Rock Oracle - MOON FAR AWAY

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №4 07/2005

Это интервью будет особенно интересно тем, кто считает, что в географическом плане готика исчерпывается одной Западной Европой. Новый альбом отечественного коллектива Moon Far Away из Архангельска заставил весь мир обратить самое пристальное внимание на темную сцену нашей страны. Уже само название диска, «Беловодие», говорит об интересе музыкантов к традиционной культуре русского севера и песням поморов, издревле населявших архангелогородский край. При этом лидер группы, Count Ash, который, кстати, весьма тесно связан с ведущим российским готическим лейблом «Shadowplay», придает этим песням поистине уникальную эпическую атмосферу. Так или иначе Moon Far Away, стремящиеся лишь творить и лишенные тяги к коммерческому успеху, приобретают все большую популярность не только в России, но и за границей, где неоднократно проваливались многие англоязычные группы, изначально ориентировавшиеся на западный рынок. Count Ash дал подробные ответы на все интересующие нас вопросы.

«Беловодие» вышло одновременно на «Shadowplay» и на французском лейбле «Prikosnovenie». Насколько я понял, для двух этих версий использовались две разные обложки. Чем это продиктовано?

Во-первых, французское издание отличается от отечественного не только оформлением: там несколько иной порядок композиций, к тому же – на один трек меньше. Изначально планировалось, что французский диск выйдет в digi-pack-варианте, после некоторых раздумий мы решили отказаться на нем от буклета с русскими текстами песен, оставив его лишь в русском издании. Во-вторых, нами были отправлены на оба лейбла два одинаковых диска с фотографиями и прочими визуальными элементами, которые могли быть использованы в оформлении релизов. Мне было просто любопытно посмотреть, как дизайнеры обоих лейблов, Whisper с лейбла «Shadowplay» и Arno с «Prikosnovenie Records», известные своим совершенно четким и ярким почерком в оформлении дисков, справятся со своей задачей. То, что у них получилось в конце концов, меня более чем устроило, и подверглось с нашей стороны лишь самой незначительной корректировке. Во французском оформлении своя специфика, учитывающая восприятие подобной музыки западным слушателем, а в российском, которое мне, конечно, гораздо ближе, наиболее полно отражено то внутреннее послание, которое имеется у «Беловодия». Считаю, что русский вариант оформления альбома – вообще просто дизайнерский шедевр, в котором как нельзя лучше сочетается внешнее и внутреннее.

Пользуется ли «Беловодие» спросом за рубежом?

Мне не слишком легко отвечать на вопрос, который подразумевает похвалу самому себе, но те отзывы, которые мы получаем  на «Беловодие», и рецензии   в ведущих западных изданиях  говорят  о  том, что альбом  определенно имеет  успех  за рубежом.   Некоторые   готические    и  фолковые  журналы  уже  попросили нас       об  интервью,  композиции   с   диска             включены  в  несколько  компиляций,       возрос интерес к прежним альбомам    Moon Far Away. Автором одной из самых забавных,   в   формальном   плане,         рецензий на «Беловодие» стал знаток, исследователь и идеолог мировой  готической  культуры   Мик Мерсер.

Как обстоят дела с концертной деятельностью? Сколько концертов вы уже дали (планируете дать) в поддержку «Беловодия»?

На сегодняшний день состоялись презентации «Беловодия» в Москве, Петербурге и Архангельске. Для группы, которая не слишком много внимания уделяет концертным выступлениям, это, в общем, достаточно, хотя мы со вниманием относимся ко всякому предложению о концертах, особенно оттуда, где мы до этого никогда не играли. Каждый концерт для нас – своеобразный ритуал.

Какие инструменты вы использовали при записи альбома?

Основу нашей музыки составляют электронные инструменты, акустическая гитара – причем, с многочисленными наложениями – и, конечно, человеческие голоса.Мы также используем множество самых различных духовых – в основном это деревянные флейты из самых разных регионов мира, хотя сейчас, например, мы даже привлекаем для студийных сессий одного потрясающего трубача. В записи «Беловодия» также были использованы гусли, балалайка, трещотки – причем мы постарались избавить эти инструменты от привычной слуху сусальности, придать им настоящую эпическую мощь.Плюс несколько самодельных акустических инструментов, различная перкуссия, причем далеко не всегда собственно музыкального происхождения – например, камни, привезенные мной из различных путешествий, колокольчики и т.д. Одним словом, важно то, что получается в итоге, а не просто сумма составляющих. Использование современных инструментов и средств обработки звука обусловлено тем, что мы ни в коем случае не стремились к простой реконструкции древней культуры, а желали как бы воссоздать звуковой контекст, который эти песни могли бы иметь в иных измерениях бытия. Одним словом, сами песни остались нетронутыми, а те звуковые и мелодические гармонии, в которые они вплетены, полностью авторские.

В своей аннотации к альбому вы декларируете верность своим духовным корням. Не могли бы вы рассказать об этом поподробнее? Вы придерживаетесь старообрядчества?

Нет, мы не старообрядцы, хотя испытываем глубочайший интерес к этой части русской культуры. Мы вообще достаточно современные люди, имеем высшее образование, много путешествуем, пользуемся интернетом и прочими плодами цивилизации – в меру, конечно. Однако то ли по причине жизни в таком волшебном месте, как Русский Север, то ли по какой-то высшей предопределенности, мы испытываем глубочайший интерес к собственным корням и культуре собственного народа. И я считаю, что это более чем нормально – ненормальна была б как раз противоположная ситуация. То, что меня, как музыканта, интересует сегодня более всего – это различные формы нео-фолка, то есть преломление Традиции в современности, при котором происходит трансформация формы, но полностью сохраняется то глубочайшее содержание, вложенное в эти тексты и песни нашими предками. Именно на этом пути можно избежать «музеефикации» этой музыки, усилить некоторые ее смысловые акценты и обогатить ее новыми, возможно, просто потерянными когда-то красками.

Слова песен «Беловодия» – народные. Расскажите, как именно вы собирали эти песни, когда начали это делать.

Основу материала «Беловодия» составили песни, известные мне по работе с фольклорным театром, а также кое-что из того, что было собрано экспедициями по онежским деревням, в которых я принимал участие. Вообще, участие в подобных экспедициях – необычайно интересное дело, Русский Север остается меккой современных фольклористов, ведь именно здесь в самом чистом и целостном виде сохранилось глубинное народное искусство России. На территории Архангельской области не было ни крепостного права, ни монголо-татарского ига – именно поэтому настоящие поморы, например, даже матом не выражались, не говоря уже о сохранности песенных традиций. А песню «Не Вели Ветры» я впервые услышал на старой пластинке с записями поморского фольклора. К сожалению, живого исполнения этой песни мне застать не пришлось…

Русская традиционная культура представляется основным источником вашего творчества. Вы предпочитаете получать знание о ней из книг или из живого общения?  Что бы вы могли посоветовать нашим читателям, интересующимся этим предметом?

Думаю, нам просто повезло – мы имеем возможность проверять то, что написано в умных книжках, на собственном опыте, общаясь с живыми носителями этой культуры. В конце концов, иногда ваша собственная бабушка может рассказать нечто гораздо более самоценное, чем все то, что вы сможете найти в библиотеке или увидеть по телевизору! Очень многое дает участие в фольклорных фестивалях, где, с одной стороны, особо ценится именно приверженность Традиции, а с другой – становятся как никогда ясны и понятны те глубочайшие культурные и обрядовые параллели и связи, существующие даже у совсем не связанных между собой народов. Занимаясь тем, что можно условно обозначить как экспериментальная музыка, мы пытаемся реализовывать на этом поле те духовные ценности, от которых эта музыкальная культура по своему определению далека. Именно в этом мы видим одну из своих задач, и стараемся на этом пути использовать любую возможность.

В свое время вы сотрудничали с этнографическим театром «Славутница». Какое место занимает театр в жизни MoonFarAwayв наши дни?

Я сотрудничал с этим театром около пяти лет, поездил с ним по различным фестивалям, и до сих пор сохраняю об этом коллективе самые светлые воспоминания. Я уже давно не являюсь участником «Славутницы», однако до сих пор поддерживаю общение с этими людьми и даже иногда, по старой памяти, выступаю в составе коллектива. Например, этим летом я ездил с частью театра на фольклорный фестиваль в один из заповедных уголков Архангельской области, Устьяны, – мы посетили множество глухих северных деревень и получили настоящее удовольствие от общения с людьми.

Можете ли вы назвать себя традиционалистом? Как вы относитесь к классическому традиционализму (представленному, к примеру, трудами Рене Генона, Юлиуса Эволы, Мирче Элиаде и т.д.)?

В плане приверженности классическим ценностям русской культуры, религии и прочих традиционных сторон жизни, равно как и отрицанию разрушительных влияний извне, мы, безусловно, традиционалисты. Другое дело, что мы не ходим по улицам в домотканных одеждах и лаптях, и вообще не являемся сторонниками все больше набирающего обороты движения исторической реконструкции. Во всем этом много человеческой фантазии, которая иногда превращается в самый обычный бизнес. Даже в трудах перечисленных вами весьма достойных и уважаемых нами авторов также есть элемент интеллектуальной реконструкции, а вместе с этим – и неизменное идеализирование традиционного уклада жизни и менталитета. В любом случае, Традиция – явление неизмеримо более чистое и органичное для человека, чем жалкие и во многом преступные ценности современного мира с его формальными «свободой» винтика в огромной неумолимой машине, «равенством» урода и святого, большинства и кучки отщепенцев, и «братством» воюющих из-за нефти народов. Самым больным вопросом во всем этом остается то, насколько Традиция реально применима к сегодняшнему состоянию человечества.

Вы являетесь сторонником традиционных ценностей. Расскажите о вашем отношении к ключевым мировым процессам современности (глобализация, триумф потребительской идеологии и другие подобные явления)?

Считаю, что глобализация – процесс, напрямую связанный с грядущим завершением человеческой истории и приходом личности, с которой оно и будет связано. По-моему, всем давно понятно, что мы в нашей стране живем по искусственно навязанным нам чуждой культурой законам, правилам и обычаям – состояние, мало чем отличающееся от оккупации. Это касается и культуры потребления, и медиа-наркотиков, и прочих «сладких ядов», которые разрушают целостность человеческой личности, да и психическое здоровье. Наверное, каждый человек на определенном этапе своего развития должен сформулировать, что для него действительно важно. И творчество как возможность реального служения людям, так и в качестве шанса собственного соприкосновения с высшими ценностями, остается на этом пути одним из самых действенных средств реализации подлинной личной свободы.

Заняты ли сегодня музыканты Moon Far Away  в каких-нибудь сайд-проектах?

Нет, лишь иногда я сотрудничаю с некоторыми интересными и близкими мне музыкантами – например, записал партию гуслей для одного из треков московского ритуал / неофолк-проекта Wolfsblood.

Насколько сильно вы сейчас загружены? Много ли времени отнимает у вас работа на «Shadowplay»?

Я не являюсь «штатным» сотрудником «Shadowplay» хотя бы потому, что расстояние между Архангельском и Воронежем, где базируется лэйбл, достаточно велико. Тем не менее вот уже несколько лет как мы практически ежедневно общаемся с командой «Shadowplay». Нас объединяет как обычная человеческая дружба, так и множество общих проектов, один из которых – сборник русской дарк-сцены «Colours Of Black», над второй частью которого сейчас ведется активная работа, и с которого когда-то и началась история этого, практически уже культового, лейбла. Таким образом, меня, наверное, в определенном смысле можно назвать «привлеченным консультантом» «Shadowplay Records». Что касается работы внутри MFA – ее действительно немало, ведь хочется реализовать все, что задумано.

Расскажите о ближайших планах группы.

Уже в ноябре лэйблом «Shadowplay» будет переиздан первый альбом Moon Far Away«Lado World», причем это издание будет дополнено бонусным диском, содержащим семнадцать кавер-версий и ремиксов наших композиций от музыкантов из России, США, Бельгии, Франции и Италии. Версии песен MFA будут исполнены в самой различной стилистике – от дарк-фолка и нео-классик, до синти-гот и дэт-металла, а среди участников такие замечательные коллективы, как Theodor Bastard, Necro Stellar, Caprice, Chirleison, Lys и Hybryds. Я знаю, что специально для этого проекта некоторые американские и итальянские музыканты даже выучили русский язык! В ближайшее время будет допечатан тираж «Беловодия», так как пилотная его часть была распродана буквально за четыре месяца. Сегодня Moon Far Awayтакже работает над треками к ряду компиляций, а думаю, зимой мы серьезно приступим к новому альбому, весь материал которого давно написан.

Напоследок, выскажите ваши пожелания всем читателям «RockOracle».

Хочу пожелать всем вашим читателям не терять очень важной способности открывать что-то новое в жизни и музыке, особенно если это новое напрямую связано с культурой нашей великой страны и ее народа. Российская сцена сегодня – наверное, одно из самых интересных и плодотворных творческих пространств, в котором каждый ищущий и далекий от бездумного потребления человек может найти что-то для себя. Думаю, сегодня степень инспирации российских музыкантов высока как никогда, и именно здесь возможны самые интересные находки и открытия. Поэтому наша сцена достойна поддержки со стороны тех, для кого она, в первую очередь, и существует!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ:

Баннер