Rock Oracle - ASSEMBLAGE 23

ROCK ORACLE №3/4 2013


СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Баннер
ROCK ORACLE №2 05/2010

assemblage 23 futurepop synthpop ebm

Том Шир начал более-менее серьезно заниматься музыкой в конце восьмидесятых, но первый альбом его проекта Assemblage 23 был выпущен в 1999 году. Медленно, но верно этот полный вдохновения и идей американец прокладывал себе путь к успеху на электро-индустриальной сцене. Стрелка жизненного компаса указала ему единственное верное направление движения и привела в число ведущих артистов жанра. А недавно вышедший альбом «Compass» снова привел Тома в Россию, где нам удалось поболтать с ним незадолго до его выхода на сцену московского клуба «Точка».

Расскажи о значении слова «компас» в названии твоего нового альбома.

Выбирая название, я думал о том, что каждый человек выбирает направление в своей жизни, что каждый из нас постоянно выбирает, куда двигаться дальше. Когда я только начал работу над альбомом, я задумался над тем, что, чем я старше, тем у меня появляется больше уверенности в себе, больше опыта и больше направлений, куда бы я мог пойти.

А что является твоим компасом?

Мой компас — музыка. Представления не имею, смог бы я еще чем-нибудь заниматься так долго, как музыкой, она имеет огромное влияние на мою жизнь. Вот сейчас я сижу здесь с тобой в Москве в морозный февральский день, и я не знаю, было бы это все реально, если бы не мое творчество, смог бы я путешествовать по миру, встречаться со столькими интересными людьми. Музыка — это все для меня.

На «Meta» ты использовал бас-гитару и экспериментировал с вокалом. А что нового ты сделал на этом альбоме?

Мне кажется, «Compass» больше всего отличается от моих предыдущих работ. Есть вещи, которые остаются неизменными. Главным образом, в лирике я стараюсь затрагивать те аспекты жизни, которые меня волнуют, или те, в которые я верю, кроме того, лирика должна быть эмоциональной, но не провокационной, а мелодии мягкими и танцевальными. Это три важных составляющих моей музыки, но есть много разных способов достичь их. «Meta» получился, так сказать, перевалочным пунктом. Я уже тогда хотел попробовать что-то новое. Но, работая над «Compass», я решил, что не буду волноваться о реакции публики, или о том, что получится что-то совсем новое, другое.

Я использовал много новой техники при работе над этим альбомом. Также я много экспериментировал с вокалом. И впервые я позволил оставить песни такими, какими они получились изначально, из-за этого альбом стал естественным. Должен сказать, что на этот раз работа принесла мне много радости. И, как ни удивительно, пластинка получила много положительных отзывов.

А бывает так, что что-то не удается?

Как правило, я еще на ранней стадии замечаю, что задуманный эксперимент не даст хорошего результата, так что мне не приходится тратить время в студии на то, что в итоге получится неудовлетворительным. Изначально у меня есть десятки идей. Со временем некоторые из них отпадают, тогда я возвращаюсь в начало и рассматриваю те, что все еще годятся. Иногда получается так, что я записываю что-то, и вроде это получилось неплохо, но спустя неделю я просто недоумеваю: «Что это? О чем я только думал?» Это научило меня испытывать мои идеи временем и рассматривать их максимально объективно. Но я никогда не выкидываю материал. Я совершенствуюсь, и, возможно, то, что сегодня мне не удалось, обретет новую жизнь спустя годы.

Твоя песня «Impermanence» попала на сборник «Electronic Savior». Расскажи об этом.

История создания этого сборника уходит корнями в то время, когда моему знакомому продюсеру из Питсбурга Джиму Семонику поставили диагноз «рак». Его отец и дед умерли от рака, но Джим столкнулся с этой проблемой гораздо раньше, чем его родственники. К счастью, он справился с болезнью, и сейчас он абсолютно здоров. Но ему пришлось пройти ряд серьезных хирургических вмешательств и курс химиотерапии. Пережить все это ему помогли некоторые организации, и он хотел отблагодарить их, создав благотворительный фонд посредством такого сборника. Джим попросил своих старых друзей отдать свои треки ради этого, и, конечно же, мы согласились. Я очень переживал за Джима. Я все время думаю, что это может случиться с каждым из нас, поэтому я ни минуты не размышлял, отдать ли свой трек.

assemblage 23 compass album

Почему ты решил отдать именно эту песню?

Песня «Impermanence» была вдохновлена происходившими тогда событиями. Моя жена потеряла работу, разразился финансовый кризис, и люди в США просто перестали покупать что-либо. Доходы упали. Мы были в ужасе от сложившейся ситуации, я понятия не имел, как я смогу элементарно оплатить счета. В то же время Джим боролся с раком. «Impermanence» рассказывает о том, как сохранить ясный рассудок, как продолжать свой путь, когда впереди одна тьма. Я не могу говорить за Джима, но я знаю по себе — иногда надо, чтобы прошло немного времени. Я не буду думать сейчас о том, что я не могу заплатить за квартиру, я просто хорошо проведу вечер со своей женой. Мне кажется, Джим придерживается такой же тактики. Забыть на время о раке или химиотерапии гораздо сложнее, чем о счетах. Но постоянно думать о своем плачевном состоянии тоже невозможно, однажды это просто захлестнет тебя. «Impermanence» — песня о том, что иногда надо отвлечься от ужаса реальности.

Ты уже не в первый раз отправляешься в тур по России. Расскажи о своих путешествиях по нашей стране. Удалось ли тебе познакомиться с нашей культурой?

Тур — это очень забавный способ познакомиться с культурой страны. Чаще всего увидеть окрестности удается лишь из окна самолета. Но для меня важнее всего встречи с поклонниками. Можно сколько угодно показывать достопримечательности, рассказывать историю, но важнее всего всегда будут сами люди. Мне очень нравится выступать в России, здесь никогда не бывает плохой аудитории. Пару дней назад мы выступали в Волгограде... Господи, они просто сумасшедшие! Конечно, мне хотелось бы погулять по городам, осмотреть достопримечательности, но моя любимая часть туров — общение с людьми. И чем больше я посещаю городов, чем больше людей встречаю, тем больше я понимаю, как много у нас общего, несмотря на разные истории, политические устройства и прочее.

Тебе повезло увидеть настоящую русскую зиму. Как тебе погодка?

(смеется) Ну, вообще-то ничего смешного. Прошлой ночью мы играли в Ростове-на-Дону и после концерта должны были лететь в Москву, а все рейсы отменили. Мы были вынуждены остаться в аэропорту и ждать рейса. Мы не спали почти сутки. Но все-таки нашелся один рейс, благодаря этому нам удалось поспать пару часов. Но, если честно, мне нравится снежная погода. Там, где я сейчас живу, снега не бывает, и мне иногда очень не хватает зимы.

Для русских очень забавно то, что достаточно в Европе или некоторых штатах США выпасть снегу, как жизнь останавливается…

Я вырос в Нью-Хэмпшире, там всегда снежные зимы. В колледж я ходил в Нью-Йорке, там тоже снега хватало. Так что для меня нет ничего удивительного, зимой должен идти снег. Сейчас я живу в Сиэтле, где зимы почти не бывает. Но если вдруг пойдет снег, город просто сходит с ума, горожане понятия не имеют, чем им заняться. Люди выходят на улицу, и вид у них такой, как будто случился Апокалипсис. С одной стороны, это забавно, а с другой я начинаю беситься: «Да что с вами не так, это же всего лишь снег!»

Вернемся к твоему творчеству. Расскажи о том, как ты попал на «Accession Records»?

До того, как я был подписан на американском лейбле «Metropolis», я сотрудничал с канадским лейблом «Gashed!», который больше не существует. Они-то и посоветовали мне «подписаться» на «Accession». Мы с Адрианом Хэйтсом (основатель группы Diary of Dreams и босс лейбла «Accession Records», — прим. ред.) сработались, и после того, как я ушел с «Gashed!», мы продолжили наше сотрудничество. С ним работать очень-очень-очень приятно. В последнее время он здорово меня поддержал и помог выйти из затруднительного положения.

А тебе нравится его творчество?

Ну... да... Это немного готическая музыка. Если честно, сейчас я нечасто слушаю такую музыку. Знаешь, когда я в туре, каждый день даю концерты, это последнее, что мне хотелось бы послушать перед сном! (смеется) Но он очень талантливый, и мне кажется, что его группа Diary Оf Dreams движется в верном направлении.

Сегодня ты выступаешь на одной сцене с Mesh. Чего ты ожидаешь от их выступления?

Я очень жду выступления Mesh. Мы дружим уже много лет, с ними очень прикольно. Бывает, что приходится работать с людьми, из-за которых у тебя вечно куча проблем, но это точно не про них! Я считаю, что они очень хороши! Это такое удовольствие — выступать для своих поклонников, но когда ты даешь концерт со своими друзьями — это двойное удовольствие.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ROCK ORACLE ONLINE:


ПОИСК НА САЙТЕ: