и построил там дом с великолепным видом. Если бы что-то из денег осталось, я отдал бы их на защиту животных (я уже этим занимаюсь), потому что я глубоко признателен людям, которые спасают животных от издевательств или выпускают их из лабораторий. После того, как моя собака (дворняга из Италии) умерла в этом году, я решил взять еще одну, на этот раз из Испании. Она попала на живодерню, потому что никто в Испании не брал ее, и была спасена оттуда. Теперь она здесь, мы оба очень счастливы. Но это всего лишь небольшой шаг.

Как ты относишься к новому течению «эмо»?

Вообще оно не совсем новое; оно пришло из восьмидесятых с группами типа Fugazi или Hüsker Dü, которые мне очень нравятся. Я не особо в теме «новой школы эмо», но слышал группы вроде Last Days Of April, и должен сказать, что они не плохи.

Что вы сейчас планируете?

В настоящий момент я работаю над альбомом своего сольного электронного проекта, который, надеюсь, увидит свет в этом году. Это бескомпромиссный альбом, где смешалось несколько электронных стилей. Мне он действительно нравится, хотелось бы верить, не только мне. Еще будут концерты Dreadful Shadows в этом году в Германии, сначала на фестивале «Amphi» в июле, потом несколько в октябре. Но это не воссоединение; нам просто хочется сыграть эти песни снова.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ:

Баннер