Rock Oracle - KLANGSTABIL: не обязательно всегда выбирать самую дорогую аппаратуру

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №3-4 12/2013



Klangstabil
– без преувеличения одно из самых оригинальных явлений на темной электронной сцене. Немецкий дуэт поражает своих слушателей уникальным звучанием: пронзительными вибрациями, шумовыми эффектами и экспрессивным искаженным вокалом с нерифмованной лирикой, которая иногда кажется чистым экспромтом или и вовсе неконтролируемым потоком сознания. Однако, на первый взгляд, жесткие механические конструкции перегруженных композиций при внимательном рассмотрении открывают другую свою сторону – совершенно нежную и беззащитную. В этом противодействии и игре на контрастах, наверное, и состоит основная суть творчества проекта. Осенью этого года у Klangstabil  вышел новый альбом «Shadowboy», а с «RockOracle» пообщались его создатели – исследователи мира материи и мира эмоций Борис Мэй и Маурицио Бланко.

Как началась ваша совместная работа в рамках Klangstabil? Кода вы почувствовали, что находитесь на правильном пути?

Нас познакомил наш общий друг в 1994 году. Мы заметили, что играть на электронных устройствах гораздо интереснее, и мы быстро отошли от тех представлений о музыке, которые у нас сложились к этому времени. Наша первая пластинка была чистым экспериментом, мы даже не мечтали, что она кого-нибудь заинтересует. Но в результате слушателям понравилось, что мы попробовали что-то новое, в то же время это был путь, по которому мы хотели пойти и дальше.

Думали ли вы когда-нибудь о популярности?

Быть популярным – значит быть узнаваемым и слушаемым. Мы что-то отдаем, и люди отдают нам что-то в ответ. Думаю, что вначале у нас не было планов собрать вокруг себя определенную публику. Но сегодня это важная часть нас, так как в течение этих лет у нас появилось и много новых друзей.

Это правда, что для некоторых ваших композиций вы не пишете тексты заранее, а просто экспериментируете с лирикой в студии? Как появилась лирика для таких своеобразных композиций, как «Kill All Lifeforms» и «Twisted Words»?

Каждый раз текст пишется по-разному. Иногда сначала появляется текст, потому что мы хотим написать песню на конкретную тему. Иногда настроение песни рождается из какой-нибудь гармонии или лупа. «Kill All Lifeforms» и «Twisted Words», как и многие другие наши треки, были написаны во время прогулок по городу Ройтинген. Можно сделать кучу открытий, если гулять по городу, который ты знаешь с детства, но так и не узнал его до конца. Мы берем слова, которые приходят нам в голову, соединяем их с картинками, и так рождается строчка или рифма.

Ваши композиции настолько эмоционально наполнены, что мне кажется, что их довольно сложно исполнять живьем – это, должно быть, очень непросто каждый раз пропускать через себя все эти эмоции и отдавать их в зал?

Эмоции всегда исходят изнутри, но никогда одинаково. Поэтому одну и ту же песню мы можем сыграть спокойно или энергично, в зависимости от того, как мы себя чувствуем в данный момент. Все, описанное в наших песнях, мы пережили сами, мы ничего не интерпретируем, но перерабатываем. И если какая-то ситуация переработана, то мы можем и не включить песню в наш следующий сет-лист.

Отсюда возникает следующий вопрос, возможен ли в принципе большой концертный тур Klangstabil, в течение которого вы будете каждый день подыматься на сцену и исполнять вещи вроде «Twisted Words», «Math and Emotions» и «Vertraut»?  


Такого мы определенно не можем себе представить, за исключением такого случая, когда нам будет необходимо ежедневно переживать одно и то же. Но однажды можно превратиться в музыкальный аппарат, участвующий в мюзикле, который дают два раза в день, тогда достоверность и чувства останутся снаружи.

Композиция «Gridami» очень сильно контрастирует с остальным вашим творчеством. Чем был вдохновлен такой непривычно мягкий трек? Множество моих знакомых далеких от мира экстремальной электроники в целом и вашего творчества в частности просто влюбились в него. 

Борис: Эта песня написана на итальянском языке. Маурицио итальянец по отцовской линии, он вырос с этим языком. Этот язык предлагает совершенно другие возможности, чем английский и немецкий. Итальянский гораздо более музыкальный и в тоже время брутальный. «Gridami» – это часть альбома «Math and Emotion», в этой песне описывается зависимость мужчины от его женщины. На этом альбоме мы затронули тему шахмат:  рассказали о том, каково это – быть всего лишь шахматной фигурой. Ты принимаешь это до тех пор, пока не проигрываешь.

Кстати, откуда взялась эта шахматная тема?

Маурицио: Борис как-то заметил, что ему стало лень думать. Он решил что-то с этим сделать и начал проигрывать в голове шахматные партии. Вскоре он заметил, что шахматы затрагивают не только рациональную часть нашего сознания, но и эмоции, которые, конечно, оказываются подавленными, так как нельзя выдать свое возбуждение перед соперником. Так мы взглянули на шахматы с абсолютно другого ракурса. Чтобы разъяснить взаимодействие эмоций и рационального мышления, мы провели небольшой шахматный турнир. И таким образом мы получили возможность, наблюдать за участниками разных возрастов во время игры. А название «Math and Emotion» может также означать и музыку, которая тоже является слиянием математического порядка и эмоций.

Расскажите о видео на композицию «Shadowboy – the Awakening». Там можно увидеть много известных в электронном андеграунде людей. 




Всего в видео приняло участие двести человек. Видео было снято на фестивале «Maschinenfest» в 2010 году. «Shadowboy» был тогда в начальной стадии, и это было экспериментом. Тогда мы еще не могли сказать, что из этого выйдет. Большинство людей, которые заранее заявили о своем участии, мы знали только визуально, но были среди них и наши давние друзья. Это видео задумывалось как лицо для проекта «Shadowboy». Каждый участник, так сказать, и есть – Shadowboy, ну, или, по крайней мере, часть «Shadowboy» есть у него внутри. Это те люди, с которыми Klangstabil ощущает связь.

В песне поется об угрожающей жизни ситуации, из которой человеку удается сбежать, чтобы выжить и найти свое счастье. Человек создает противовес этой ситуации, чтобы восстановить баланс. Когда кто-то что-то разрушает, я это снова построю. Из одного перебора рождается другой перебор.

Сколько времени заняла работа над новым альбомом? Что вы можете сказать о нем?

Альбом записывался одновременно с работой над детской книжкой – и на то и на другое потребовалось много времени. Мы работали над этим последние четыре года. В альбоме есть много новых и личных взглядов, которые развились у нас в последнее время. Много внимания было уделено тому, что мы стали чувствительнее реагировать на влияния извне, мы больше не можем принимать все и пытаемся найти какое-то решение. Что приводит к тому, что мы пытаемся защититься и пройти эволюцию в рамках нашей собственной жизни.



Вместе с альбомом выйдет книга. О чем она?

Это история мальчика, который два года рос в лесу вдали от людей. Он не знает, как он туда попал и кем или чем он собственно является. Его находят дети из близлежащего городка. В книге рассказывается о том, как дети могут сдружиться без страха и предубеждений. Для детей лес – это свобода и приключения. Альбом и книга – это два элемента, объединенные названием и концепцией. Хотя оба элемента могут быть и самостоятельными.

Как вы определяете для себя, что трек полностью закончен? Как вообще проходят ваши студийные сессии?

Маурицио: Очень сложно решить, что трек уже готов. Необходимо услышать мнение другого человека, которому доверяешь. То же самое касается и мастеринга, после которого готовый трек может зазвучать иначе. Иногда приходится принять трек таким, какой он есть. Во время записи вокала для этого альбома мы многому научились. Очень важно найти правильный микрофон для определенного голоса и песни. Зачастую динамический микрофон, в который ты просто ревешь, может оказаться лучшим решением. Не обязательно всегда выбирать самую дорогую аппаратуру. Не менее важно при записи вокала работать вдвоем, тогда человек лучше концентрируется на работе с голосом и не отвлекается на записывающую технику.

Борис: Мне не очень нравится записывать вокал, это отнимает много энергии. Уже через два часа работы можно упасть без сил.

Вы оба до сих пор фанатеете от Kraftwerk? 

Борис: Конечно, Kraftwerk всегда были для нас великими музыкантами и вдохновителями. Нам уже давно удалось посмотреть их живьем, но и DVD мы тоже смотрели. Во время одного фестиваля я встретился в отеле с бывшим участником группы Карлом Бартосом и поздравил его с днем рождения. Но для меня Kraftwerk – это, в первую очередь, Ральф и Флориан.

Расскажите о релизе «Vertraut». Я знаю, что для одного из вас это очень важный трек. Мне кажется, это не так-то просто решиться использовать для записи трека фрагменты собственных бесед с психотерапевтом… Что вы чувствовали, когда работали над ним?

Маурицио: Песня «Vertraut» вошла на уже изданный альбом «Kopfmusik». Борису было 25 лет, он хотел больше узнать о себе с помощью психотерапевта и записи. Прежде всего это касалось его девушки Анке, которая его бросила. Главным вопросом было, почему я такой человек, который ищет близости с человеком, который мне ничего не дает и ничего от меня не хочет? Почему его так сложно отпустить? Положить это на музыку сначала было просто пробой, но с первых же нот у нас по коже побежали мурашки.



Так родилась идея лирики в виде прямой речи. Как-то получилось, что музыка стала дополнением к этим записям и вытащила на свет очень интимную ситуацию. Слишком интимную для всего альбома, поэтому мы решили не выпускать это в таком виде. Лишь спустя многие годы Даниэль Майер заговорил с нами о ремиксе на эту песню. И мы решили выпустить EP с другими слоями записей времен альбома «Kopfmusik». А работа Даниэля нам очень понравилась.

Вы записываете музыку в собственной студии? Работаете ли вы над записями для других артистов?

В данный момент у нас нет студии в конкретном месте, многое находится у нас дома. А когда надо записаться, друзья предоставляют нам много возможностей. В данный момент мы занимаемся только нашим проектом. Раньше мы делали ремиксы для других групп, но это занимает много времени, поэтому мы почти всем отказываем. Мы также получаем запросы от других групп на полное продюсирование целого альбома, но это не наше. Если мы возьмемся за это, то группы будут всегда звучать как Klangstabil.

Мне кажется, что ваша музыка вполне способна заставить плакать. Заставляет ли она плакать вас самих? И заставляла ли вас когда-либо плакать чужая музыка, если да, то какая?

Борис: Я плачу, когда слушаю «Fast Car» Трэйси Чапман. Конечно, мы можем заплакать и от собственной и от чужой музыки. Но можно расплакаться и от воспоминаний или при наблюдении чего-то. Это такая же нормальная реакция, как и смех.

За последнее время вы делали для cебя какие-то музыкальные открытия?

Здесь в Ройтингене, к нашей радости, появляется много всего интересного.

Так получилось, что вы стали частью всей этой ритм-н-нойз тусовки, выступаете на тематических фестивалях. Ощущаете ли вы себя частью этой семьи или не очень?

Мы не чувствуем себя привязанными к определенной сцене.

В каком состоянии на ваш взгляд находится современная электронная музыка?

С новой техникой и программами появляется много нового звука, мне это весьма интересно. Но, прежде всего, я замечаю, что многие группы и музыканты постоянно создают одно и то же звучание, у многих нет никакого развития.

Если не секрет, имеете ли вы какие-то профессии вне музыки?

Борис: Я работаю в кинематографе.

Как вам понравилось в России, когда вы были здесь с концертом?

Мы хотим вернуться!

Спасибо за интервью!

Спасибо и тебе, до скорого!

 

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ:

Баннер