Rock Oracle - BRUNO KRAMM (DAS ICH)

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №3-4 12/2013



Красные рога спрятаны под шляпу, и теперь только по фирменной бороде в этом совершенно обычном на вид бюргере в строгом костюме можно узнать Бруно Крамма из культовой дарк-вейв-группы Das Ich. Грим он тоже почти не использует, да и на улице появляется все чаще днем – от ночного образа жизни пришлось отказаться в пользу частых телевизионных политических дебатов. В конце 2011 года в правительстве Германии решили вплотную заняться вопросом авторского права. Главным образом обсуждалось Международное торговое соглашение по борьбе с контрафакцией. Тогда-то Бруно Крамм и присоединился к Партии пиратов Германии. Пираты зрили в корень и понимали, что так называемая борьба с пиратством, на самом деле, дает властям карт-бланш на откровенный шпионаж и сбор личных данных обычных граждан. Свои публичные выступления музыкант стал посвящать таким темам, как цензура, свобода информации, финансовый кризис, наркотики и защита прав животных. 15 сентября 2012 года он возглавил баварское отделение партии, а через месяц стал главным кандидатом от партии на место в Бундестаге. Хотя от музыки Крамм не отрекается и обещает не только новые релизы, но и концерты, однако сегодня он больше обеспокоен выборами в Парламент, социальными проблемами и будущим своего ребенка.

С тех пор как я стал отцом, я решил всерьез заняться политикой. Раньше мои политические интересы ограничивались лишь моими личными интересами. Однако после рождения ребенка я осознал, что в обществе есть ряд вещей, которые необходимо изменить, чтобы у моего ребенка было счастливое и беззаботное будущее. Теперь я собираюсь представлять баварский филиал Партии пиратов в Бундестаге.

Музыку и политику
я стараюсь разделять, но это очевидно, что многие поклонники нашей группы слышат, что я говорю, и следят, в том числе, и за моей политической активностью. Играть музыку и участвовать в политических дебатах на телевидении совершенно разные вещи. Когда я играю с группой, многое инсценировано. Политика куда более сухая, здесь речь идет о реальности, здесь приходится выполнять совершенно иные задачи. Но думаю, после двух-трех лет активной политической деятельности я смогу привнести нечто из этого мира  и в нашу музыку.

Вопрос авторских прав очень важен для меня как для музыканта. Я могу только критически относиться к тому, что сейчас пытаются воплотить в жизнь представители музыкальной индустрии, музыкальные бизнесмены. На личном опыте я понял, что такое явление, как, например, файлшеринг привело не больше ни меньше к тому, что моя группа стала известна во всем мире, и лучший тому пример – Россия. Мы бы никогда не доехали с гастролями до самого Иркутска, если бы люди не копировали и не делились нашей музыкой в интернете. Искусство должно быть свободно доступно каждому.

Пираты покупают больше музыки, чем обычные потребители, это подтверждают результаты исследования ЕС. Те, кто раздают файлы в интернете, покупают больше продуктов, имеющих культурную ценность. В данном случае свободный доступ к такого рода продуктам в интернете помогает людям отсеивать то, что им может не понравиться. Всегда лучше сначала послушать и решить: нравится мне это или нет. Люди приходят на концерты групп, о которых узнали из Интернета, и покупают их диски. Крупным музыкальным фирмам стоило бы относиться к файлшерингу как к дешевому промоушену.

Скачивание – это проблема, в первую очередь, для крупных звукозаписывающих компаний. Многие группы, а особенно те, что несильно раскручены, очень радуются, когда набирают популярность благодаря файлшерингу. Не стоит путать понятия файлшеринг и файлхостинг. Во втором случае люди не просто выкладывают чужие труды в интернет, но зарабатывают на их распространении, не делясь при этом с авторами. Такой род деятельности и мы критикуем.

Лейблы и промоушн – не обязательно исключать из цепи эти звенья. У меня тоже есть промоутер, и это здорово, но это не имеет никакого отношения к распространению музыки через интернет. Дело в том, что объем производимой музыки сильно увеличился, а времени на ее прослушивание у потребителей остается не так много. Логично, что в этом случае некоторые вещи продаются хуже, однако главный момент заключается в том, что успешные музыканты продаются не хуже, чем раньше, и прекрасно могут жить на доходы от музыки. Для менее известных музыкантов плюс файлшеринга в том, что о них могут узнать во всем мире. Так что файлшеринг – это не проблема, а реальность!

Предотвратить распространение данных в интернете можно только сканируя все личные данные пользователей и отслеживая, что они заливают только разрешенный контент. Думаю, этого не хочет ни один музыкант.

Свобода в цифровом сообществе сейчас крайне важна. И, я уверен, даже в России есть много музыкантов, которые это понимают. А сейчас появилась угроза, что эта свобода будет все больше и больше ограничена.

Цифровые продажи растут, и нам пора начать это использовать. Музыкальная индустрия слишком зациклилась на физических носителях в то время, как, возможно, людям они больше не нужны. В Германии, несмотря на файлшеринг, цифровые продажи за последний год выросли на 38% процентов.

Понятие личной собственности изменилось в эпоху интернета. Раньше ты делился своим собственным, личным CD с десятком друзей. Сегодня у нас по несколько сотен друзей. Это главное отличие цифрового века.

Насколько нам важно искусство? Таким вопросом нам стоит задаться сегодня. И если искусство нам важно, то как мы можем его оценить? Речь идет не столько об авторских правах, сколько о сообразной политике культуры. В Германии в год выделяется почти полтора миллиарда евро на культурное развитие – ровно на столько повысился бюджет Бундесвера в этом году. При этом из этих денег лишь 130 миллионов евро пошли на поддержание живущих артистов, а больше миллиарда перечислили мертвым художникам, т.е. на музеи и т.д. Логично задать вопрос: как в министерстве культуры понимают слово «культура»?

Мы должны, наконец, отойти от старой модели, когда музыканты живут за счет продаж дисков, и подумать, как наладить продажу файлов. А если и в этом случае не получается в достаточной мере обеспечивать музыкантов, то мы должны подумать, какое место музыка занимает в нашем обществе. Нам нужно повышать интерес к культуре. Наше правительство выкинуло 800 миллионов евро на проклятые беспилотные самолеты, которые едва ли летают, так же бездарно были потрачены на оборону еще примерно два миллиарда евро. То же самое и в других областях. И теперь оказывается, что главная-то проблема не в соблюдении авторских прав, а в нашей оценке культуры.

Германское авторское общество GEMA – именно это сообщество мешает продвижению наших идей, новых идей в области защиты авторских прав. Это общество имеет такую сильную поддержку в Парламенте, в том числе и среди относительно молодых продвинутых партий – вроде партии «Зеленых», что оно имеет возможность влиять на законодательство.

Нам стоило бы прекратить безмерно потреблять и поглощать. «Делиться» сейчас означает «иметь». Уже сегодня стало очевидным, что ресурсов нашей планеты не хватит на наши запросы. Пора сменить количественный подход на качественный. Мы должны скооперироваться, подойти к вопросу потребления коллективно. Например, появилась новая тенденция «car-sharing» – я не езжу на машине каждый день, так почему бы мне не отдать ее другому человеку на время, пока она мне не нужна?

Такие идеи коллективного качественного потребления приведут к положительным результатам для всего общества и будут вознаграждены со временем. Мы уже стоим на пороге нового века. 3D-принтеры позволят каждому иметь практически все что угодно. В этом смысле исчезнет понятие собственности, и встанет вопрос об использовании общих ресурсов. Именно эта идея и кроется в английском девизе «sharing is caring» – «делиться значит иметь».

Наш лейбл возобновил работу, и уже с сентября начали выходить новые релизы, среди которых сольные работы Моники Ричардс и Уильяма Фейта из Faith & the Muse, а также переиздание Das Ich и многое другое.

 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ:

Баннер